Цифровая заря Камбоджи. Возможности для ЕАЭС.

_ Юрий Кофнер, заведующий Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, аналитик Центра ОЭСР-ВШЭ. Москва, 9 августа 2018 г.

В мае 2016 года Премьер-министр Камбоджи Хун Сен и Председатель Коллеги ЕЭК Тигран Саркисян подписали Меморандум о взаимопонимании между ЕЭК и правительством Королевства Камбоджа. По итогам консультаций и переговоров стороны могут выйти на соглашение о «зоне свободной торговле +», т.е. предполагающее не только взаимное снижение тарифных барьеров, но также сотрудничество в других сферах, таких как, техническое регулирование, сектор услуг, промышленная кооперация и цифровая повестка.

Два года спустя, в мае 2018 года, было принято решение по созданию экспертной подгруппы по вопросам сотрудничества в области цифровой трансформации экономики.

Камбоджа с 1999 года является государством-членом АСЕАН, с которым Россия и ЕАЭС тоже планируют выйти на подписание соглашения о зоне свободной торговли. Скорее всего, это может произойти через 6-7 лет и выглядеть как объединение планируемых соглашений о ЗСТ или о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС с отдельными странами АСЕАН (Вьетнам, Сингапур, Камбоджа, и т.д.) в единое соглашение о многосторонней «ЗСТ +»

Согласно заявлению Министерства почты и коммуникаций Камбоджи, сделанного в марте 2018 года, страна планирует стать цифровой экономикой к 2023 году. В настоящее время уровень цифровизации королевства можно охарактеризовать транзитным, но быстро растущим.

В 2017 году цифровой потенциал страны выглядел следующим образом:

  • Из общей численности населения в 16.2 млн человек, только половина имела стационарный доступ к интернету (8.5 млн человек). Рост по сравнению с предыдущим годом составил 6% (500 000 новых пользователей).
  • 5 млн человек имели мобильный интернет (66% всего населения), что представляет собой рост на одну треть по сравнению с предыдущим годом.
  • От 4.4 до 4.9 млн пользователей социальных сетей.
  • Среднегодовые темпы роста ВВП составляют 7%.
  • Общая стоимость IT-индустрии оценивается в 800 млн долларов США.

Министерство почты и коммуникаций планирует к 2020 году покрыть населенные пункты высокоскоростным интернетом полностью и сельских районов до 70%.

Камбоджа остается одной из беднейших стран Азии, и долгосрочное экономическое развитие остается сложной задачей, препятствуемой распространённой коррупцией, низким качеством рабочей силы, высоким уровнем неравенства в доходах. Несмотря на это, в последние годы королевство имело стабильно высокие темпы роста ВВП (ок. 7% ежегодно). По данным Азиатского банка развития (АБР), доля населения, живущего в бедности, в 2016 году снизилась до 13,5%.

Единой концепции или стратегии по цифровизации экономики у Камбоджи еще нет. В целях ее выработки Министерство коммерции Камбоджи в мае 2018 года пригласил экспертов и предпринимателей королевства на деловой форум для обсуждения ее предварительной концепции и дальнейших шагов.

К основным вызовам, сдерживающим скорость переход к цифровой экономики, относятся слабый уровень инфраструктурно-технической оснащенности страны, большая доля низкоквалифицированной рабочей силы и в целом низкий уровень образования.

Электронная коммерция находится в зачаточной фазе. Камбоджа все еще находится на стадии разработки закона, регулирующего сектор электронной торговли. Только в 2017 году в стране появилась первая электронная платформа по безналичному расчету. Год раньше в стране была создана первая платформа по краудфандингу.

В отличие от Сингапура, Камбоджу можно рассматривать как «страну-ученика» в области цифровизации экономики, что может соответствующим образом повилять на характер сотрудничества в данной сфере между ЕАЭС и Камбоджой. В данной конфигурации, государства-члены ЕАЭС могли бы поделиться своим опытом в части наднациональной и  национальных повесток цифровизации. IT-индустрия стран-участниц ЕАЭС могла бы найти ниши на камбоджийском рынке для продажи своих цифровых услуг. В этой связи, включение направлений сотрудничества в области цифровизации экономики в потенциальное «Соглашение о ЗСТ+» между ЕАЭС и Камбоджой представляется крайне актуальным.

ИТ-сектор Камбоджи в ближайшие годы ожидает стабильно высокий рост, который, однако, сдерживается нехваткой специалистов. Транснациональные кооперации и другие камбоджийские фирмы разных размеров жалуются на низкий уровень квалификации и «цифровых навыков» местных кадров, особенно в сегменте IT-специалистов и управленцев цифровыми решениями. В этой связи, компании часто вынуждены заниматься внутрифирменным обучением кадров и предлагать более привлекательную зарплату по сравнению с другими профессиями. Данное обстоятельство предоставляет возможность для «экспорта» соответствующих кадров из государств-членов ЕАЭС. Однако, опросы показывают, что камбоджийские компании относятся к иностранным менеджерам и специалистам как к «вынужденному временному явлению». Важным фактором принятия «евразийских кадров» будет их знание кхмерского языка, умение влиться в местную команду и уважительно относиться к национальной культуре и локальным традициям.

В этой связи, государства-члены ЕАЭС также могут предложить образовательные программы и программы повышения квалификации в цифровой сфере, что также коррелируется с планами Москвы по экспорту российского образования.

Стоит отметить, что английский язык остается главным языком IT-индустрии в странах АСЕАН.

*Взгляды автора могут не совпадать с официальной позицией НИУ ВШЭ.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *