«Экономический пояс Шелкового пути: анализ и последствия для Европы». Лекция Австрийского национального банка в Москве.

5 июня 2018 года Штефан Баризитц (Stephan Barisitz), д. экономических н., старший экономист отдела внешних исследований, Австрийский национальный банк (OeNB) провел на Факультете мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ презентацию своей книги и лекцию на тему «Экономический пояс Шелкового пути: анализ и последствия для Европы». Мероприятие организовали Евразийский сектор ЦКЕМИ НИУ ВШЭ и Центр ОЭСР — ВШЭ.

Лекцию посетили магистры и аспиранты нескольких российских университетов (НИУ ВШЭ, МГИМО, Российская таможенная академия, МГУ) из нескольких стран (Россия, Армения, Казахстан, Казахстан, Италия, Германия), а также представители Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

Приветственным словом австрийского экономиста представил Юрий Кофнер, заведующий Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, аналитик Центра ОЭСР.

Центральная Азия и Шелковый путь — экономический подъем и спад в течение нескольких тысячелетий

В первой части мероприятия состоялась презентация книги д-ра Штефана Баризитица на тему «Central Asia and the Silk Road — Economic Rise and Decline over Several Millennia» (Springer International Publishing, Вена, 2017)

Основными пунктами его лекции и презентации книги стали:

Центральная Азия (ЦА)

  • Центральноазиатский степной пояс: колыбель верхового кочевничества, далеко идущая подвижность и военная доблесть
  • Евразийская степная цивилизация: плавная связь ЦА и Восточной Европы
  • ЦА как уникальный ландшафт оседло-кочевого взаимодействия и связанного с ним экономического и политического дуализма
  • Технологическое кочевое военное превосходство над оседлыми цивилизациями продолжалось почти 2½ тысячелетия: до 18-го века с резкими последствиями
  • Ни один другой глобальный регион не может назвать так много крупных цивилизаций своими соседями
  • Ни один другой глобальный регион не может похвастаться такой сложной политической историей, как ЦА

Шелковый путь

  • From the late 16th century, silver also attained importance as a medium of exchange
  • Кочевые державы, как правило, были заинтересованы в хорошем функционировании международных торговых сетей
  • (Традиционный) Шелковый путь был сетью наземных торговых путей, проходящих через ЦА, которые обеспечивали коммерческий и культурный обмен между Европой, Центральной Азией, Индией и Китаем (Ferdinand v. Richthofen, 1877)
  • По оценкам, Шелковый путь существует почти два тысячелетия — до XIX века
  • Шелковый путь имел не менее трех периодов расцвета:
    — Династия Хань — Римская империя (около 100 г. до н.э. — 200 н.э.)
    — Династия Тан — Халифат (около 675-875 н.э.)
    — Монгольская империя (около 1245-1345)
  • Как видно из названия, шелк был очень популярен как товар для продажи; он часто даже служил де-факто средством платежа
  • С конца XVI века серебро также приобрело важное значение как средство обмена

Important products traded on the SR Важные товары, торгуемые на Шелковом пути

  • Значительные транспортные издержки означали, что только товары с очень высоким соотношением цены и веса переводились на большие расстояния для получения прибыли
  • На протяжении веков региональные рынки для более дешевых более крупных товаров также расширялись
  • Пример: с XVI по XVIII в.
    Относительно развитые оседлые экономики:
    — Китай: чай, шелк и шелковый текстиль, фарфор, лакированные изделия
    — Индия: хлопок и текстиль, шелк, индиго, драгоценные камни
    — Западная Европа: серебро, тонкая ткань, одежда, изделия
    «Развивающиеся рынки»
    — Персия: шелк и шелковые ткани, ковры, хлопок, лошади
    — Русь: меха, кожа, изделия из шерсти, металлическая утварь, дерево
    Центральноазиатские оседлые экономики:
    — Узбекские ханства: хлопок, бухарские овчины, рабы
    — Чагатайское ханство: нефрит, мускус, шерсть, текстиль, сушеный виноград
    Центральноазиатские кочевые экономики:
    — Джунгарская империя (без бассейна Тарима): лошади, овцы, верблюды
    — Казахское ханство: овцы, лошади, верблюды, кожа, рабы
    — Туркмены: лошади (в частности, ахалтекинская порода), овцы, ковры, рабы

Факторы, которые способствовали взлетам и падениям (отходы и падения) Шелкового пути

  • Взлеты
    — Одновременная политическая стабилизация
    — Успешные экономические реформы
    — Инвестиции в «инфраструктуру» Шелкового пути
    — Политическая = экономическая интеграция (больших частей) Шелкового пути
    — Тенденции к религиозному объединению
    — Часть нового западного серебра перетекает из Америки в Евразию (конец 16 века)
    — Сети предприимчивых торговцев
  • Падения
    — Политическая нестабильность / дестабилизация, смута, война
    — Распутывание или отсутствие экономических реформ
    — Порочный круг между политической нестабильностью и потерей доходов от Шелкового пути
    — Болезни / пандемии, распространяемые Шелковым путем, в частности «Черная смерть»,
    — Медленная потеря важности Шелкового пути за счет увеличения западной морской конкуренции, обойдя ЦА (с 16-го века)
    — Возникновение Сибирского маршрута (Россия), как обход Шелкового пути

Другие аспекты

  • Политическое и частично экономическое центральное положение ЦА в Евразии до 15-го века, после чего наступает медленный спад важности данного региона
  • Некоторые из известных азиатских трейдеров и их сетей: от согдийцев, через уйгуров, до бухаранцев
  • Кочевой имперский «закон и порядок» обычно не сопровождался «верховенством закона», что затрудняло долгосрочные инвестиции
  • Среднеазиатский и европейский средневековый опыт: разное воздействие вторжений, отсутствие городской буржуазии на Шелковом пути
  • Стилизованные циклы азиатских монетарных реформ, инфляций и валютных кризисов
  • Китай оставался экономически преобладающей и самой влиятельной силой вдоль Шелкового пути

После первой лекции и презентации книги состоялись оживленные дебаты. Участники спросили лектора об истории государственности и роли казахских кочевников на Шелковом пути, а также, об исторических основах современной евразийской интеграции.

Экономический пояс Шелкового пути: анализ и последствия для Европы

Во второй части мероприятия д-р Баризитц прочел слушателям лекцию-презентацию на тему «Экономический пояс Шелкового пути: анализ и последствия для Европы».

In the lecture the expert gave a selective project-oriented overview of China‘s „Belt and Road Initiative“ (BRI). He gave a definition of the SREB and named its supporting institutions, financial means, motivations, goals, risks, challenges, rivaling initiatives. He listed the main economic corridors and its link-ups with the Paneuropean corridors (EU), as well as some Belt & Road key projects.

В данной лекции эксперт дал выборочный проектно-ориентированный обзор китайской инициативы «Пояса и Пути» (Belt and Road Initiative, BRI). Он дал определение Экономическому поясу Шелкового пути и назвал поддерживающие его институты, финансовые средства, мотивации, цели, риски, проблемы, соперничающие инициативы. Он перечислил основные экономические коридоры и их связи с Паневропейскими коридорами (ЕС), а также некоторые другие ключевые проекты BRI.

Инициативы «Пояса и Пути» (BRI)

состоит из:

а) «Экономический пояс Шелкового пути» (сухопутный)
б) «Морской шелковый путь 21-го века» (морской)

  • Оба сосредоточены на связность вдоль инфраструктурных траекторий
  • Сравните с Планом Маршалла

Отдельные институты, поддерживающие BRI

  • Фонд Шелкового пути (55 млрд долларов США)
    — Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB, 100 млрд долларов США)
    — Новый банк развития (БРИКС, около 50 млрд долларов США)
    — Китайские банки развития:
    China-EXIM Bank (уже освоено 100 млрд. Долл. США)
    Китайский банк развития (120 млрд долл. Уже освоены)
    Банк развития сельского хозяйства Китая (20 млрд. Долл. США)
  • Специальные региональные под-инициативы
    — Формат «16 + 1» (11 млрд долл. США)
    — Китайский инвестиционный фонд «Жэньминьби» (10 млрд долларов США)
  • Международные резервы Китая могут потенциально использовать до 500 млрд долларов США

Цели BRI: в основном экономические и геополитические

  • Улучшение транспортных связей, снижение торговых издержек
  • Перенаправление излишних сбережений, повторное использование неиспользуемых внутренних производственных мощностей
  • Диверсификация инвестиций, рынков и поставщиков
  • Создание «стратегических драйверов развития внутренних районов»
  • Вклад в интернационализацию Юань-Жэньминьби
  • Создание сети альтернативного сотрудничества (с учетом исключения Китая из ТТП)
  • Место для решения вопросов стратегического обеспечения ресурсов и обеспечения безопасности (например, chokepoint Малаккский пролив)
  • Прагматическое инфраструктурное сотрудничество по проекту может быть проще, чем традиционное «углубление» торговой интеграции
  • Устойчивое улучшение китайской мягкой мощности

Основные выводы

В заключении д-рБаризитц проанализировал возможные последствия для Европы, России и Австрии от реализации Экономического пояса Шелкового пути.

  • BRI: огромная инвестиционная программа для снижения транспортных расходов
  • Коридоры BRI также являются площадками для решения стратегических вопросов поставок ресурсов и обеспечения безопасности для Китая
  • Транс-евразийские ж-д перевозки в Евразии несколько догоняют
  • Проекты BRI частично помогают России обойти западные санкции
  • Согласно экспертным оценкам (Herrero and Xu, 2016), BRI может увеличить глобальную торговлю ЕС на 6% и Австрии на 9%
  • По данным China Global Investment Tracker, следующие страны получают наибольшую прибыль от инвестиций в BRI:
    — Большие соседи Китая, в т.ч. Пакистан, Россия, Малайзия, Бангладеш, Индонезия
    — Стратегически расположенные более мелкие страны, в т.ч. Джибути, Лаос, Кыргызская Республика, Кения, Черногория
  • Однако, существует потенциальная «долговая ловушка», особенно для небольших стран (Hurley, Morris, Portlance, 2018)
  • Частое китайское доминирование в проектах (финансово и в логистике)
  • В некоторых случаях имеется общественное сопротивление проектам BRI
  • В Европе: наиболее важными странами проекта BRI (измеряемо расходами BRI по отношению к ВВП) являются страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы (CESEE)
  • Условия китайских инвестиций и небюрократическое управление проектами привлекательный для этих стран и могут дополнять программы развития ЕС
  • Однако стандарты / правила национального и наднационального (ЕС) уровня не всегда соблюдаются
  • Привлекательность ЕС / Брюсселя в Юго-Восточной Европе и Западных Балканах может подвергаться давлением со стороны китайской «инвестиционной конкуренции»
  • В долгосрочной перспективе участие Юго-Восточной Европы в BRI может способствовать преодолению традиционно периферийного положения этого региона в Европе
  • Австрия, являясь связующим звеном между основной Европой и Юго-Восточной Европjq, может стать одной из первых, кто выиграет от такого подъема
  • Сближение проекта «Брайтшпура» (Breitspur) с продлением LSER в Вену может превратить Венско-Братиславскую область в новый «ключевой логистический узел» Евросоюза
  • В целом, если ключевые проекты будут выполнены, BRI будет поддерживать инфраструктурное и экономическое сближение между ЕАЭС и Европой

После второй лекции снова состоялась оживленная дискуссия. Участники попросили австрийского экономиста сравнивать условия китайских инвестиций по сравнению с условиями программ развития Европейского союза. Они также хотели узнать взгляд австрийского экономиста на политику ЕС в отношении Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в контексте инициативы «Пояса и Пути».

После мероприятия д-р Баризитц подарил свою книгу “Central Asia and the Silk Road – Economic Rise and Decline over Several Millennia” Высшей Школе Экономики.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *