Перспективы сотрудничества ЕАЭС и МЕРКОСУР

_ Юрий Павловец. Москва, 10 мая 2018 г.

Стало известно, что рынок стран Южной Америки МЕРКОСУР направил руководящим структурам ЕАЭС предложение по взаимодействию с целью прийти к соглашению о свободной торговле между двумя экономическими союзами. На фоне не прекращающейся в последнее время критики Евразийского экономического союза данное предложение является прекрасным примером того, что сообщество России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Кыргызстана движется в правильном направлении. В случае успешного завершения начатых несколько лет назад переговоров ЕАЭС сможет выйти совершенно на иной уровень своего развития, закрепившись на рынках, далеких от Евразийского континента.

Необходимо напомнить, что МЕРКОСУР (исп. Mercado Comun del Sur или Южноамериканский общий рынок) является результатом многолетнего стремления латиноамериканских стран к созданию стойких интеграционных объединений, которые бы способствовали развитию государств региона и противодействовали негативному влиянию на них извне. Правда, в середине ХХ века, когда в Южной Америке стали зарождаться интеграционные процессы, созданные ЦАОР (Тегусигальпский договор о создании зоны свободной торговли в Центральной Америке 1958 года), ЛАСТ (Договор Монтевидео об образовании Латиноамериканской ассоциации свободной торговли 1960 года) и иные организации оказались малоэффективными из-за ряда противоречий и отсутствующей в то время объективной основы для взаимодействия между странами. Поэтому в конце 1960-х – начале 1970-х годов интеграция стала перетекать на региональный уровень, а появившиеся субрегиональные объединения начали ориентироваться на решение более конкретных задач.

Например, Амазонский пакт и Карибское сообщество (КАРИКОМ), Андская и Ла-Платская группы (последняя впоследствии преобразовалась в МЕРКОСУР). В конце 1980-х годов в Южной Америке из-за усиления протекционизма со стороны США, а также экономического кризиса в регионе интеграционные процессы снова стали центральной темой межгосударственного сотрудничества. В конечном счете Бразилии и Аргентине удалось выработать общий подход к интеграции, в результате чего в 1991 году и был создан Южноамериканский общий рынок.

МЕРКОСУР был создан на основе Асунсьонского договора от      26 марта 1991 года Бразилией, Аргентиной, Парагваем и Уругваем, по которому в качестве стратегической цели предусматривалось сокращение или полное устранение всех таможенных тарифов между членами организации и проведение единой таможенной политики по отношению к внешнему миру. В качестве главных целей выделялись: свободное передвижение товаров, услуг и рабочей силы; проведение единой торговой политики и установление единых ставок таможенного тарифа в торговле с государствами, не являющимися членами организации; координация макроэкономической и секторальной политики в области внешней торговли, сельского хозяйства, промышленности, налогов, валютных систем, движения капиталов, услуг, транспорта и т.д. Проще говоря, все то, что сегодня лежит в основе Договора о создании ЕАЭС.

Более того, МЕРКОСУР обладает «правосубъектностью по международному праву», что дает организации право осуществлять внешние сношения от своего собственного имени, которое представлено на международной арене как Совет общего рынка. За первые несколько лет своего существования МЕРКОСУР смог сформировать довольно устойчивые связи между государствами-участниками и продвинуться вперед на пути интеграции. За более чем четвертьвековой период на большинство товаров были отменены таможенные изъятия, а объем взаимной торговли увеличился в 8 раз, превысив 30 млрд долларов.

На сегодняшний день Южноамериканский общий рынок является третьим после НАФТА и Европейского союза объединением по величине совокупного валового продукта, в котором сосредоточено 40% прямых зарубежных инвестиций и 33% объема внешней торговли стран региона. Это общий рынок, объединяющий Аргентину, Уругвай, Парагвай и Бразилию (ассоциированные члены – Боливия и Чили с 1996 г., Колумбия, Перу и Эквадор с 2003 г.), на который приходится более 250 миллиона человек (55,3% населения стран Латинской Америки и Карибского бассейна) и более 75% совокупного ВВП континента (около 3,3 трлн долларов).

Статус принятой в организацию 2005 г. Венесуэлы, которая, воспользовавшись приостановкой в 2012 г. участия в МЕРКОСУР Парагвая, стала его полноправным участником, в минувшем году оказался под вопросом. Дело в том (и это является серьезной проблемой МЕРКОСУР), что в рамках организации стараются не задумываться о том, насколько совместима экономика вновь принятых стран с деятельностью организации в целом (так было и с одобрением в июле 2015 г. вступления в организацию Боливии). Венесуэла, став полноправным членом организации, никогда не проявляла желания изменить свое законодательство и нормативную базу, а также вести себя как ответственный член объединения. Более того, Каракас неоднократно заявлял о том, что в случае необходимости заблокирует переговоры по Договору об ассоциации с Евросоюзом, что серьезным образом может нарушить общую стратегию развития МЕРКОСУР (ЕС является следующим после стран Америки торговым партнером организации).

Ситуация, сложившаяся с Венесуэлой, прекрасно демонстрирует, что помимо сильных сторон (крепкие торговые и инвестиционные связи между странами-участницами, активное их участие в мирохозяйственных связях и т.д.) у МЕРКОСУР есть ряд серьезных проблем. Так, в организации существует сильная дифференциация стран-участниц по уровню развития, а также наблюдается тяжелое протекание процессов развития интеграции. При этом общий курс на либерализацию торговли внутри МЕРКОСУР периодически не соотносится с протекционистскими мерами отдельных стран-участниц блока. Можно вспомнить, что только с 1995-го по 2004 год Аргентина инициировала против Бразилии 34 антидемпинговых расследования, касающиеся различных отраслей и товаров. Нельзя забывать и том, что во взаимной торговле стран МЕРКОСУР преобладают товары, обладающие слабой конкурентоспособностью на мировом рынке.

Вместе с тем существующие проблемы не мешают развиваться МЕРКОСУР, участники которого продолжают искать себе новых партнеров. В этом ключе интерес южноамериканских стран к ЕАЭС не случаен, так как за счет сближения с Евразийским экономическим союзом они, в первую очередь, рассчитывают получить дополнительную возможность выхода на европейский и азиатский рынки. Поэтому совершенно не случайно, что 18 декабря 2014 г. в аргентинском городе Парана прошел саммит МЕРКОСУР, по итогам которого страны-участницы в совместном заявлении отметили, что намерены развивать сотрудничество с Евразийским экономическим союзом, который должен был начать свою работу лишь через несколько недель. Уже в январе 2015 г. между двумя организациями был подписан меморандум о сотрудничестве в сфере экономики и торговли, после чего, к сожалению, развитие отношений приостановилось в связи с политическим кризисом в странах Южной Америки и ситуацией с Венесуэлой. Переговоры по подписанию всеобъемлющего торгового соглашения между двумя группами было решено интенсифицировать лишь в апреле 2017 г.

Создание серьезного торгового альянса двух организаций, по мнению многих аналитиков, сегодня уже не за горами, о чем свидетельствуют участившиеся визиты представителей государств Южной Америки в страны ЕАЭС. При этом в качестве одного из первых реальных шагов по сближению многие аналитики называют создание Евразийским союзом ЗСТ с отдельными странами региона. Основными кандидатами на формирование таких зон свободной торговли являются Бразилия и Аргентина, что вытекает из нынешних торгово-экономических связей этих стран с ЕАЭС. Например, товарооборот России и Бразилии за последние годы превысил 5,5 млрд долларов, Белоруссии и Казахстана – более 400 млн и 640 млн долларов соответственно. По мнению экономистов, в случае подписания договоров о ЗСТ эти две страны вполне могут стать примером и для других государств Южноамериканского континента.

Необходимо отметить, что экономические связи членов ЕАЭС со странами МЕРКОСУР в настоящее время развиваются достаточно активно: торговый оборот с пятью странами Общего южноамериканского рынка в прошлом году составил 7,234 млрд долларов, увеличившись почти на 10% по сравнению с 2016 г. Тот факт, что на страны МЕРКОСУР в общем товарном обороте ЕАЭС пока приходится всего 1,25%, позволяет говорить о том, что потенциал для двухстороннего сотрудничества у организаций огромный.

По мнению ряда аналитиков, в контексте нынешнего усиления протекционистских тенденций в мировой торговле, определенное «наведение мостов» между ЕАЭС и МЕРКОСУР может существенно укрепить их экономическую и политическую устойчивость. Так, в условиях продолжающейся санкционной войны против России сотрудничество Москвы со странами МЕРКОСУР напрямую или через ЕАЭС может стать серьезным инструментом защиты суверенитета Российской Федерации. Более того, в случае продолжения ухудшения отношений между Европейским Союзом и Россией Южная Америка вполне может стать для Москвы своеобразной запасной площадкой, где в перспективе между странами могут возникнуть стратегические экономические и военно-политические альянсы.

В конечном счете в случае дальнейшего сближения двух организаций страны МЕРКОСУР смогут получить возможность закрепиться на рынках Европы и Азии, а ЕАЭС выйдет за рамки своих континентальных границ. Последнее тем более очевидно, если помнить, что в Евразийском союзе сегодня рассматриваются вопросы о создании ЗСТ не только с МЕРКОСУР в Южной Америке, но и Китаем в Азии, а также с Египтом в Северной Африке (в настоящее время у ЕАЭС действует подобное соглашение только с Вьетнамом). Дополнительно к этому предполагается, что в ближайшие два месяца ЕАЭС подпишет соглашение о запуске временной (на три года) ЗСТ с Ираном, а к концу 2018 г. – с Сингапуром.

Таким образом, дальнейшее сотрудничество ЕАЭС и МЕРКОСУР вполне укладывается в нынешнюю политику стран-участниц обоих объединений. Для организаций, которые в своей сути имеют весьма схожие черты, важно создание отрытого пространства для торгово-экономического сотрудничества без каких-либо ограничений. Вместе с тем нельзя не отметить и тот факт, что на пути формования ЗСТ между блоками стоит еще множество проблем, начиная от различных политических и экономических систем стран-участниц и заканчивая негативным отношением к ним со стороны ведущих мировых держав. Однако, если у стран Южной Америки и ЕАЭС хватит сил и терпения, то создание всеобъемлющей ЗСТ между организациями вполне может стать катализатором глобальных перемен во всей мировой торговле.

Источник: Ритм Евразии

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *