Дилеммы западно-балканских государств: европейский проект vs. евразийский проект

_ Милан Лазович, МГИМО МИД России. Белград, 16 апреля 2018 г.

На сегодняшний день отчетливо видно, что регион Западных Балкан остался практически единственным регионом в Европе, не сделавшим окончательно свой стратегический и геополитический выбор. В этой части Балканского полуострова традиционно имеют свое влияние, как Россия, так и Европейский Союз, а также третьи стороны, например, Турция. Таким образом, регион, в особенности Сербия, оказался объектом борьбы за влияние, находясь в буквальном смысле на перекрестке огней, где главными борцами являются Россия и ее евразийский проект с одной стороны и Европа в лице ЕС с другой.

Такое положение вещей вызывает у экспертного сообщества закономерные вопросы, а именно как же будет развиваться ситуация в дальнейшем? Некоторые выражают обеспокоенность, что такая ситуация подрывает и без того достаточно хрупкую стабильность на Балканах, и что бесконечно так продолжаться не может. Поэтому на сегодняшний день чрезвычайно важно наметить возможные сценарии дальнейшего развития ситуации, опираясь на позиции политической и образовательной элит региона, которые, в свою очередь, формируют общественное мнение и в определенной степени являются выразителями превалирующего мнения на тему современного положения в регионе в контексте нависшего геостратегического выбора.

Итак, согласно проведенному исследованию, включающему в себя анализ точек зрения региональных элит, образовательных кругов, квалифицированных экспертов, а также местных СМИ, и основанному на таких методах, как дискурс-анализ и когнитивное картирование, можно сделать предварительный вывод о том, что вышеупомянутые представители элит, преимущественно сходятся в одном: существует три основных и наиболее вероятных развития ситуации в ближайшем будущем.

Сценарий 1: Курс на созвездие Европа. Страны Западных Балкан в конце концов сделают окончательный выбор в пользу европейской интеграции с последующим членством в ЕС, который получит полное доминирование в регионе. Такое развитие событий, прежде всего, объясняется тем, что географически этим государствам ближе Европа, именно с ЕС ведется более тесное экономическое сотрудничество, а также все эти государства являются кандидатами на вступление в ЕС и в той или иной степени ведут с Евросоюзом переговоры на эту тему. Более того, расширение Евросоюза за счет западнобалканских государств привнесет в регион стабильность.[1] Такое мнение высказывают доктора политических наук, профессоры факультета политических наук в Белграде и Сараево Мая Ковачевич и Мирко Пеянович.[2]Однако в то же время, они убеждены, что у ЕС и стран Западных Балкан, в частности Сербии, разные взгляды на стабильность и ее понимание. Если для Белграда стабильность – это, в первую очередь, прекращение межэтнических столкновений в Косово и возвращение края в состав страны, как того требует сербская Конституция, то для ЕС стабильность скорее заключается в расширении своего влияния в регионе и окончательного в нем закрепления путем включения в свой состав всех региональных игроков. Эксперт Международного института по изучению Балкан и стран Ближнего Востока Зияд Бечирович также полагает, что регион скорее склоняется к сближению с ЕС, но этому активно противится Россия, оказывая давление на такие страны Сербия, Македония, Черногория и Босния и Герцеговина, с которыми Москва имеет тесные исторические связи.[3] В этой связи ему вторит историк, профессор университета города Нови-Сад, доктор наук Миливой Бешлин, который уверен, что Россия намеренно и уже давно препятствует евроинтеграции региона, пытаясь вбить клин между Сербией, Республикой Сербской в Боснии и их соседями. По его мнению, Москва разжигает межнациональную рознь, подогревая идеи «Великой Сербии», сербского реваншизма, а также агрессивного сербского национализма, который повлечет за собой перекройку границ в регионе и неизбежно приведет к новому витку напряженности.[4] Согласно убеждениям эксперта, главным препятствием для скорейшего вступления стран Западных Балкан в ЕС являются именно действия России, а не внутренние проблемы региона и отдельных его стран, что, однако, тоже имеет место быть. Относительно внутренних проблем и целого ряда проблемных стран, создающих препятствия для евроинтеграции, неоднократно высказывались такие представители постюгославской общественности как Зияд Бечирович и руководитель института европейских и глобальных исследований университета Загреба Анджелко Милардович.[5] В частности, они говорили в первую очередь о Боснии и Герцеговине, Македонии и Косово. С ними трудно не согласиться, поскольку перечисленные государства действительно либо крайне слабы как суверенные акторы, либо имеют целую череду внутренних проблем, начиная с экономики и заканчивая этническими конфликтами. В результате вполне естественно, что процесс сближения с ЕС тормозится. Таким образом, данный сценарий имеет место быть и в высокой степени возможен, однако с большой долей вероятности он не будет реализован в ближайшем будущем, поскольку в регионе необходимо еще решить целый ряд проблем, «подогнать» потенциальных кандидатов под необходимые стандарты ЕС, разрешить территориальные и этнические конфликты, снизить влияние и авторитет России на Балканах и заставить страны региона отвернуться от Москвы. Такие цели потребуют немало усилий и времени, а некоторые из них потенциально невыполнимы, что частично признают и в ЕС.

Сценарий 2: В гнезде двуглавого орла. Россия вытеснит ЕС из региона и окончательно укрепит в нем свое влияние. Такой сценарий также достаточно вероятен, но не лишен трудностей реализации. Среди экспертного сообщества бывших югославских республик в пользу сближения с Россией высказываются многие. Так, например, о кризисе ЕС говорят Слободан Самарджич и Мая Ковачевич, профессоры факультета политических наук в Белграде, директор сербского центра геостратегических исследований Драгана Трифкович, а также президент Македонии, профессор права в Университете Св. Кирилла и Мефодия в Скопье Георге Иванов. Они убеждены, что Россия способна предложить лучшую альтернативу, конкурентоспособную с проектом ЕС, и что эта альтернатива будет в большей мере соответствовать интересам и Сербии, и Македонии, и Боснии и даже Черногории, которая наиболее активно сближается с евроатлантическими структурами.[6] Так, Драгана Трифкович убеждена, что у Сербии нет будущего в ЕС, что Евросоюзу нужна слабая Сербия, в то время как Россия выступает за сильные Балканы, сильную Сербию и ее союзников. В этой связи необходимо наращивать военно-политическое сотрудничество с РФ.[7] В то же время, сотрудничество Сербии и ее соседей в экономической сфере с Россией, главным образом через ЕАЭС открывает огромные перспективы для региона: это и новые рынки, и возможность привлекать новые крупные инвестиции, и диверсификация экономических связей за счет стран постсоветского пространства и многое другое.[8] Сербский политолог Бошко Якшич и сотрудник Института европейских исследований при институте политических исследований в Белграде Александар Гайич подтверждают вышеуказанную гипотезу, говоря о том, что Сербии необходимо как можно скорее сближаться с ЕАЭС, включив при этом в отношения с Россией и странами ЕАЭС больше прагматики.[9] В этой связи отдельно необходимо также упомянуть мнение руководителя Центра изучения России при факультете политических наук в Белграде, профессора Синиши Атлагича, который считает, что российский положительный имидж не до конца раскрыт на Балканах, и что при правильном его раскрытии Москва добьется больших успехов, сможет без труда вытеснить ЕС из региона.[10] Большим подспорьем является также значительный уровень симпатий западнобалканских государств именно к России, с которой установились прочные историко-культурные связи. Все, что связано с Россией, несомненно вызывает симпатии в Сербии и ее союзниках, уверен эксперт. В то же время, некоторые смотрят на сближении с Россией и евразийским проектом не столь радужно. Так, сербский экономист и журналист Мият Лакичевич задается вопросом, так ли уж перспективно для Сербии сближение с Москвой и ЕАЭС, которые также переживают сегодня определенный кризис?[11] Падение курса рубля, антироссийские санкции коллективного Запада… Более того, пока так и не появилось каких-либо ощутимых результатов сотрудничества Сербии и ЕАЭС. В отношениях можно наблюдать отсутствие динамики и прагматики. Так или иначе, заметно, что взгляды в отношении сближения с Москвой также рознятся, несмотря на огромный уровень симпатии к России и лично президенту Путину, сохраняющийся в регионе.

Наконец, сценарий 3: По-прежнему меж двух огней. Такой ход развития событий подразумевает, что ситуация пока так и останется в неподвижном, замороженном состоянии. Другой вопрос – как долго это сможет продолжаться? То есть сохранится некий статус-кво. В этом случае оба проекта – и евразийский (РФ) и европейский (ЕС) продолжат конкуренцию и борьбу за влияние в регионе. Государства Западных Балкан смогут, с одной стороны, получать от этого двойную выгоду, сотрудничая и с одной и с другой стороной, извлекая пользу для собственных национальных интересов и попадая под определенную зависимость, как от Москвы, так и от Брюсселя. С другой стороны, при таком сценарии есть риск эскалации ситуации, роста напряженности в регионе, в случае если противоборствующие стороны решат идти на крайние меры с тем чтобы в итоге переломить ситуацию. Важно отметить также тот факт, что по большому счету многие государства региона осознают, что их перспективы стать полноценными членами ЕС в ближайшем будущем весьма сомнительны, как, по-видимому, и сам ЕС. В результате, как отмечает профессор Слободан Самарджич из Белградского университета, ЕС принял тактику защиты Западного мира на Балканах, защиты от России, которая заключается в расширении Евросоюза без членства.[12] Иными словами, выходит нечто вроде наиболее тесной ассоциации с оказанием влияния и давления. О туманных перспективах вступления в ЕС говорит и профессор Мая Ковачевич, а также черногорские профессоры политических наук из Университета Черногории в Подгорице Славен Живкович, Оливера Комар и Иван Вукович. По мнению специалистов, помимо ряда других причин, быстрое вступление в ЕС затрудняется посткоммунистической системой власти во многих государствах западных Балкан, что особенно ярко проявилось в Черногории.[13] Несменяемость власти, внутренняя межпартийная борьба за внешнеполитический курс и ориентацию страны, слабая развитость демократии в целом – все это лишь добавочно тормозит процесс евроинтеграции.[14] Вдобавок профессор Мирко Пеянович из Сараевского университета утверждает, что ко всем вышеперечисленным факторам добавляется влияние внешних игроков, коими помимо России выступает еще и Турция, также имеющая определенное историческое влияние в регионе.[15] Такая ситуация негативно влияет как на сближение с ЕС, так и на стабильность региона.

Подводя общий итог, необходимо сказать, что все три возможных сценария имеют место быть. И именно эти три сценария определяются местной элитой в качестве приоритетных. А вот сказать более-менее определенно, какой сценарий в итоге одержит верх или наиболее полно проявится в ближайшем будущем – достаточно проблематично.

Тем не менее, вполне возможно рассмотреть, при каком развитии событий и стечении обстоятельств наиболее вероятен тот или иной сценарий. Если предположить, что хорошо известные проблемные точки Балкан, такие, например, как отношения между бошняками и сербами в Боснии и Республике Сербской, периодические обострения в Косово, притязания венгров на автономный сербский край Воеводина, притязания албанцев на македонские территории, проект «Великой Албании» и многое другое примут радикальный характер, став при этом серьезнейшей угрозой безопасности региона и напрямую станут провоцировать масштабный военный конфликт на Балканах, то в этом случае, с большой долей вероятности можно говорить о том, что такие страны как Сербия, Республика Сербская в Боснии и Герцеговине и Македония в том, что касается вопросов национальной безопасности и военной помощи, скорее всего, будут искать поддержки именно у России, а не у Запада в лице ЕС. В этих государствах, особенно в Сербии еще живы и весьма сильны воспоминания о преступлениях коллективного Запада против сербского народа в 1990-е годы. Это, в свою очередь, сможет серьезно укрепить российское влияние в регионе, будет наращиваться военно-политическое сотрудничество между сторонами. Таким образом, неопределившиеся региональные игроки, основываясь, прежде всего, на вопросах безопасности, потенциально могут сделать свой окончательный геостратегический выбор в пользу России и ее евразийского проекта. Затем уже будет активно и с большей долей прагматизма расширяться и сотрудничество в других сферах – экономике, социальной сфере, в области культуры и науки и др. Однако сразу же стоит отметить, что такой сценарий будет реализован лишь в случае проявления реальной и сильной политической воли балканских государств, которые не отступят перед давлением Евросоюза, которое неизбежно начнется при активном сближении с Москвой, особенно в военной сфере.

Если же события будут развиваться в несколько ином русле, при относительной стабильности и отсутствии политических обострений на Балканах на этнической и религиозной почве, а также продолжающейся антироссийской пропаганде во всей Европе, то можно выдвинуть предположение, что ЕС постепенно будет наращивать свое влияние и давление на регион до полного в нем закрепления: либо за счет расширения на Западные Балканы, либо за счет своей политики «расширения без членства». ЕС силен в экономическом плане, что и является его козырем. Находясь ближе к Балканам, чем Россия и будучи способным предложить больше в торгово-экономической сфере, Брюссель может взять за основу сближения этот пласт (в то время как Россия может взять за основу сближения вопросы обеспечения и гарантии безопасности). Правда для воплощения такого сценария также необходимо, чтобы одновременно и Россия не смогла усилиться экономически в регионе и не сумела бы предложить прагматическое, интенсивное и взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Таким образом, при реализации данного сценария вопросы безопасности и конфликты отойдут как бы на второй план. ЕС получит полное влияние в регионе и будет стремиться закрепиться и политически путем координации внешнеполитического курса государств Западных Балкан со своим собственным, что, однако, будет весьма нелегко, ввиду весьма мощных пророссийских настроений и симпатий в Сербии, Республике Сербской, частично в Македонии и даже Черногории, уже являющейся членом НАТО.

Наконец, если гипотетически представить, что и Россия, и ЕС будут слишком заняты двусторонней повесткой отношений, дипломатическими, политическими и экономическими войнами между собой в свете серьезного обострения отношений, которое некоторые называют даже «холодной войной 2.0», то в таком случае, возможно события будут развиваться по третьему сценарию, то есть в регионе сохранится статус-кво. Однако и здесь есть свои условности. Такой сценарий возможен и наиболее вероятен при условии, что ни Россия, ни ЕС не захотят пойти дальше в своем конфликте, а именно развернуть соперничество на «неопределившихся» Западных Балканах, иными словами, сделать из региона арену противостояния или, что еще опаснее, ввиду специфики региона, ареной локальных горячих конфликтов.

Примечания:

[1] Ковачевић М. Криза у Европској унији и политика проширења // Европска унија: нове и старе димензије кризе: зборник саопштења са научног скупа „Европска унија – од кризе ка дезинтеграцији” / [уредили Слободан Самарџић и Ивана Радић Милосављевић]. – Београд: ФПН, 2017. С. 83-89.

[2] Prema Europi jedan korak naprijed, dva natrag // Magazin Glas Slavonije. – 2018. – 20.01 [эл. ресурс] URL: http://www.glas-slavonije.hr/353795/11/Prema-Europi-jedan-korak-naprijed-dva-natrag

[3] Dok EU priča o poglavljima, Rusija preko Srbije blokira sve EU akcije u BIH i u regionu // SAFF. – 2018. – 07.02 [эл. ресурс] URL: http://saff.ba/dok-eu-prica-o-poglavljima-rusija-preko-srbije-blokira-sve-eu-akcije-u-bih-i-u-regionu/

[4] Bešlin M. Srpso-Ruski odnosi XIX – XXI vek: motivi, zablude I stereotipi nasuprot racionalnom znanju o prošlosti i sadašnjost // Jačanje Ruske meke moći u Srbiji – ciljevi, instrumenti I efekti/ Centar za Evroatlantske studije. Beograd, 2016. S. 44-51.

[5] Balkanske zemlje između Rusije I EU // Russia Beyond. – 2016. – 17.11 [эл. ресурс] URL: https://hr.rbth.com/politics/2016/11/17/balkanske-zemlje-izmedu-rusije-i-eu-a_648457

[6] Самарджић С. Да ли је Европска унија наша судбина?// Европска унија: нове и старе димензије кризе: зборник саопштења са научног скупа „Европска унија – од кризе ка дезинтеграцији” / [уредили Слободан Самарџић и Ивана Радић Милосављевић]. – Београд: ФПН, 2017. С. 103-113.

[7] Драгана Трифковић: природно jе да гледамо у Русиjу, али сами смо одговорни за своjу судбину // Станње Ствари . – 2014. – 01.12 [эл. ресурс] URL: https://stanjestvari.com/2014/12/01/драгана-трифковић-природно-је-да-глед/

[8] Serbian Trade Deal With Eurasian Union Worries Experts // Balkan Insight . – 2016. – 14.06 [эл. ресурс] URL: http://www.balkaninsight.com/en/article/serbia-s-ties-with-eurasian-union-threats-eu-relations-06-13-2016

[9]А. Гайич: В экономике у Сербии и Евразийского Союза огромный нереализованный потенциал // Евразийские исследования. – 2018. – 30.01 [эл. ресурс] URL: http://eurasian-studies.org/archives/6818

[10] Проблемы морали и политики: к вопросу об имидже России за рубежом – на примере Сербии // Философский журнал. Т.8. №1. 2015.

[11] Lakičević M. Rusko tržište – Srpska šansa ili zabluda// Jačanje Ruske meke moći u Srbiji – ciljevi, instrumenti I efekti/ Centar za Evroatlantske studije. Beograd, 2016. S. 66-74.

[12] Самарджић С. Указ. соч.

[13] Komar O., Živković S. Montenegro: A Democracy without Alternations // East European Politics & Societies, 2016.

[14] Vuković I. The Determinants of Party Consensus on European Integration in Montenegro // Politička misao: časopis za politologiju, Vol.52 No. 4 – 5, Ožujak 2016.

[15] Prema Europi jedan korak naprijed, dva natrag // Magazin Glas Slavonije. – 2018. – 20.01 [эл. ресурс] URL: http://www.glas-slavonije.hr/353795/11/Prema-Europi-jedan-korak-naprijed-dva-natrag

Источник: http://russiancouncil.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *