«Шенгенская зона» без виз для Центральной Азии: за и против

_ Александр Шустов, к. исторических н. Москва, 21 июня 2018 г.

Центральноазиатские государства обладают богатым историческим наследием и уникальной культурой. Однако полюбоваться на все местные достопримечательности сразу, скорее всего, не получится: гражданам многих стран требуются отдельные визы для въезда в каждое государство Центральной Азии. Стимулировать миграционные потоки могло бы создание «шенгенской зоны» между странами региона. Но главным препятствием для претворения в жизнь такого проекта остаю проблемы безопасности, связанные с террористической угрозой, исходящей из соседнего Афганистана.

«Призрак» Шенгена в центре Азии

4 июня председатель комитета по международным отношениям, обороне и безопасности верхней палаты (сената) казахстанского парламента Дарига Назарбаева на встрече с узбекскими парламентариями выдвинула идею создания азиатского аналога шенгенской зоны.

Общую визу, которую предлагается учредить странам «азиатского Шенгена», Назарбаева предложила назвать по аналогии с проектом «Шелкового пути» – «Silk viza». Главная цель ее введения – стимулирование миграционных потоков между государствами региона, многие из которых располагают богатым и малоизвестным в мире культурно-историческим наследием.

«Необходимо создать прозрачную, открытую и дружественную границу, тогда отношения во всех сферах выстроятся сами собой, – приводит ее заявление пресс-служба верхней палаты казахстанского парламента, – Для этого нужно унифицировать все таможенные процедуры. Ускорение невозможно без информатизации. Без современных информационных систем невозможно обеспечить контроль на границе». Важным направлением Назарбаева считает не только развитие туризма между Казахстаном и Узбекистаном, но и привлечение туристов из дальнего зарубежья, которые хотели бы увидеть достопримечательности среднеазиатских государств.

Новый виток интеграции?

Идея Назарбаевой очень логично вписывается во внешнеполитическую стратегию нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, которую он начал воплощать в жизнь сразу же после своего прихода к власти. За короткий срок ему удалось решить большинство проблем в отношениях с соседними государствами Центральной Азии и радикально улучшить с ними отношения, которые во время правления Ислама Каримова оставляли желать лучшего. В результате между Узбекистаном и Казахстаном, по словам председателя комитета по вопросам международных отношений, внешнеэкономических связей, иностранных инвестиций и туризма верхней палаты узбекского парламента Алишера Курманова, «абсолютно отсутствуют нерешенные вопросы».

В течение последнего года был реанимировал и целый ряд проектов политической и экономической интеграции пяти стран Центральной Азии на региональном уровне.

К ним относится и пресловутый формат «С5 +1», изобретенный американскими дипломатами в период правления Барака Обамы, и идея возрождения Центрально-Азиатского союза, воплотить которую страны региона без особого успеха пытались еще в 1990-е – первой половине 2000-х гг. В конце апреля, например, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов предложил создать совет глав государств Центральной Азии, который мог бы стать совещательным и консультативным органом для решения ее проблем.

Шенген vs безопасность

Проблема в том, что Центральная Азия с прилегающими к ней регионами – это отнюдь не Европа. Причем не только по уровню социального и экономического развития.

С огромными проблемами функционирования шенгенской зоны в ходе миграционного кризиса 2015 г. столкнулся даже ЕС с его развитыми бюрократическими структурами. Они же послужили одной из главных причин выхода из Евросоюза Великобритании и самого глубокого с момента создания кризиса объединения.

В Центральной Азии, граничащей со все более неспокойным Афганистаном, где усиливается влияние ИГИЛ (запрещенная организация – прим. «Е.Э»), эти проблемы обещают быть гораздо более острыми. Так, в северных районах Афганистана численность ИГИЛ оценивается российским МИДом в 10 тыс. боевиков, многие из которых говорят на русском, таджикском или узбекском языке. Поскольку полную блокаду границ в условиях горной местности обеспечить трудно, все они под видом туристов смогут перемещаться по региону, концентрируясь в нужное время в нужном месте.

Поэтому «азиатский Шенген», скорее всего, может быть реализован лишь в усеченном виде – как упрощение таможенных процедур между отдельными странами Центральной Азии, которые захотят присоединиться к такому соглашению.

Любопытно, что участвовавшие в переговорах узбекистанские сенаторы предложили акцентировать внимание лишь на приграничном сотрудничестве, оставив «визовую» инициативу Казахстана без комментариев.

Кроме того, потенциально «азиатский Шенген» может вступить в противоречие с принципами ЕАЭС, в рамках которого уже создан общий рынок труда и безвизовое пространство, функционирующее и на большей части СНГ. Хотя сама по себе идея упрощения таможенных процедур между странами региона, безусловно, заслуживает внимания.

Источник: http://eurasia.expert/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *