Интеграция, способная изменить мир

_ Дмитрий Беляков, эксперт Института изучения международных отношений Пекинской академии общественных наук. Минск, 22 мая 2018 г.

Глобальным проектом, способным изменить существующий миропорядок в ближайшем будущем, является совместная инициатива по сопряжению Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути (сухопутная часть китайского «Пояса и Пути»).

Решениями 19-го съезда Коммунистической партии Китая и сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) стратегии «Пояс и Путь» придан новый статус, она внесена как в устав партии, так и в конституцию страны. Данные изменения открывают новые перспективы для стран — членов ЕАЭС, которыми необходимо выгодно воспользоваться.

Имеющий перспективу на десятилетия и колоссальный по объему задуманного взаимодействия проект сопряжения ЕАЭС и ЭПШП является совсем молодым по меркам мировой политики, в 2018 году ему исполняется всего три года.

Совместное заявление России и Китая о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути подписано 8 мая 2015 года в Москве.

В Совместном заявлении подробно расписано задание для министерств: разработать и подписать соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве; упростить инвестиции и реализовать крупные совместные проекты индустриальных парков, трансграничных зон экономического сотрудничества; реализовать проекты совместного развития логистики, транспортной инфраструктуры и интермодальных перевозок; обеспечить совместимость правил и норм в области торгово-экономических связей; расширить сферу расчетов в национальных валютах, укрепить сотрудничество финансовых институтов.

Не является секретом тот факт, что в западном экспертном сообществе и по сей день и та, и другая инициативы во многом рассматриваются как проявление своеобразного соперничества России и Китая на постсоветском пространстве, в частности на территории Центральной Азии. Попытки поставить под вопрос истинные мотивы двух интеграционных инициатив, противопоставить позиции лидеров двух стран начались далеко не вчера и закончатся, очевидно, не завтра.

Вместе с тем успешное сопряжение данных проектов позволит не только преодолеть потенциальные противоречия между Россией и Китаем, но и в перспективе стать ядром еще более амбициозного проекта — Сообщества Большой Евразии — нового Центра экономического развития в мире на ближайшие десятилетия.

Данный проект, без сомнения, является стратегически важным для стран — членов ЕАЭС не только с экономической стороны, но и с точки зрения разработки и развития единой внешнеторговой политики союза, в том числе определения правовых рамок сотрудничества в отношении крупнейшего торгового партнера — Китая.

ris1

Рис. 1. Данные о внешней торговле ЕАЭС по итогам 2017 года по странам — основным торговым партнерам (рядом с названием страны указан ее удельный вес в общем объеме внешней торговли, млрд долл. США)

Заслуживает внимания экспертная оценка перспектив интеграции, представленная китайскими учеными, согласно которой успех сопряжения двух проектов фактически предопределен и заложен в общностях, сковывающих их воедино:

  1. Географическое перекрытие. Один Союз (ЕАЭС) и один Пояс территориально перекрывают друг друга. Вдоль ЭПШП расположены все страны — члены ЕАЭС. Китайские эксперты полагают, что со временем большинство стран Центральной Азии станет членами ЕАЭС, а Центральная Азия станет важным регионом для продвижения Экономического пояса Шелкового пути.
  2. Совпадение экономических целей. В рамках продвижения международной инициативы «Пояс и Путь» Китай выдвинул пять ключевых пунктов взаимодействия. Это политическая координация, взаимосвязь инфраструктур, бесперебойная торговля, свободное передвижение капитала и укрепление близости (культурного понимания) между народами. В свою очередь, цель долгосрочного развития ЕАЭС заключается в четырех свободах: свободное передвижение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.
  3. Общность проблем. Перед Китаем и Россией как главным локомотивом ЕАЭС стоят определенные экономические сложности, в первую очередь связанные с замедлением роста национальных экономик и санкционным давлением Запада.

Экономический пояс Шелкового пути — это в первую очередь проект по формированию единого евроазиатского торгово-экономического пространства и трансконтинентального транспортного коридора (ориентировочные сроки реализации — 30 лет).

Маршрутов внутри ЭПШП прорабатывается много, но в рамках ЕАЭС всерьез рассматриваются пока только три. Первый и самый очевидный — уже частично функционирующий коридор Западный Китай — Западная Европа, идущий из Китая через Казахстан в Европу. Для его модернизации, по данным экспертов клуба «Валдай», требуется 2,5–3 млрд долл. США. Второй — по основной ветке Транссибирской магистрали через пограничные дальневосточные города Гродеково и Забайкальск. Третий — Транскаспийский маршрут без участия России, зато с участием входящего в ЕАЭС Казахстана, а также Азербайджана, Грузии, Турции и Украины. На него также потребуется порядка 2,5 млрд долл. инвестиций.

Рис. 2. Потенциальные маршруты Экономического пояса Шелкового пути

ris2

Стыковка ЕАЭС и ЭПШП — уникальная возможность для стран — членов союза встроиться в глобальные цепочки добавленной стоимости и реструктуризировать национальные экономики.

Страны — члены ЕАЭС обладают крупнейшим в мире базисом развития. На Евразийском континенте они занимают более 1/5 части суши. На территории ЕАЭС сосредоточена значительная часть мировых запасов разнообразных природных ресурсов (водных, энергетических и др.). По уровню развития научно-исследовательской инфраструктуры, перспективных энергетических технологий XXI века страны союза входят в число мировых лидеров.

В реализации проекта сопряжения имеют место и сдерживающие факторы, существенно тормозящие реализацию данной инициативы. В первую очередь это опасения стран — членов ЕАЭС в том, что спешка в создании полноценной зоны свободной торговли ЕАЭС — Китай может привести к «прорыву тарифной плотины» на пути колоссального объема китайских товаров и таким образом «подорвать» существующие в странах ЕАЭС производства, приведя к росту безработицы и, как следствие, к социальной нестабильности. Кроме того, отличия в национальных законодательствах и делопроизводстве, языковой барьер, разница в традициях проведения переговоров также замедляют процесс сопряжения.

По мнению ряда экспертов, не стоит сбрасывать со счета и позицию отдельных представителей влиятельных кругов китайской элиты, которые до сих пор сомневаются в правильности выбора главного стратегического партнера в лице России. При этом одни во всем ориентируются на Запад, другие все еще не забыли о временах китайско-советской «холодной войны».

Отдельные противоречия присутствуют и в стратегическом видении перспектив ЭПШП различными сторонами. Китай заинтересован прежде всего в расширении доступа к природным ресурсам. Страны ЕАЭС, наоборот, хотят развивать на своих территориях производства с высокой добавленной стоимостью. Китайский бизнес предпочитает, чтобы инфраструктурные проекты реализовывались китайскими компаниями с использованием китайских рабочих. ЕАЭС с подозрением относится к идее привлечения трудовых ресурсов из Китая, обоснованно задаваясь вопросом о целесообразности осуществления проектов на таких условиях. В железнодорожных проектах один из ключевых вопросов — ширина колеи. Китай заинтересован в использовании европейской колеи шириной 1435 мм, в то время как на постсоветском пространстве стандартной является ширина 1520 мм.

Вместе с тем следует понимать, что, несмотря на объективно существующие на данный момент трудности, проект сопряжения ЕАЭС — ЭПШП — это проект будущего, дающий колоссальные возможности для стран-членов. Его эффективная реализация — это шанс вывести страны ЕАЭС в лидеры мирового экономического роста, значительно улучшить качество жизни населения и укрепить экономическую безопасность стран союза.

В этой связи, ввиду безусловной важности эффективного развития данного проекта, видится необходимым формирование качественно нового уровня экспертного сопровождения сопряжения ЕАЭС — ЭПШП, создание экспертных групп разного уровня, ориентированных на реализацию конкретных целей. Кроме того, создание отдельного независимого межгосударственного института интеграции как информационно-аналитического и прогностического центра, по оценкам экспертов, будет способствовать выработке единых подходов по стратегии интеграции, а также решению текущих спорных моментов между сторонами. Запуск совместных информационных проектов позволит популяризировать инициативу среди стран — членов союза и Китая.

Источник: СОНАР-2050

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *