Саммит ЕАЭС: имиджевое мероприятие или действующая переговорная площадка?

_ Елена Кузьмина, .к. политических н., заведующий сектором Центра постсоветских исследований НИ ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова, эксперт РСМД. Москва, 22 мая 2018 г.

Заседание Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС), состоявшееся 14 мая 2018 г., на первый взгляд, было просто имиджевым мероприятием. Точнее так его преподносили многие СМИ, описывая в основном два пункта встречи — принятие Республики Молдовы в качестве наблюдателя и знакомство с новым премьер-министром Армении. Однако повестка саммита ЕАЭС была более широкой и практичной. Рассмотрим основные мероприятия и документы, которые были приняты на этой встрече в верхах.

Начнем с условно «имиджевых». Во-первых, был создан новый формат сотрудничества в рамках ЕАЭС — институт государств — наблюдателей при ЕАЭС. На Высшем экономическом совете было утверждено Положение о статусе государства-наблюдателя при ЕАЭС, согласно которому представители государства с таким статусом могут присутствовать по приглашению на заседаниях органов ЕАЭС без права участия в принятии решений и получать принимаемые органами Союза документы, не носящие конфиденциальный характер. Но главное — государство-наблюдатель обязано воздерживаться от любых действий, способных нанести ущерб интересам Союза или стран-участниц. Первым официальным наблюдателем стала Молдова. Несмотря на внутриэлитарные сложности в Молдове, необходимые документы были подписаны и механизм запущен. Это дает возможность расширения круга стран, заинтересованных в сотрудничестве с ЕАЭС. Что касается Молдовы, учитывая позицию ее проевропейского правительства и географическую зажатость страны между Украиной и Румынией, углубление интеграции, по мнению экспертов, будет непростым для республики и, возможно, ускорится только после парламентских выборов.

Во-вторых, в заседании ВЕЭС принял участие новый премьер-министр Армении Н.Пашинян, который пришел к власти в результате уличных протестов и будучи оппозиционным политиком негативно высказывался о членстве страны в Союзе. Однако уже во время выступления в парламенте Армении в ходе второго тура выборов он подтвердил намерение проводить внешнеполитический курс страны на евразийскую интеграцию и стратегическое сотрудничество с Россией. Еще более важными оказались результаты его переговоров с лидерами государств — членов ЕАЭС и председателем Союза на саммите, что подтвердило его понимание важности для Армении участия в едином экономическом пространстве и подтверждения приверженности этому сотрудничеству.

Но не менее важными были подписанные в ходе встречи документы, о которых СМИ практически не писали. Формирование общего евразийского законодательного поля и есть основная работа по обеспечению функционирования полномасштабного единого экономического пространства и углублению интеграции. На данном саммите это были решения в сферах макроэкономики, торговли, цифровизации, рынка услуг, транспорта, агропромышленного комплекса, технического регулирования. Но предварительно были рассмотрены результаты деятельности ЕАЭС в 2017 г. Главам государств и правительств были представлены как результаты развития отдельных отраслей сотрудничества, так и итоги двухгодичного членства Армении и Кыргызстана в Евразийском союзе.

Учитывая сложную экономическую ситуацию последних лет в государствах-членах, особую важность обретают утвержденные на встрече «Основные ориентиры макроэкономической политики государств ЕАЭС на 2018–2019 годы», которые направлены на активизацию процесса восстановления экономического роста и создание базиса для устойчивого экономического развития государств — членов Союза. Документ предполагает сочетание реализации совместных мер в рамках ЕАЭС и национальных мер для стимулирования инвестиционной активности, улучшения делового климата, создания условий для повышения производительности в реальном секторе экономики.

Одним из самых перспективных направлений сотрудничества в последние два года стала цифровизация национальных экономик. И сегодня идет работа над актуализацией цифровой повестки Союза до 2025 г. При уже сформированной нормативной базе создается среда для проработки цифровых преобразований по приоритетным направлениям. С учетом интересов бизнеса и органов власти государств-членов сейчас идет работа над развитием системы цифровой прослеживаемости (в том числе идентификации); внедрением электронных сопроводительных документов и их взаимного признания в странах ЕАЭС; созданием Евразийской электронной биржи труда, специализированного венчурного фонда отраслевых цифровых платформ, цифрового Евразийского транспортного коридора, сети промышленной кооперации и субконтрактации и т.д. Одним из основных вопросов встречи был вопрос внедрения и взаимного признания электронных сопроводительных документов. Начата работа по пилотным проектам, касающимся создания и развития системы цифровой прослеживаемости движения товаров. Это важно для прозрачности движения товаров и услуг, а также рабочей силы, сокращения их серых потоков, пресечения коррупции в этих сферах. Создание цифрового сопровождения товаров и транспортно-логистических услуг сокращает время их передвижения, а значит, и цены на них.

Следующим важным вопросом стало принятие решений о дальнейшей либерализации рынка услуг в ЕАЭС. Внесены изменения в перечень секторов (подсекторов) услуг, по которым в Союзе функционирует единый рынок[1]. К уже согласованным 43 секторам услуг были добавлены соглашения еще по девяти секторам: услугам по производству и распространению кино- и видеофильмов, по демонстрации видеофильмов; услугам, связанным с собственным или арендуемым недвижимым имуществом; услугам по аренде и лизингу прогулочных судов без оператора. В перечень также включены услуги в области рекламы, научные консультативные услуги в части геологии, туристические услуги, услуги по проведению научно-исследовательских работ. Учитывая, что многие из них связаны с туризмом, культурно-просветительскими услугами, то речь идет об улучшении условий развития малого и среднего бизнеса, который наиболее представлен в этих сферах, а также о большем удобстве для простых граждан — основных потребителях этих услуг.

Не менее важным является для государств-членов сотрудничество с третьими странами; и на ВЕЭС было одобрено «Соглашение о порядке заключения, прекращения и приостановления действия международных договоров Союза с третьими государствами, международными организациями или международными интеграционными объединениями». Основным принципом заключения подобных договоров признан принцип консенсусного решения. Перед возможным заключением преференциального торгового соглашения проект проанализирует совместная исследовательская группа, а решение о подписании, прекращении или приостановлении действия международных договоров принимает только Высший Евразийский экономический совет.

ВЕЭС также утвердил создание Советов руководителей уполномоченных органов государств-членов в сферах аккредитации, стандартизации, агропромышленного комплекса и транспорта в лице соответствующих национальных министерств и ведомств, а также министров (членов Коллегии) ЕЭК, курирующих эти направления деятельности. Они необходимы для координации работы в названных сферах экономики стран ЕАЭС.

Необходимо понимать всю сложность согласования столь серьезных блоков вопросов сразу пятью государствами. Однако именно эти действия подтверждают нацеленность государств — членов Совета на сотрудничество и согласованное развитие. Естественно, что в ходе встречи обсуждались и проблемы, возникающие в ходе реализации евразийского проекта, о чем достаточно много говорилось в СМИ, и нередко эти вопросы освещались негативно. Но именно честное обсуждение возникающих проблем дает импульс к их решению.

Хотелось бы отметить подписание еще двух документов, которые вышли за рамки встречи Высшего экономического совета, но являются важнейшим результатом работы ЕЭК и правительств государств-членов. Речь идет о «Временном соглашении о создании Зоны свободной торговли между Ираном и ЕАЭС» и «Соглашении о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и его государствами-членами с одной стороны и КНР с другой стороны», подписанных на полях Астанинского экономического форума. Эти документы имеют стратегическое значение для развития Евразийского союза. Китай — крупнейший торговый партнер для большинства государств – членов Союза. Подписание подобного документа определяет общие условия непреференциальной торговли между ними, снимает ряд торговых противоречий и способствует дальнейшему развитию отношений с Поднебесной. Согласно временному соглашению (его срок ограничен тремя годами) с Тегераном, страны ЕАЭС предоставят Ирану уступки по 502 кодам товарной номенклатуры[2]. ЗСТ ЕАЭС — Иран также может подстегнуть участие российских компаний в нефтегазовых проектах на территории Исламской Республики и дать новый толчок развитию приграничного сотрудничества Армении и Ирана.

Таким образом, встреча глав государств и правительств Евразийского союза прошла в рабочем режиме, который предусматривал согласование и решение текущих, но важнейших вопросов развития сотрудничества и интеграции, а значит, и для бизнес-сообщества, и для простых граждан государств-членов.

Примечания:

1. Эти услуги, согласно союзному законодательству, предоставляются в странах ЕАЭС без ограничений, изъятий и дополнительных требований и условий; без дополнительного учреждения в форме юридического лица на территории любого государства-члена; на основании разрешения на поставку услуг, полученного поставщиком услуг в своей стране-участнице; с автоматическим и безусловным признанием профессиональной квалификации персонала поставщика услуг.

2. Всероссийская академия внешней торговли Российский центр компетенций анализа стандартов ОЭСР. 16 мая 2018 г. Мониторинг актуальных событий в области международной торговли № 11. С.4.

Источник: РСМД

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *