Китай не собирается проводить какие-либо интеграционные проекты в рамках ШОС

_ Фэн Юйцзюня, директо Центра изучения России и Центральной Азии Фуданьского университета. Шанхай, 11 мая 2018 г. Беседовала Наргиза Мураталиева.

3-4 мая 2018 г. в Астане прошел Форум Шанхайской организации сотрудничества, организованный ИМЭП и МИД Казахстана. В ходе мероприятия представители различных мозговых центров стран-членов ШОС, а также государств, имеющих статус наблюдателей в организации, обсудили возможные перспективы, наиболее важные направления сотрудничества и проблемные аспекты. Китайский взгляд на вопросы будущего ШОС.

— Недавно было сообщение о том, что ЕАЭС и Китай достигли соглашение о зоне свободной торговли. Как Вы оцениваете эффект от такого решения и реализуемо ли оно?

— Я пока не очень четко верю, что такое соглашение возможно выполнить, хотя меморандум уже подписали. В Евразии между КНР и странами ЕАЭС существует большой разрыв в плане экономического развития и его показателей. Промышленно-индустриальные системы в странах ЕАЭС, стоит признать, пока слабо развиты, в том числе и в России, поэтому эти страны боятся что сильная экономика Китая окажет сильное влияние на этом пространстве. Поэтому, я сомневаюсь, что подобные документы будут реализованы на практике. Тем не менее, это не означает, что между нашими странами невозможны различные экономические проекты и в целом сотрудничество.

ШОС – это не интеграционное объединение, в том числе «Один пояс – один путь» — это инициатива КНР, которая предполагает, что в будущем мы сможем проводить совместные конкретные проекты, например, в сфере транзита между Восточной Азией и Европой. Если мы сможем построить систему железных дорог и автодорог, то это будет стимулировать экономические связи между нашими странами, а регион Центральной Азии обладает большим потенциалом в этом направлении. Это, можно сказать, первое направление для сотрудничества.

Вторым направлением для сотрудничества может служить продовольственная безопасность, особенно в контексте китайско-американских противоречий и торговых войн. В силу этого в планах КНР входит сокращение импорта продукции в США. Россия и Казахстан, в том числе другие страны Центральной Азии имеют большой потенциал в плане экспорта продовольственной продукции, учитывая, что это стабильный и обширный рынок. Китай не собирается проводить какие-либо интеграционные проекты в рамках ШОС, в том числе и «Один пояс – один путь». Если мы сможем найти совместные экономические проекты, то мы готовы их реализовывать.

— В последние несколько лет много говорилось и обсуждалось, касательно планов сопряжения инициативы «Один пояс — один путь» и ЕАЭС, но, по сути, мало что сделано в этом направлении. Можно ли утверждать, что это потеряло свою актуальность?

— Нет, насколько мне известно, в мае этого года планируется принятие программы сопряжения ЕАЭС и [инициативы] «Один пояс – один путь», но конкретное содержание мы пока еще не знаем. Спустя три года с началом объявления планов о сопряжении происходило обсуждение и обмен мнениями на экспертном и ведомственном уровнях. Несмотря на намерения о сопряжении, мы пока не знаем сможет ли это соглашение сдвинуть с точки экономическое сотрудничество.

— На фоне создания Фонда Шелкового пути, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и других финансовых структур вне ШОС потерял ли Китай интерес к созданию финансовых структур в рамках ШОС?

— Нет, на самом деле у Китая есть очень большой интерес в этом вопросе, но пока мы еще не договорились с остальными членами организации о создании Банка развития ШОС. Поэтому, как сказали также некоторые эксперты, на фоне глобализации, как раз нам нужно продвинуть его создание. Китай имеет интерес, а также финансовые ресурсы для того, чтобы сделать свой вклад в этом деле.

— Существует неформальное экспертное мнение, что с включением Индии и Пакистана, в рамках ШОС начнется некоторое неформальное разделение по интересам по линии Россия и Индия, Китай и Пакистан, отдельно страны Центральной Азии. Что Вы думаете по этому поводу?

— Я не стал бы делать такие предположения, это скорее миф. Можно согласиться с тем, что у этих стран существуют совместные интересы, например газопровод ТАПИ – это был очень важный и интересный проект и для Индии и для Китая. Если мы сможем подобный проект реализовать, то между Индией и Пакистаном могут появиться также совместные интересы. Это придаст импульс для наращивания совместных интересов и проектов. Поэтому я не думаю, что в ШОС будет разделение по сферам интересов.

— Как Вы считаете, реально ли вступление Ирана в ШОС и стоит ли его включать в организацию?

— Я думаю, что на данном этапе это проблематично. На фоне вступления Индии и Пакистана в ШОС, мы должны сначала принять новые решения уже в новом формате. Также нужно учитывать санкции США в отношении Ирана, конфликты между Ираном и Западом. В случае, если мы примем Иран в качестве полноправного члена ШОС, страны Запада могут принять этот шаг как намерение создания со стороны России и Китая антизападной коалиции. На самом деле это неприемлемо для каждого члена ШОС.

Источник: CABAR.asia

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *