Развитие евразийской интеграционной модели: возможности и интересы России

_ Ярослав Лисоволик, главный экономист и член правления, Евразийский Банк развития (ЕАБР). Тезисы выступления на Апрельской конференции НИУ ВШЭ. Москва, 11 апреля 2018 г.

Проблема отсутствия экономических ориентиров появилась не в последние годы. Возможно, она возникла после крушения в ходе кризиса 2008 года предыдущей парадигмы, заключавшейся в беспроблемной, казалось бы, интеграции России в мировые финансовые рынки и значительном росте производительности за счёт высоких цен на нефть. Интеграция в мировую экономику: содействие сближению интеграционных проектов в Европе и Азии для увеличения объёмов торговли и инвестиций по всей Евразии. Россия может извлечь из этого наибольшую выгоду, играя роль посредника между быстроразвивающимися экономиками Китая, Японии, Кореи и АСЕАН с одной стороны, и Европы – с другой. В этом контексте импульсом для претворения в жизнь евразийского интеграционного проекта стал инициированный Китаем проект нового Шёлкового пути, который Россия планирует поддержать.

Евразийская интеграция в ближнем зарубежье: чем успешнее Россия будет продвигать идею углубления экономической интеграции на постсоветском пространстве, тем больше можно будет привлечь торговых и инвестиционных потоков в Евразию в целом. Развитие интеграции единого экономического пространства усилило бы его позиции при проведении переговоров с другими торговыми объединениями и позволило сыграть роль посредника между Европой и Азией на фоне развития экономического сотрудничества между ними.

«Открытый регионализм» и приоритет многостороннего регулирования мировой экономики: в противостоянии регионализма и многостороннего подхода России следует уделять больше внимания поддержке таких международных организаций, как ВТО, для укрепления международных норм регулирования, позволяющих ограничить преференции и дискриминацию в мировой экономике. Формирование торговых блоков в Евразии должно происходить в соответствии с провозглашенным ВТО принципом «открытого регионализма».

Азиатская промышленная политика: необходима политика, которая была бы основана не столько на импортозамещении и слабой валюте (к чему, в общем-то, сводится латиноамериканская модель промышленной политики), сколько на развитии экспорта. В этой области азиатская модель промышленной политики могла бы быть принята за основу. Взять, к примеру, Южную Корею, где период оказания господдержки компаниям был ограничен по времени и обусловлен достижением ими определенной доли на зарубежных рынках.

Европейские инструменты стабилизации: для обеспечения финансовой стабильности Россия могла бы перенять западную систему экономического регулирования, в особенности в области налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики. В отношении денежно-кредитной политики это означает большее акцентирование на снижении уровня инфляции, а в области налогово-бюджетной политики Россия – введение максимальных пороговых показателей на нетопливный дефицит бюджета, а также на общий уровень госдолга.

Нефтегазовая отрасль: имеющиеся у России запасы нефти и газа можно было бы использовать для стимулирования конкуренции между Европой и Азией в том, что касается реализации торговых и инвестиционных проектов с Россией. Россия могла бы также воспользоваться своими богатыми запасами нефти и газа на Дальнем Востоке для развития конкуренции между Китаем, Японией и Южной Кореей за доступ к этим ресурсам в обмен на углубление экономического сотрудничества.

Евразийская модель модернизации России могла бы быть отчасти основана на накопленном в Азии опыте обеспечения высокого уровня экономического роста (в том числе за счёт промышленной политики), а отчасти на европейских наработках в области обеспечения стабильности финансовой системы и экономики в целом за счёт системы экономического регулирования.

Экономическая дипломатия России должна быть направлена на развитие конкуренции между европейскими и азиатскими поставщиками за доступ на огромный внутренний рынок России, тогда как евразийская интеграция могла бы стать залогом успеха китайского проекта Шёлкового пути по углублению экономических связей с Европой. Пока же России не хватает конкурентоспособной системы производства на микроуровне компаний и отдельных отраслей, а ведь это является одним из залогов сближения ведущих российских компаний с крупнейшими компаниями Азии и Европы посредством создания совместных предприятий, стратегических и технологических альянсов.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *