Концепция Большой Евразии: культурно-географическое и полит-экономическое понимания

_ Юрий Кофнер, заведующий Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, аналитик Центра ОЭСР — ВШЭ, научный сотрудник ИИАСА, Москва, 10 мая 2018 г.

Термины «Евразия», «евразийский» и «евразийцы» традиционно всегда были и являются одними из наиболее сложных для точного и раз и на всегда однозначного определения. Сложность определения, наверное, кроется, с одной стороны, в неопределённости границ, которые должны составить внешние пределы того ареала, которого мы хотели бы обозначить «евразийским». Самый острый вопрос в данном контексте  – где заканчивается Восточная Европа и где начинается Западная Евразия? С другой стороны, до сих пор идут академические (и не только) споры по поводу четкого определения того субъекта, которого можно считать источником для формирования некой «евразийской» или «общеевразийской» идентичности. Кто или что субъект, формирующий евразийскую идентичность? Русские? Советское наследие? Монгольское наследие? Скифское наследие? Совокупность современных народов ЕАЭС? Особенности климата и географической отдаленности от морей? Скорее всего, все вместе.

Составление какого-то ёмкого, более-менее внятного и аргументированного ответа на эти вопросы является задачей для дальнейших исследований и публикаций.

В данной же статье, я бы хотел пойти еще на один шаг дальше и дать определение еще более невнятному термину, вошедшему в экспертный дискурс совсем недавно – концепции «Большой Евразии».

Считаю, что термину «Большая Евразия» можно дать как культурно-географическое, так и полит-экономическое определение.

Большая Евразия: культурно-географическое понимание

В культурно-географическом измерении я бы хотел ссылаться на терминологию, выработанную классическим евразийцем, экономистом и географом Петром Савицким. Столкнувшийся с такой же проблемой невнятности термина «Евразия», он подразделил его на две субкатегории.

«Eurasia in sensu stricto», т.е. «Евразия в строгом или узком понимании» — это территория, условно совпадающая с границами бывшей Российской империей и (к нашему времени уже) бывшего СССР. Т.е. условно, современное постсоветское пространство. Выделение данной территории в отдельную категорию обусловлено множествами причин – культурными, климатическими, географически-ландшафтными, историческими. Прежде всего, Савицкий и евразийцы считали, что данный ареал населяют народы отдельной, единой и самобытной «евразийской» цивилизации.

Таблица 1. Аргументы выделения термина «Евразия» (Eurasia in sensu stricto) как отдельного субрегиона

1. Географический ·        Контроль над вертикальными реками не дает контроль над всей Евразией

·        Контроль над горизонтальными степями дает контроль над всей Евразией.

·        Евразия внешне обрамлена горной цепью (от Карпат до Ин-Шань).

·        Уральский хребет де-факто не разделяет Евразию на Европу и Азию.

·        Горизонтальный «четырёхголосный флаг» из тундры, леса, степи и пустыни объединяет всю Евразию с одного начала до другого.

·        Континентальный характер географии: высокая удаленность от мировых океанов и морей.

2. Климатический ·        Евразия – это все то, что ниже средней нулевой изотермы января.
3. Этно-культурный ·        Славянско-тюркский синтез (с участием угро-финского, иранского и кавказского культурно-этнических начал)

·        Плавный переход от одной этнической группы к другой.

4. Исторический ·        Евразия исторически была объединена уже пять раз: 1. Скифская общность (8 – 2 век до н.э.); 2. Тюркские каганаты (5 – 8 век); 3. Монгольская империя (12 – 15 век); 4. Российская империя (16 – 20 век); 5. Советский Союз (20 век).

·        Евразийский экономический союз (21 век) — это новое, шестое, объединение.

Автор: Ю. Кофнер.

Не хотелось бы уменьшить значение (во всех смыслах этого слова) данного пространства, но ради научной точности можно было бы назвать данный ареал также «Малой Евразией», т.е. в противопоставлении к «Большой Евразии».

Карта 1. ЕАЭС (золотым) и «Большая Евразия» (синим)

Автор: Ю. Кофнер.

«Eurasia in sensu latiore», т.е. «Евразия в широком понимании» – термин, введенный немецким географом, натуралистом и путешественником Александром фон Гумбольдтом для описания всего евразийского материка или «континента Евразия» в пределах от Атлантического и Северного ледовитого океанов на западе и севере до Тихого и Индийского океанов на востоке и юге. Как раз этот термин и лучше всего описывает концепцию «Большой Евразии» с географической точки зрения. «Большая Евразия» в данном определении выступает как огромное плато суши, «мировой остров» по определению британского геополитика Маккиндера, окруженное мировыми океанами. Кстати, «хартленд» Хельфорда Маккиднера – это как раз та самая «Eurasia in sensu stricto» о которой мы говорили выше. Континент-материк «Большая Евразия» действительно един в том плане, что оно представляет собой огромную неразделенную сухую поверхность в глобальном океане. Однако в культурно-политическом плане мы конечно видим, что на ней проживают совершенно разные народы и цивилизации, крупнейшие из которых – европейская, евразийская, арабская, персидская (иранская), индусская и ханская (китайская).

Большое евразийское партнерство: полит-экономическое понимание

В своем полит-экономическом измерении термин «Большая Евразия» гораздо новее определений Савицкого, фон Гумбольдта и Маккиндера. «Большая Евразия» здесь выступает как политический конструкт. Его еще называют проектом «Большого евразийского партнерства». Данный проект подразумевает создание сети зон свободной торговли и сопряжение региональных интеграционных процессов на всем евразийском материке. В итоге должно получиться общее пространство «от Лиссабона до Шанхая».  Основная цель – содействие экономическому процветанию и развитию благосостояния национальных экономик через разные форматы и степени экономической интеграции материка.

Термин «Большая Евразия» в качестве замены устаревшей концепции «Большой Европы» (т.е. общего пространства «от Лиссабона до Владивостока») в научный обиход впервые внесли эксперты Валдайского клуба и Высшей Школы Экономики Сергей Караганов и Тимофей Бордачев.

Затем на высшем государственном и международном уровне данная концепция была выдвинута президентами России В.В. Путниым и Казахстана Н.А. Назарбаевым на ПМЭФ в 2016 году. Владимир Путин в своем выступлении заявил: «Мы […] предлагаем подумать о создании    Большого евразийского партнёрства с участием Евразийского экономического союза, а также стран, с которыми у нас уже сложились тесные отношения: Китай, Индия, Пакистан, Иран. И конечно, имею в виду наших партнёров по СНГ, других заинтересованных государств и объединений».

Мы видим, что главными двигателями и полюсами интеграции большого евразийского пространства выступают ЕАЭС и Китай. Если ЕАЭС пока сосредоточился на продвижении внешне-правого оформления через торговые переговоры, то Китай планирует заполнять эту внешнюю «мягкую» инфраструктуру своей «жесткой», т.е. физической транспортно-инфраструктурной инициативой под названием «Пояса и Пути», о котором президент КНР Си Цзиньпин публично объявил в 2013 году в Астане.

Таблица 2. Некоторые элементы «Большого евразийского партнерства»

Название проекта Торговля Транспорт и инфраструктура Инвестиции Статус
ЭПШП   + + Начинается реализация
МТК «Север-Юг»   + + На начальном этапе реализации
Соглашение о не-преференциальном торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС — Китай Только ряд нетарифных барьеров   + Будет подписано 14 мая 2018
ЗСТ ЕАЭС – Вьетнам +     Работает
ЗСТ ЕАЭС – Иран Временно (4 года) и только часть товарной номенклатуры     Будет подписано 17 мая 2018
ЗСТ ЕАЭС – Индия +      
Общее экономическое пространство ЕС – ЕАЭС + + + Политический кризис не позволяет реализацию

Автор: Ю. Кофнер.

О планах по сопряжению Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской инициативы «Экономического пояса Шелкового пути» (ЭПШП) было объявлено 8 мая 2015 года. Оно направлено на эффективную транспортно-инфраструктурную связку Китая с Европой, и, одновременно, на социально-экономическое развитие регионов Евразии вдоль транспортно-логистических коридоров данного проекта. ЭПШП является сухопутной частью более широкой китайской инициативы «Пояса и Пути».

Другой, не менее важной транспортно-инфраструктурной артерией для связки континента мог бы стать международный коридор «Север-Юг». Главными сторонниками данного проекта принято считать Индию и Иран. В то же время, необходимо признать, что их стратегии по продвижению данного коридора пока невнятно оформлены, а то и вовсе отсутствуют. То же самое касается и самого ЕАЭС, где пока не выработана своя концепция развития транспортных коридоров по оси «Север – Юг».

ЕАЭС пока приоритетно концентрируется на создание сети зон свободной торговли со странами «Большой Евразии». К началу 2015 году более 50 стран мира заявили о своем желании наладить той или иной формат сотрудничества с Евразийским экономическим союзом. В 2016 году вступила в силу ЗСТ между ЕАЭС и Вьетнамом. На 17 мая 2018 года в Астане запланировано подписание временного ЗСТ (на четыре года) между ЕАЭС и Ираном. На разных стадиях переговорного процесса находятся проекты соглашений ЗСТ с такими странами как Индия, Израиль, Сингапур,  Египет, Сербия. 14 мая 2018 года в Сочи запланировано подписание соглашения о не-преференциальном торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС с Китаем. Данное соглашение нельзя считать зоной свободной торговли, т.к. оно не предполагает снижение тарифных барьеров. Вместо этого, оно направленно на взаимное улучшение инвестиционного климата, упрощение таможенных процедур и снижения иных нетарифных барьеров к торговле. Поэтому данное соглашение необходимо рассматривать в контексте сопряжения ЕАЭС и ЭПШП.

Карта 2. Международное сотрудничество ЕАЭС в 2017 г.

Источник: ЦИИ ЕАБР.

Несомненно, незаменимым элементом формирования «Большого евразийского партнерства», но пока очень далеким от реализации, является идея общего экономического пространства между ЕС и ЕАЭС. Ряд известных противоречий пока не позволяют лидерам обеих интеграционных объединений начать обсуждения на официальном уровне по поводу «интеграции интеграций». Прежде всего – украинский кризис и связанный с ним кризис в отношениях между ЕС и Россией. В то же время существует ряд убедительных предпосылок для создания общего экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока». Европейскому союзу интересны доступ к сырьевым богатствам и к сравнительно качественному человеческому потенциалу ЕАЭС, а также расширение рынка для сбыта своей продукции. Евразийскому экономическому союзу нужны европейские инвестиции и связанный с ними трансфер высоких технологий. Обеим союзам важна стабильность спроса и предложения на рынке энергоносителей.  Речь идет не только о взаимной комплиментпарности, но и том, что Евразийскому союзу необходимо стоят на двух ногах. Т.е. сотрудничество с Евросоюзом поможет сбалансировать китайское влияние на интеграционные процессы в Большой Евразии.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *