Пакистан – первый год в статусе равноправного члена ШОС: вызовы и перспективы

_ Н.А.Замараева. Москва, 19 февраля 2018 г.

1 Пакистан завершил в июне 2017 г. процесс присоединения к Шанхайской организации сотрудничества. В конце ноября 2017 г. он впервые в качестве полноправного члена ШОС участвовал в работе 16-ой встречи глав правительств стран-членов ШОС в Сочи, России.

Исламабад полностью разделяет основные цели Организации: построение взаимного доверия, равенство, уважение культурного разнообразия и поддержка добрососедских отношений.

Внешняя политика страны по отношению к странам-членам ШОС направлена на содействие эффективному сотрудничеству в таких областях, как политика, безопасность, торговля, экономика, энергетика, транспорт и социальный сектор. Пакистан выражает надежду на дальнейшее укрепление политических и экономических отношений.

2 Вступив в ряды ШОС, Исламабад:

— продолжил традиционный курс на укрепление позиций в различных международных организациях;

— сохранил паритет сил с Индией;

— укрепил представительство на международной арене

— создал возможность для подключения своих наземных маршрутов для развития торговли и энергетики в регионе ШОС.

Членство в ШОС для Пакистана положило начало прорыва летом 2017 г. недружественной изоляции со стороны стран региона: Афганистана, Индии и Ирана.

3 Доминирующим ориентиром для Исламабада во внешней политике 2017-2018 гг. остается Пекин. Стороны подписали в 2015 г. пакет соглашений для имплементации проекта Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК). Отсутствие финансирования и многолетний энергетический кризис поставили Пакистан в экономическую зависимость от Китая. Поднебесная инвестирует 51 млрд долл до 2025 г. в инфраструктурные проекты (КПЭК) Исламабада.

КПЭК –флагманский проект китайской инициативы «Один пояс Один путь» (ОПОП). В реальности – это логистический маршрут транспортировки китайских товаров и услуг в рамках ОПОП для выхода на рынки стран Ближнего Востока, Северной Африки, Европы. Первый его маршрут (от китайского Кашкара Синьцзян-уйгурского автономного района по территории пакистанской провинции Белуджистан до порта Гвадар, протяженностью около 2-х тысяч км) введен в эксплуатацию в ноябре 2016 г.

Исламабад вслед за Пекином использует административную и коммуникационную структуру Шанхайской организации для дальнейшего развития ОПОП. Пакистан и Китай в начале 2018 г. поставили цель интегрироватьКПЭК с шестью наземными маршрутами ШОС.

4. Вторая половина 2017 г. стала переломным этапом во внутренней и внешней политике Пакистана. И связано это не в последнюю очередь с досрочно-принудительгной отставкой премьер-министра Н.Шарифа, которое по времени совпало с вступлением в ШОС. Дисквалификация главы кабинета министров Пакистана «означала победу» военного истеблишмента Пакистана над правящей гражданской коалицией. В свою очередь это открыло возможность для генералитета возобновить сотрудничество с Ираном (Н.Шариф блокировал) и усилить контроль военных над афганским вектором внешней политики Пакистана.

5. Реализация проектов ОПОП-КПЭК-ШОС остро поставила вопросы охраны и поддержания режима безопасности на всем их протяжении. Это нашло выражение:

— в дальнейшем укреплении военно-технического сотрудничества со странами ШОС, Ираном, монархиями Персидского залива;

— укреплении береговой охраны и морских границ;

— обустройстве новых военно-морских баз (порт Гвадар);

— в пересмотре региональной политики Исламабада, в частности, ее иранского вектора. Реальный прорыв в двусторонних отношениях произошел в октябре 2017 г. Впервые за двадцать лет начальник штаба сухопутных войск Пакистана генерал М.Баджва посетил Иран с официальным визитом.

Настоятельная необходимость согласованных усилий противостоять угрозе исламистского экстремизма вблизи государственных границ убедила Тегеран при поддержке Москвы призвать Исламабад к формированию единенной дуги безопасности в рамках построения сильного «пост-западного» региона. Подобная необходимость появилась после поражения ИГИЛ на Ближнем Востоке в результате действий российских ВКС. Дефолт террористической организации возродил надежды на стабильность в регионе, но одновременно повысил вероятность нового вооруженного конфликта в Афганистане, куда перебираются боевики;

— Пакистан рассматривает «афганский узел» проблем с двух позиций:

— постоянного контроля, влияния и прямого/ косвенного участия во внутренней политике Афганистана;

— военных действиях против террористических элементов исключительно в районе пакистано-афганского пограничья. Блокировка федеральной армией Пакистана трансграничных переходов боевиков перенаправит потоки террористов (из региона Ближнего Востока) в северные, северо-западные районы Афганистана, вблизи границ Российской Федерации.

Страны ШОС поставлены перед необходимостью решения афганского конфликта. Примером может стать Сирийский диалог.

Источник: http://www.materik.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *