Военно-политические последствия новых военных стратегий США для ШОС: анализ и практические предложения

_ Владимир Козин, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России. Москва, 19 февраля 2018 г.

Принятые в конце прошлого и начале этого года администрацией Д. Трампа три актуализированные военные стратегии («Стратегия национальной безопасности», «Стратегия национальной обороны» и ядерная доктрина в виде «Обзора ядерной политики») самым непосредственным образом затрагивают национальную безопасность ряда государств, имеющих различный статус участия в ШОС, и эту организацию в целом.

В «Стратегии национальной безопасности» безосновательно фиксируется, что основная угроза Соединенным Штатам и их союзникам исходит от России и КНР, которые играют заметную роль в ШОС. Оба государства квалифицируются в этой стратегии как «соперники США» и «ревизионистские государства», якобы, «бросающие вызов американской мощи, влиянию и интересам», как наращивающие военные потенциалы, которые «могут угрожать» критически важной инфраструктуре, а также командно-управленческим системам США.

В данном контексте следует учитывать, что в ближайшие пять лет США намерены вложить в военный бюджет 3,6 трлн. долл., упор в котором будет сделан на противодействие России и КНР. В частности, на 2019 год Д. Трамп запрашивает на 19 млрд. долл. больше, чем расходы на оборону в текущем году, которые определены в размере около 700 млрд. долл. В проекте бюджета на 2019 год предполагается увеличить статью расходов на непосредственное «сдерживание России» — с 4,8 млрд. в 2018 году до 6,5 млрд. долл. в 2019 году.

Вашингтон оказывает сильное давление на члена ШОС Пакистан. Государством, проводящим деструктивную политику в районе Ближнего Востока, в новых американских стратегиях названо государство-наблюдатель ШОСИран, который обвинен в дестабилизации региональной обстановки, разработке баллистических ракет и в готовности обрести ядерное оружие.

В «Стратегии национальной обороны» уточняется, что США будут создавать прочные коалиции «с целью консолидации успеха», якобы достигнутого в Афганистане– еще одном государстве-наблюдателе ШОС.Увеличение там вооруженных сил США до 13 тыс. человек и в операции коалиции «Resolute Support» до 16 тыс. человек приведет к обострению военно-политической обстановки в этой стране.

Широко известна антисирийская позиция США в отношении Сирии как страны, подавшей заявку на участие в ШОС в качестве наблюдателя. Осложнились отношения между США и Турцией – как со страной, имеющей статус партнера по диалогу с ШОС.

Ко многим странам, имеющим различный статус в ШОС, могут быть применены «Глобальная оперативная модель» («Global Operating Model») использования объединенных вооруженных сил США, которые должны быть способны вести боевые действия с задействованием обычных и ракетно-ядерных, космических и кибернетических средств, а также концепция «Динамичного применения вооруженных сил» («Dynamic Force Employment Concept»), предусматривающая их срочную перегруппировку для решения внезапно поставленных задач приоритетного характера. Обе такие установки содержатся в «Стратегии национальной обороны» 2018 года.

В «Стратегии национальной обороны» перед американскими вооруженными силами открыто поставлена задача: «сдерживать агрессию в трех ключевых регионах: Индо-тихоокеанском регионе, в Европе и на Ближнем Востоке». Примечательно, что в тексте отсутствует термин «Азиатско-Тихоокеанский регион», а использовано более широкое географическое понятие как «Индо-Тихоокеанский регион», который дополнительно включает полуостров Индостан и прилегающие к нему зоны.

«Стратегия национальной обороны» предусматривает продолжение политики вооруженного вмешательства США во внутренние дела других государств независимо от места их расположения. В этой связи следует напомнить, что начиная со времени провозглашения и ими независимости в 1776 году и по настоящее время они 563 раза вмешивались во внутренние дела других стран. Ни одно государство мира не имеет столь негативной статистики.

Военно-политическую сердцевину новой ядерной стратегии США составляет возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства мира, в том числе против тех, которые используют против США силы общего назначения. С целью улучшения ядерных арсеналов Национальное управление по ядерной безопасности США получит в 2019 финансовом году 15,1 млрд. долларов, что на 17,5 % больше расходов этой структуры в текущем финансовом году.

В списке оснований для применения американских ядерных средств значатся нападение с использованием обычных вооружений против ядерных сил, объектов управления ими и СПРН США и их союзников. Появилась и формулировка, которая позволяет американскому президенту использовать ядерное оружие в случае «скоротечного изменения геополитической обстановки» и даже при возникновении технологических «неожиданностей».

В новой ядерной стратегии США сделан упор на применение ядерных боезарядов малой мощности, к средствам доставки которых добавятся еще два вида, а именно: их перспективная через два года установка на БРПЛ «Трайдент-2», а позднее и новая КРМБ. Первым видом доставки таких вооружений станет новая высокоточная корректируемая авиабомба В-61-12 с ядерным боезарядом в 50, 10, 1,5 и 0,3 килотонны, которая будет принята на вооружение в 2019 или в 2020 году.

Администрация Д. Трампа лишь отложила возможность использования ядерного оружия против КНДР, но не отказалась от этой идеи вообще.

В новой ядерной доктрине США России необоснованно приписывается приверженность несуществующим положениям ее действующей ядерной доктрины, в т. ч. некая концепция «эскалации» применения ядерного оружия или его использование в первом ударе с целью «деэскалации» вооруженных конфликтов, в которых задействуются обычные вооружения.

Таким образом, в США появились три новые стратегии, пронизанные духом агрессивности и продолжения твердого настроя на вооруженное вмешательство во внутренние дела других государств, проводящих самостоятельный курс на международной арене. Такие стратегии могут создавать угрозу безопасности как отдельным государствам, имеющим различный статус в ШОС, так и всей организации в целом. [1]

Практические предложения

Отмеченные особенности новых американских стратегий позволяют российской стороне использовать их агрессивно-наступательную сущность с целью дальнейшей консолидации ШОС. В этой связи представляется целесообразным усилить обмен мнениями по военно-политическим вопросам в рамках организации. С этой целью можно было бы:

1. Провести встречу министров иностранных дел и обороны государств, участвующих в ШОС, независимо от их функционального статуса, для обмена мнениями о последствиях применения новых американских стратегий, в особенности ядерной. Предложить принять на такой встрече краткую политическую декларацию с критической оценкой новых военно-стратегических установок, особо выделив опасные последствия применения Соединенными Штатами ядерного оружия в первом ударе и продолжения ими практики вмешательства во внутренние дела других государств.

2. Направить в государства-члены ШОС российские парламентские делегации и представителей академических кругов с целью разъяснения негативных особенностей и последствий практического применения новых военно-политических установок США для международного мира и безопасности.

3. Издать и широко распространить в странах ШОС и других зарубежных государствах брошюру на русском и английском языках с критической оценкой недавно принятых военных стратегий нынешней американской администрации.

Центр военно-политических исследований МГИМО мог бы принять в подготовке и проведении обозначенных мероприятий непосредственное участие.

Примечания:

[1] Названные стратегии США проанализированы автором в газете «Красная звезда»: 19 декабря 2017 года, 21 января и 5 февраля 2018 года.

Источник: http://www.materik.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *