Проблемы сближения трудового и пенсионного законодательства ЕАЭС

_   Кирилл Томашевский, к. юридических н., доцент, профессор кафедры трудового и хозяйственного права, ведущий научный сотрудник Центра исследования профсоюзного движения и трудового права НИИ трудовых и социальных отношений; Ирина Комоцкая, к. юридических н., начальник Центра исследования профсоюзного движения и трудового права НИИ трудовых и социальных отношений. Минск, 29 марта 2018 г.

Миграция на пространстве Союзного государства, Евразийского экономического союза и СНГ показывает стабильный рост. Некоторые страны смогли с ее помощью смягчить последствия кризиса и спада в экономике, частично компенсировав падение доходов за счет денежных переводов мигрантов. Однако насколько согласованы сегодня правовые нормы трудового законодательства на пространстве интеграционных объединений? Каковы перспективы принятия трудового кодекса ЕАЭС?

— Одной из целей Союзного государства Беларуси и России является формирование единой правовой системы двух стран, в том числе обеспечение равных трудовых прав. Каковы сходства и различия в правах трудящихся белорусов в России и россиян в Беларуси?

К.Т.: После распада СССР Беларусь и Россия апробировали на двусторонней основе три интеграционных объединения (Сообщество Беларуси и России на основании договора от 02.04.1996; Союз Беларуси и России на основании договора от 02.04.1997 и Устава, подписанного 23.05.1997, и, наконец, Союзное государство, учрежденное на основании договора от 08.12.1999).

Согласно ст. 31 Договора о создании Союзного государства от 08.12.1999 в Союзном государстве действуют унифицированное трудовое законодательство, а также законодательство в области социальной защиты населения и пенсионного обеспечения. Приходится констатировать, что данная            норма-цель в настоящее время в незначительной степени реализована и во многом не выполняется. Это обусловлено различными факторами политического, экономического и социального характера.

Причем в последние годы наметилась негативная тенденция к еще большему расхождению в моделях трудоправового регулирования, да и в пенсионных системах в Российской Федерации и Республике Беларусь.

В целях обеспечения равных трудовых прав граждан Беларуси в России и россиян в Беларуси действует ряд решений интеграционных органов, двусторонних и многосторонних международных договоров заключенных с участием Российской Федерации и Республики Беларусь.

Высшим Советом Сообщества Беларуси и России принят ряд важных решений, в частности, от 22.06.1996 №4 «О равных правах граждан на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-трудовых гарантий». Данное решение отменило действовавший на основе национального законодательства каждой из стран порядок регулирования привлечения и использования иностранной рабочей силы в отношении белорусских граждан в России и россиян в Беларуси. Документы (или их копии, заверенные в установленном порядке), выдаваемые в обоих государствах для реализации трудовых прав и социально-трудовых гарантий граждан, признаются в них без легализации (п. 1). В п. 2 того же решения закреплено, что граждане государства выезда, осуществляющие трудовую деятельность на территории государства трудоустройства, имеют равные права с его гражданами в оплате, охране и условиях труда, режиме рабочего времени и времени отдыха, других вопросах трудовых отношений.

В Договоре между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о равных правах граждан от 25.12.1998 (ратифицирован Республикой Беларусь и Российской Федерацией 17.02.1999, вступил в силу 22.07.1999) содержится ряд важных правил по унификации законодательства о труде и социальном обеспечении, механизму самой унификации. Так, в соответствии со ст. 7 вышеуказанного Договора Договаривающиеся Стороны обеспечивают гражданам Беларуси и России равные права на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-правовых гарантий на территориях Беларуси и России.

В ч. 2 той же статьи закреплено, что граждане Беларуси и России имеют равные права в оплате труда, режиме рабочего времени и времени отдыха, охране и условиях труда и других вопросах трудовых отношений. Трудовая деятельность регулируется на основе трудового договора (контракта) в соответствии с законодательством о труде. Договаривающиеся Стороны обеспечивают взаимное признание трудового стажа, включая стаж, исчисляемый в льготном порядке, и стаж работы по специальности, приобретенный в связи с трудовой деятельностью граждан. По существу в вышеуказанных нормах Договора гражданам Беларуси и России данные государства предоставляют встречно национальный правовой режим, аналогичный правовому статусу своих граждан.

Согласно ст. 8 того же Договора гражданам Беларуси и России обеспечиваются равные права на социальное обеспечение, медицинскую помощь и доступ к услугам лечебно-оздоровительных учреждений на территориях Договаривающихся Сторон. Взаиморасчеты на оказание скорой и неотложной медицинской помощи и лечение социально значимых заболеваний не производятся.

В отношении сходств и различий в трудовых правах и обязанностях белорусов в России и россиян в Беларуси, нужно понимать, что эти права и обязанности определяются, прежде всего, трудовым законодательством страны трудоустройства, в некоторой части – международными договорами.

Поскольку трудовое законодательство Беларуси и России пока недостаточно унифицировано, то и различий остается немало.

К примеру, если белорусу, работающему в России в российской организации, по общему правилу предоставляется ежегодный отпуск продолжительность 28 календарных дней, то россиянину, занятому в белорусской компании на территории Беларуси – 24 календарных дня. Примеры можно продолжать.

— Какие преимущества сегодня получают белорусы при трудоустройстве в странах ЕАЭС?

К.Т.: Одно из основных преимуществ белорусов при трудоустройстве в Армению, Казахстан, Кыргызстан или Россию в сравнении с трудоустройством в другие зарубежные страны – это отсутствие административных барьеров в виде необходимости получения разрешений компетентных органов по миграции страны-трудоустройства на трудоустройство. Также на них не распространяются квоты за привлечение иностранной рабочей силы, устанавливаемые в России и Казахстане. Как известно, эти барьеры были отменены ст. 97 Договора о Евразийском Экономическом Союзе от 29.05.2014, вступившего в силу в 2015 г.

Второе преимущество в сравнении с работой в самой Беларуси – это, как правило, более высокие размеры заработных плат, к примеру, в г. Москве и г. Санкт-Петербурге по сравнению с г. Минском (так, водителю общественного транспорта в Санкт-Петербурге сейчас предлагают зарплату в 80 000 российских рублей, т.е. более $1200, а его коллеге «по цеху» в Минске – 800–1000 белорусских рублей, т.е. $400–500).

В других регионах России ситуация с уровнем заработных плат не сильно отличается от белорусских реалий в среднем по стране. При этом минимальные социальные стандарты в Беларуси и России сопоставимы. Так, если в Беларуси минимальная заработная плата составляет 305 белорусских рублей (на январь 2018 г.), то в России – минимальный размер оплаты труда (МРОТ) устанавливается на уровне 85% величины прожиточного минимума и составляет 9 489 российских рублей), а с 1 января 2019 г. он должен достигнуть 100% величины прожиточного минимума.

Третье преимущество – отсутствие языкового барьера. Русский язык широко распространен во всех пяти государствах-членах ЕАЭС, причем в Беларуси он имеет статус второго государственного языка.

К слову, в Международном университете «МИТСО», уделяется повышенное внимание преподаванию студентам юридических специальностей трудоправовых аспектов евразийской интеграции в рамках таких дисциплин как «Евразийское трудовое право» и «Актуальные проблемы трудового права», а наши преподаватели (Е.А. Волк и Ваш собеседник) приняли непосредственное участие в совместном написании с рядом ведущих профессоров из Беларуси, России, Казахстана и Кыргызстана учебника по новой дисциплине «Евразийское трудовое право» (он был издан в Москве в 2017 г.). Насколько мы знаем, эта дисциплина уже стала преподаваться и в ряде российских вузов (к примеру, в Ярославском государственном университете им. П.Г. Демидова).

— Каким образом сейчас производятся страховые и пенсионные отчисления, а также накопление трудового стажа трудящихся мигрантов в странах ЕАЭС?

И.А.: Объем социально-экономических прав трудящихся-мигрантов определяется международными договорами и законодательными актами тех стран, в которой они осуществляют трудовую и иную не запрещенную законодательством деятельность. При этом предусмотрены различные условия для социального и пенсионного страхования.

Так, согласно ч. 1 п. 3 ст. 98 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29.05.2014 (далее – Договор о ЕАЭС) социальное обеспечение (социальное страхование) (кроме пенсионного) трудящихся государств-членов и членов семей должно осуществляться на тех же условиях и в том же порядке, что и граждан государства трудоустройства. При этом под социальным обеспечением (социальным страхованием) понимается обязательное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, обязательное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и обязательное медицинское страхование (абз. 9 п. 5 ст. 96 Договора о ЕАЭС).

В целях реализации названных положений Договора о ЕАЭС в законодательствах государств-членов данного интеграционного объединения закреплены соответствующие положения, обязывающие работодателей (нанимателей) осуществлять социальное страхование трудящихся мигрантов из названных государств.

Таким образом, с 1 января 2015 г. граждане Республики Беларусь, Российской Федерации, Республики Казахстан,          с 2 января 2015 г. – граждане Республики Армения                  и с 12 августа 2015 г. – граждане Кыргызской Республики, работающие на территории государства–члена ЕАЭС, подлежат социальному страхованию и, соответственно, за них работодатели (наниматели) обязаны уплачивать страховые взносы согласно законодательству страны трудоустройства.

При этом, например, в Республике Беларусь закреплено право белорусских граждан при работе за пределами Республики Беларусь добровольно участвовать в правоотношениях по государственному социальному страхованию.

Трудовой (страховой) стаж трудящихся государств–членов засчитывается в общий трудовой (страховой) стаж для целей социального обеспечения (социального страхования), кроме пенсионного, в соответствии с законодательством государства трудоустройства (ч. 2 п. 3 ст. 98 Договора о ЕАЭС).

В отношении пенсионного страхования трудящихся государств-членов ЕАЭС и членов их семей специальные условия не закреплены в рамках Договора о ЕАЭС. Согласно ч. 3 п. 3 ст. 98 Договора о ЕАЭС пенсионное обеспечение названных лиц регулируется законодательством государства постоянного проживания, а также в соответствии с отдельным международным договором между государствами-членами.

Таким образом при решении вопроса о пенсионном страховании трудящихся мигрантов, в том числе об условиях исчисления трудового (страхового) стажа, уплате обязательных страховых взносов на пенсионное обеспечение, следует руководствоваться законодательством страны трудоустройства, а также международными договорами в данной сфере.

Пенсионное страхование иностранных граждан, в том числе обязанность уплачивать страховые взносы, право на получение пенсии в государствах–членах ЕАЭС в большинстве случаев зависит от статуса постоянного проживания или гражданства. Формирование пенсионных прав иностранных граждан, в том числе государств–членов ЕАЭС, временно пребывающих иностранных граждан, осуществляется не во всех странах ЕАЭС.

В настоящее время отдельные аспекты пенсионного обеспечения содержатся в следующих международных договорах (соглашениях):

1) Договоре между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о сотрудничестве в области социального обеспечения от 24.01.2006;

2) Соглашении о гарантиях прав граждан государств–участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13.03.1992;

3) Соглашении о гарантиях прав граждан государств–участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13.03.1992.

Следует обратить внимание, что в последние годы обсуждается вопрос о принятии Договора о пенсионном обеспечении трудящихся государств–членов ЕАЭС, проект которого был одобрен Решением №210 Коллегии ЕАЭС от 19 декабря 2016 г. Целью названного Договора является обеспечение равных прав в сфере пенсионного обеспечения: при формировании и экспорте пенсий, защита пенсионных прав, приобретенных трудящимися в государствах–членах союза, а также развитие сотрудничества в сфере пенсионного обеспечения между партнерами по ЕАЭС.

— Каковы перспективы принятия трудового кодекса ЕАЭС и унификации правил трудоустройства в странах объединения?

К.Т.: В качестве проблемы в сфере модельного законотворчества в рамках СНГ заострим внимание на сложностях, возникших в связи с разработкой и в итоге непринятием Модельного Трудового кодекса государств–участников СНГ (далее – МТК). Напомним, что на протяжении 1998–2001 гг. на экспертном уровне в рамках СНГ велась довольно активная работа по разработке проекта МТК. Проводились сессии рабочей группы (в 1998 году – в ФРГ; в 2000 году – в Нидерландах), на которых в ходе подготовки проекта МТК обсуждались структура Кодекса и другие вопросы.

Постановлением от 09.12.2000 №16-7 на Межпарламентской ассамблее государств–участников Содружества Независимых Государств была принята Концепция Модельного Трудового кодекса. Этим же Постановлением было рекомендовано парламентам государств–участников ее использование в национальном законодательстве.

Насколько эта Концепция была учтена национальными Парламентами – вопрос не столь однозначный, но, по нашему мнению, если и учитывалась, то в незначительной степени. Ограничусь одним ярким примером. Согласно одному из пунктов Концепции МТК возможность заключения срочных трудовых договоров (контрактов) должна быть строго ограничена случаями, непосредственно предусмотренными законом. В реальной действительности в Республике Беларусь с середины 1999 г. и по сей день допустимо заключение такой разновидности срочных трудовых договоров как контракты без каких-либо ограничений, причем эта неограниченная сфера применения контрактной системы найма внедрена не законом и не Трудовым кодексом, а временным декретом Президента Республики Беларусь от 26.07.1999 г. №29.

В работе над проектом МТК принимали участие ученые в области трудового права и юристы-практики из Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Таджикистана, Узбекистана, а также эксперты из Германии и Нидерландов. Однако до запланированного на 2001 г. рассмотрения проекта МТК в рамках Межпарламентской ассамблеи СНГ дело так и не дошло. С 2001 г. работа по данному документу приостановлена. Вероятной причиной такой приостановки стали сложности, с которыми столкнулась Россия, где длительное время разрабатывался и принимался      ТК РФ.

Полагаем, что такие опасения были излишни, поскольку МТК государств–членов СНГ носил бы рекомендательный характер, а за его основу можно было бы взять и многие институты и нормы ТК РФ, которые во многом уже восприняты, к примеру, в ТК Кыргызстана. При этом принятие МТК не потребует оперативного внесения изменений и дополнений в национальные ТК, эту работу можно провести в рамках планомерного реформирования соответствующих кодексов.

В рамках ЕАЭС пока нет правового механизма принятия модельных законов, в том числе модельных кодексов. Равным образом, в рамках ЕАЭС в настоящее время нет и правовой базы для принятия Основ трудового законодательства, к чему призывают некоторые ученые.

Возобновление разработки и последующее принятие МТК на Межпарламентской ассамблее СНГ перспективно и отвечает потребностям создания и функционирования единого рынка рабочей силы как в странах ЕАЭС, так и других государствах СНГ.

И такая работа по нашим данным уже ведется как со стороны СНГ, так и на экспертном уровне. К примеру, нами разработана структура проекта МТК, которая может быть взята за основу разработку данного модельного закона. (См. приложение к монографии «Томашевский К.Л. Источники трудового права государств-членов Евразийского Экономического Союза (проблемы теории и практики)». – Минск, 2017. С.489–491).

Разработка и принятие модельного кодифицированного закона в сфере труда позволит сблизить трудовое законодательство не только государств–членов ЕАЭС, но и других стран–участниц СНГ, что диктуется как тесными экономическими связями субъектов хозяйствования, так и растущими потоками трудящихся-мигрантов, нуждающихся в приближении уровня трудовых прав и гарантий в области оплаты труда, рабочего времени, времени отдыха, охраны труда, но с учетом состояния своих экономик и некоторых иных национальных особенностей.

Беседовала Юлия Рулева

Евразия.Эксперт

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *