На пути к общему финансовому рынку ЕАЭС

_ Ольга Демидкина, ведущий эксперт Центра ОЭСР-ВШЭ, Юрий Кофнер, заведующий Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ; аналитик Центра ОЭСР-ВШЭ, Евгений Моисеичев, аналитик, ведущий эксперт Центра ОЭСР-ВШЭ. Москва, 8 августа 2018 г.* 

Текущий этап интеграции в финансовой сфере

Финансовый сектор – одна из ключевых сфер, в которых происходит интеграция на евразийском пространстве. Конечной целью интеграции в финансовой сфере является формирование единого финансового рынка государств-членов ЕАЭС.

По определению Председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тиграна Саркисяна «единый финансовый рынок — это «высший пилотаж» в интеграции, требующий глубокого взаимопроникновения экономик и синхронизации экономических циклов».

Одновременно, формирование единого финансового рынка является одним из приоритетов текущего российского председательства в ЕАЭС. Так, по словам председательствующего в Высшем Евразийском экономическом совете в 2018 году Президента Российской Федерации В.В. Путина «важно продолжать курс на сближение валютно-финансовой и денежно-кредитной политики государств – членов ЕАЭС и создание в перспективе единого финансового рынка. Особое внимание стоит уделить вопросам повышения уровня доверия к банковской системе, защиты интересов граждан и государств от действий, связанных с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма».

Согласно Договору о ЕАЭС, результатом интеграции в финансовой сфере должны стать:

  • формирование общего финансового рынка (как конечная цель финансовой интеграции);
  • осуществление согласованного регулирования финансовых рынков;
  • проведение согласованной макроэкономической политики;
  • проведение согласованной валютной политики.

В настоящее время идет активная совместная работа ЕЭК с правительствами, национальными и центральными банками стран Союза по подготовке проекта Концепции формирования общего финансового рынка ЕАЭС. Такое поручение президенты государств ЕАЭС дали в декабре 2016 года. Планируется в ближайшее время найти взаимоприемлемые решения и представить президентам государств-членов ЕАЭС согласованный проект документа. В документе будут определены: правовой механизм создания общего рынка финансовых услуг, ключевые направления создания инфраструктуры общего финансового рынка; инструменты, способствующие его развитию.​

Приоритеты России в сфере финансовой интеграции

В «Концепции социально-экономического развития Российской Федерации на 2008-2020 гг.» в качестве целевого ориентира обозначены укрепление лидерства России в интеграционных процессах на евразийском пространстве и превращение страны в один из глобальных центров мирохозяйственных связей, в том числе в качестве международного финансового центра. А в финансовой сфере, обозначены задачи создания в России международного финансового центра, превращения рубля в региональную резервную валюту и расширения использования рубля во внешнеторговом обороте, достижения Россией лидирующих позиций на финансовых рынках государств евразийского пространства.

В «майском» Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» аспекты финансового сектора затронуты лишь косвенно, а именно:

  • создание комплексной системы финансирования проектов по разработке и (или) внедрению цифровых технологий и платформенных решений, включающей в себя венчурное финансирование и иные институты развития;
  • упрощение доступа к льготному финансированию, в том числе ежегодное увеличение объёма льготных кредитов, выдаваемых субъектам малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей;
  • завершение создания гибкой линейки финансовых инструментов поддержки экспорта (к 2021 году), включая расширенное предэкспортное, экспортное и акционерное финансирование, лизинг и долгосрочные меры поддержки.

В докладе Банка России от 1 июня 2018 года обозначены следующие «Основные направления развития финансового рынка Российской Федерации на период 2019 – 2021 годов»:

  1. Обеспечение защиты прав потребителей финансовых услуг и повышение финансовой грамотности населения Российской Федерации;
  2. Повышение доступности финансовых услуг для населения и субъектов малого и среднего предпринимательства;
  3. Дестимулирование недобросовестного поведения на финансовом рынке;
  4. Повышение привлекательности для инвесторов долевого финансирования публичных компаний за счет улучшения корпоративного управления;
  5. Развитие рынка облигаций и синдицированного кредитования;
  6. Совершенствование регулирования финансового рынка, в том числе применение пропорционального регулирования, оптимизация регуляторной нагрузки на участников финансового рынка;
  7. Повышение квалификации лиц, профессиональная деятельность которых связана с финансовым рынком;
  8. Стимулирование применения механизмов электронного взаимодействия на финансовом рынке;
  9. Международное взаимодействие в области выработки и внедрения правил регулирования глобального финансового рынка;
  10. Совершенствование инструментария по обеспечению финансовой стабильности.

В соответствии с  договором о  ЕАЭС, заключенным в  2014 году, Правительство Российской Федерации и Банк России в период с 2019 по 2021 годы продолжат участие в работе Евразийской экономической комиссии по  экономической интеграции в  рамках ЕАЭС, включающей гармонизацию законодательств государств – членов ЕАЭС, основанную на лучшей международной практике регулирования. Реализация данного направления будет способствовать укреплению экономических связей с  государствами – членами ЕАЭС, повысит привлекательность и  конкурентоспособность российского финансового рынка.

Целью гармонизации законодательства государств –членов ЕАЭС в сфере регулирования финансового рынка является формирование до 2025 года общего финансового рынка в области банковского сектора, сектора рынка ценных бумаг и  страхового сектора. Это позволит участникам финансовых рынков государств  – членов ЕАЭС получить упрощенный доступ на рынки друг друга, таким образом увеличив глубину и охват национальных финансовых рынков государств-членов.

В рамках реализации данного направления представителями национальных (центральных) банков и иных уполномоченных органов государств – членов ЕАЭС согласовывается Концепция формирования общего финансового рынка, охватывающая период до  2025 года — рамочный документ, закрепляющий общее понимание формирования единого финансового рынка.

Для достижения поставленной задачи в  рамках совместной деятельности представителей Российской Федерации и  государств – членов ЕАЭС в период до 2025 года планируется проведение заседаний рабочих групп, согласование и подписание следующих документов:

  • Концепция общего финансового рынка.
  • Соглашение погармонизации законодательства государств – членов ЕАЭС.
  • Соглашение одопуске брокеров и дилеров одного государства  – члена ЕАЭС на биржи (организаторов торговли) других государств-членов.
  • Соглашение о взаимном допуске к размещению и обращению ценных бумаг на  биржах (организаторах торговли) государств – членов ЕАЭС.
  • Соглашение о согласованных подходах к регулированию валютных правоотношений и принятии мер либерализации.
  • Соглашение обаудиторской деятельности на территории ЕАЭС.

В  целях создания условий для формирования единого платежного пространства в  рамках ЕАЭС с  использованием новых финансовых технологий планируется определение подходов к созданию системы передачи финансовых сообщений на основе технологии распределенных реестров, системы быстрых платежей, а также к взаимодействию национальных систем платежных карт. Кроме того, Банк России намерен содействовать гармонизации регулирования в сфере обеспечения информационной безопасности на пространстве ЕАЭС, создать условия для формирования единого платежного пространства в рамках ЕАЭС.

Международный опыт в сфере финансовой интеграции

На разных этапах развития движущими силами валютной интеграции в Европе выступали как внешние, так и внутренние факторы. Так, например, в 1960–1970-е гг. попытки валютной интеграции в рамках Европейского экономического сообщества были продиктованы прежде всего внешними факторами и явились ответом европейских государств на кризис Бреттон-Вудской системы. По сути, была сделана попытка перенести механизмы валютной координации, существовавшие ранее на глобальном уровне, на уровень региональный.  Внутренних же предпосылок для валютной интеграции европейское интеграционное объединение на тот момент не имело. Именно поэтому предложения, изложенные в докладе премьер-министра Люксембурга П.Вернера в 1970 г., оказались нереализованными. Они опередили время и не соответствовали уровню интегрированности национальных европейских экономик на тот момент.

В результате к концу 1970-х гг. европейские государства перешли к формату валютной интеграции, отвечающему достигнутому уровню экономической интеграции в рамках Сообщества. В рамках Европейской валютной системы обеспечивалась валютная стабильность, необходимая для реализации целей Римского договора — построения общего рынка. Реальный же запрос на валютную интеграцию на уровне Сообщества назрел лишь к середине 1980-х гг., когда формирование единого европейского рынка стало реальностью, существенно возросла взаимозависимость национальных экономик государств–членов ЕЭС, и отсутствие координации в валютной сфере стало преградой сотрудничеству в условиях единого экономического пространства. В тот момент валютная интеграция получала достаточные внутренние импульсы.

Интеграцию в валютной сфере не следует рассматривать в отрыве от интеграции экономической. Это взаимодополняемые треки. Максимальный эффект валютная интеграция способна дать только при достаточном уровне экономической интеграции. Связка «экономический и валютный союз» представляет собой высшую ступень экономической интеграции. Именно этот подход был заложен в основу «плана Делора», а затем и Маастрихтсткого договора. Следовательно, речь идет не о простейшем виде валютного союза, а подлинном интегрированном объединении, которое в своем развитии проходит несколько этапов.

Еще на ранних этапах валютной интеграции в системе органов ЕЭС были предусмотрены институты по содействию экономическому росту государств–членов и выравниванию в экономическом плане разных регионов Сообщества (например, созданный в соответствии со ст. 129–130 Римского договора Европейский инвестиционный банк). Эти механизмы существенно стимулировали экономики государств-членов в периоды нестабильностей на протяжении всего становления ЭВС. На современном этапе для преодоления кризисных явлений в зоне евро система подобных институтов получила развитие. Во-первых, созданные ранее механизмы стали площадками для более узких инициатив по преодолению кризиса зоны евро (в частности, осенью 2015 г. на базе Европейского инвестиционного банка начнет работу Европейский фонд стратегических инвестиций с уставным капиталом в 21 млрд. евро). Во-вторых, были созданы новые механизмы, например, Европейский стабилизационный механизм.

Европейский опыт доказывает наличие универсальных закономерностей формирования экономического и валютного союза:

Этапность интеграции. Опасно забегать вперед, перепрыгивать через этапы. Можно осуществлять лишь то, для чего созрели условия. Монетарная интеграция как нельзя лучше подтверждает данный вывод: в 1970-е гг., когда не было ни единого рынка, ни необходимой степени конвергенции, инициатива провалилась; в конце 1980-х гг., когда в основном уже функционировал единый рынок и осуществлялась координация экономической политики государств Сообщества, идея начала реализовываться.

Обеспечение экономической конвергенции. Для перехода на «продвинутые» стадии интеграции, в частности ЭВС, государства должны иметь сопоставимые расхождения экономических показателей. При этом перечь критериев, заложенных в Маастрихтстком договоре, не является исчерпывающим. Практика показала, что также необходимы четкие механизмы координации в фискальной и банковской сферах.

Возрастание роли наднациональных институтов. С углублением интеграции возрастает роль наднациональных институтов, растет круг вопросов, передаваемых национальными правительствами в наднациональный орган. При этом если обычно функционирование подобных структур ассоциируется с потерей национального суверенитета, то европейский опыт позволяет несколько иначе расставить акценты. Например, в конце 1980-х гг. ключевым элементом Европейской валютной системы являлась немецкая марка, а Бундесбанк ключевым игроком и регулятором данной системы. Другие европейские валюты сильно зависели от проводимой Бундесбанком политики, но рычагов влияния не имели. Ситуация кардинально изменилась с запуском валютного союза и созданием Европейского центрального банка, когда национальные правительства получили возможности влияния на монетарную политику всего объединения через своих представителей в наднациональных структурах.

Таким образом, европейским государствам постепенно пришло понимание, что в ситуации, когда в интеграционной группировке есть явный лидер — ФРГ, лучше иметь прозрачные механизмы наднационального регулирования (пускай и без права вето), чем фиктивные межгосударственные механизмы, где решения, как правило, принимались консенсусом.

Перспективы в сфере финансовой интеграции

На пути к созданию общего финансового рынка возникает достаточное количество сложностей, включая необходимость дедолларизации экономик стран Союза, улучшение координации с финансовыми институтами развития (ЕАБР, ЕФСР), упрощение формальностей и процедур, связанных с открытием счетов в банках других стран Союза и др. проблемы, затрудняющие интеграцию в финансовой сфере.

Вопросы успешной интеграции рынков банковской, страховой и биржевой сферы стран ЕАЭС требуют отдельного и повышенного внимания в связи с тем, что в отличие от других направлений интеграции и гармонизации, где взаимодействие преимущественно осуществляется на уровне национальных регуляторов, ведомств и правительственных организаций, здесь в первую очередь требуется учитывать реалии конкретных рынков, на которых основными игроками является частный сектор в лице банковских и небанковских финансовых организаций.

Указанные сектора в наибольшей степени рискуют пострадать от поспешных, не учитывающих интересы частного сектора решений, которые могут быть приняты, исходя из политических соображений. Поэтому для успешного формирования финансового рынка на пространстве ЕАЭС требуется максимальное вовлечение всех заинтересованных сторон, информирование профессиональной и широкой общественности, активный диалог с бизнесом и межведомственная координация. Это позволит переходить к действиям, реально востребованным экономическими акторами на конкретных рынках.

Важным направлением сотрудничества между государствами-членами ЕАЭС в формировании единого финансового рынка должна стать борьба с финансовыми пирамидами, отмыванием денежных средств и финансированием терроризма и экстремизма. Все страны подчеркивают важность указанной работы, отмечая высокую степень возможного ущерба от реализации указанных рисков. В тоже время, для эффективного сотрудничества в этой сфере требуется согласование подходов к определению недобросовестный финансовой практики, поскольку в настоящее время в данном отношении сохраняются некоторые разночтения.

* Первопубликация в: Перспективы Евразии. Ежеквартальное приложение к «Евразийской Панораме». Июль 2018. М.: НИУ ВШЭ. №1. Июль 2018. — 28 с.

Статья написана в рамках комплексного исследовательского проекта НИУ ВШЭ для Правительства России «Анализ перспективных направлений развития евразийской интеграции с учетом стратегических задач социально-экономического развития Российской Федерации и задач российского председательства в ЕАЭС в 2018 году».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *