Евразийская интеграция — среди мифов и рифов

_ Наталия Бурлинова, к. политических н., директор Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия». Минска, июнь 2013 г. Публикуется на дискуссионной основе.

28 мая 2013 года состоялось заседание Высшего евразийского экономического совета (ВЕЭС) с участием президентов России, Белоруссии и Казахстана Владимира Путина, Александра Лукашенко и Нурсултана Назарбаева. На встрече также присутствовали главы Киргизии Алмазбек Атамбаев и Украины Виктор Янукович.

Напомним, ВЕЭС – это высший орган Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана. Заседание совета стало важным информационным сигналом – «Евразийскому союзу быть!» Интеграция Москвы, Минска и Астаны, несмотря на сложности в глобальной экономике, ускоряется, и к 1 января 2015 года формально должен заработать Евразийский экономический союз (ЕАЭС), нравится это кому-то или нет.

А как обстоят дела с имиджем формирующегося интеграционного объединения? Старая истина: как корабль назовешь, так он и поплывет. То же и с политикой: какой информационный фон создашь, какой контекст выстроишь, так и пойдет дальше.

К сожалению, пока атмосферу, окружающую нарождающийся Евразийский союз, можно назвать невнятной. Причина в том, что у формирующихся органов ЕАЭС нет четкой информационной политики. Во многом это обусловлено отсутствием внятного идеологического посыла со стороны политического руководства проекта Евразийского союза, и, как следствие этого, потребностью в компетентных структурах, призванных заниматься информационным позиционированием ЕАЭС и идей евразийской интеграции, а также имиджем органов союза.

Надо признать, что сайт Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) – довольно симпатичный и удобный для работы с материалами. Однако, изучив его, мы увидим, что в структуре комиссии существует только пресс-служба. Возглавляет ее пресс-секретарь в статусе заместителя директора департамента протокола и организационного обеспечения. А вот блуждание на сайте визави ЕЭК – Европейской Комиссии открывает в разветвленной системе этой структуры целый департамент, который занимается исключительно коммуникацией и информационной политикой ЕС. Он отвечает за «информирование и взаимодействие по вопросам деятельности Европейского союза с общественностью в самом широком смысле«.

«Информирование широкой общественности» происходит путем работы со СМИ, лидерами общественного мнения, через представителей комиссии в странах, а также через информационные сети. Изучение страницы вышеназванного подразделения ЕК займет достаточно много времени, поскольку на ней представлена подробная информация и о работе комиссии в сфере PR, и о мероприятиях и проектах, которые были или будут реализованы в рамках информационного сопровождения деятельности Европейского союза. И это не считая многочисленных программ «мягкой силы», инициатив по продвижению позитивного образа Европейского союза среди различных целевых групп. Например, программа Youth in Action («Молодежь в действии») как раз рассчитана на широкую общеевропейскую (и не только) молодежную аудиторию.

У Евразийской экономической комиссии в этом смысле нет ничего: ни информационного продвижения, ни выстроенной системы позиционирования ценностей ЕАЭС. Поэтому недоброжелателям евразийской интеграции легко создавать клише и мифы, которые приклеиваются ярлыками и затем тиражируются в глобальном информационном пространстве.

Рассмотрим наиболее распространенные мифы о евразийской интеграции

Миф №1. Евразийский союз – это СССР 2.0

Таможенный союз в исторической перспективе функционирует совсем ничего, Евразийский союз и вовсе пока еще только на бумаге, а наши западные «партнеры» уже успели окрестить все эти интеграционные проекты планами по воссозданию Советского союза. Более того, они заявили о своих намерениях воспрепятствовать вышеназванным планам любой ценой и не допустить реинтеграции постсоветского пространства. Об этом накануне своего ухода с поста госсекретаря США заявила Хилари Клинтон в декабре 2012 г. на конференции в Дублине, открыто предупредив о том, что США приложат все усилия и не допустят «ресоветизации» ни в каком виде, будь то Таможенный или Евразийский союз.

Оставим в стороне этическую сторону подобных откровенно недружественных заявлений в духе «реальной политики» и обратимся к публичному аспекту слов Клинтон. Американские коллеги устами госсекретаря занимаются формированием информационного мифа. Вряд ли они делают это по незнанию всех тонкостей и специфики интеграционных процессов в рамках Таможенного союза. Прекрасно разбираясь в экономических аспектах евразийской интеграции и понимая объективность такого процесса, они стремятся подменить картинку – ЕАС на СССР 2.0. И, играя на страхах и фобиях прошлого, донести до глобальной аудитории, что Таможенный и Евразийский союзы – это возрождающаяся «империя зла», несущая гибель демократическим ценностям Запада и новым – суверенным демократиям бывшего СССР. В этом контексте в качестве подтверждения тайных замыслов Кремля по восстановлению былого могущества СССР западники всегда приводят известную цитату Владимира Путина о том, что у того, кто не жалеет о распаде Советского Союза, нет сердца. Однако сознательно замалчивается продолжение фразы – о том, что желающий восстановления СССР не имеет головы на плечах. Но донесение неискаженного контекста в данном случае не в интересах антиевразийской пропаганды. Речь идет о необходимости любой ценой помешать интеграционному процессу. А за надуманными предлогами защиты пространства молодых демократий (стран Балтии, Грузии, Украины, Молдовы и т.д.) от новой советской угрозы стоят очень понятные и конкретные геополитические соображения наших американских и европейских друзей, базирующиеся на тезисе о недопущении чрезмерного усиления России в какой бы то ни было форме. Так было и во времена Крымской войны более 150 лет назад, так происходит сейчас, так будет и в будущем, пока существуют государства и их национальные интересы.

Миф №2. Евразийский союз – это геополитический проект России

Этот миф тесно переплетается с первым. Если ЕАЭС объявлен новым вариантом СССР, то, безусловно, главным инициатором возрождения былого советского могущества является Россия. Под таким соусом подается информационное освещение ЕАЭС. Абсолютно замалчивается роль Казахстана и президента Назарбаева, который, по сути, является идеологическим центром происхождения концепции евразийской интеграции в современной форме. Забывается также, что в рамках ТС действует еще и Беларусь. Причем если о роли Казахстана в этом процессе западные СМИ стараются не упоминать, то Беларусь, страна в их понимании диктаторская и антидемократическая, как раз отлично укладывается в концепцию СССР 2.0. Тем самым ТС представляется клубом неудачников, куда свободным и жаждущим демократии странам, например, Украине, вход строго заказан.

Все эти информационные страшилки действительно эффективно действуют на впечатлительную прозападную аудиторию в некоторых бывших союзных республиках. Доводилось выслушивать подобные мифы и на Украине, и в Грузии, и в других «успешных» постсоветских демократиях.

Как можно противодействовать этому мифу? Только продвижением объективной информации о том, зачем всем трем странам нужен Таможенный союз, а в дальнейшем и Евразийский. Истина проста. Интеграция на постсоветском пространстве – не прихоть, это объективная, прежде всего, экономическая необходимость, подсказанная странам-участницам ТС горьким опытом девяностых и начала двухтысячных годов, катастрофическими последствиями разрыва тесных кооперационных, инфраструктурных связей, охлаждением гуманитарного контакта. В условиях глобального рынка на фоне кризиса поодиночке выстоять трудно, почти невозможно; выживают мощные интеграционные группировки. Почему бы тогда не войти в состав того же ЕС, зачем создавать что-то свое? Ответ тоже прост. У Казахстана, России и Беларуси еще сохранились и желание, и возможности восстановить ослабленные или утраченные связи, чтобы быть вместе, выжить вместе. Чтобы не быть поглощенными и примириться с необходимостью выстраивать взаимодействие с другими крупными игроками (США, ЕС, страны Азии) на чужих условиях. Иными словами, хочешь жить, хочешь сохранить свой суверенитет – умей правильно и вовремя интегрироваться туда, где твоя экономика еще конкурентоспособна и где с тобой будут говорить на равных, а не языком директив Европейской Комиссии.

Миф №3. Интеграция в ТС и ЕАЭС ставит крест на евроинтеграции

Особенно активно этот миф эксплуатируется в тех странах, где сейчас идет информационная война за умы населения – Украине, Молдове.

Действительно, трудно представить членство Украины и в Таможенном союзе, и в Европейском союзе одновременно. Однако выбор в пользу ТС автоматически не означает прекращения экономической кооперации с европейскими странами. Вопрос стоит по-другому: как будет осуществляться эта кооперация? На уровне равнозначного партнера, коим в одиночку Украина быть априори не может? Либо по принципу младшего ведомого, вступающего в Европу по правилам Европы, что порой может означать разрушение целых отраслей национальной экономики?

При этом руководители России неоднократно повторяли, что ТС и ЕАЭС – лишь наиболее оптимальная форма дальнейшей экономической интеграции с Европой, создания «Большой (плотно интегрированной) Европы» от Лиссабона до Владивостока. Об этом же свидетельствуют официальные документы, в частности, новая редакция Концепции внешней политики России.

Вот чего не понимают в Киеве и Кишиневе, где выбор в пользу одного из предлагаемых вариантов превратили в политический торг, порой переходящий в откровенный экономический шантаж. Вспоминается появившаяся по этому случаю в интернете карикатура с изображением витязя, валяющегося в непотребном виде перед камнем у развилки трех дорог. А на камне надпись: «Ну, выбери же, наконец, хоть что-то».

Почему появляются мифы про евразийскую интеграцию?

Конечно, неправильно объяснять негативный информационный фон вокруг проектов ТС и ЕАЭС лишь кознями наших западных «друзей». Во многом, как всегда, мы виноваты сами.

Помимо уже названных проблем с выстраиванием системной информационной политики органами Таможенного союза, хотелось бы обратить внимание еще на некоторые моменты.

Во-первых, помимо экономики, необходимо сформулировать, наконец, ценностную основу интеграции. В этом плане все должно быть артикулировано четко и ясно, чтобы любой человек при упоминании Евразийского союза мог назвать его базовые принципы и основы. Для Европейского союза таковыми являются демократия, свобода слова, права человека, свободный рынок. Если мы исходим из того, что те же самые ценности лежат в основе евразийской интеграции, то необходимо определить нашу региональную специфику. Если же европейские ценности нам не подходят, необходимо назвать хотя бы три понятия, которые были бы общими для жителей и России, и Казахстана, и Беларуси. Возможно, такими понятиями стали бы сильное суверенное государство, традиционные семейные и общественные ценности, духовность. Может быть, следует предложить иные варианты. Но выработать их придется, ведь без идеологии не обойтись даже в наше, постидеологизированное время. Проблема России состоит в том, что после 1991 года у нас все происходит на уровне ощущений, которые мы никак не можем сформулировать.

Во-вторых, Россия и ее соседи, говоря откровенно, сильно отстали в области формирования позитивного общественного мнения и информационного пространства вокруг себя, некачественно позиционируют на международном уровне свои проекты. В советские годы, когда имелась сильнейшая идеологическая, ценностная основа, понятная и доступная широкой аудитории за рубежом, СССР располагал разветвленной структурой ведомств и организаций, отвечавших за репутацию и имидж страны. Сегодня на государственном уровне этим не занимается ни одна федеральная структура. Ушли в небытие остатки мощнейшей организации, занимавшейся пропагандой достижений СССР, – Агентство печати «Новости». Ее преемником в 1990-е годы стало РИА «Новости». Агентство за последние десять лет навсегда распрощалось со великим прошлым и перешло к коммерческому настоящему. Сегодня РИА «Новости» функционирует без традиционной второй опоры – международного сотрудничества и информационной работы за рубежом. А ведь память о том, насколько разнообразно, эффективно и креативно, выражаясь современным языком, действовало АПН, еще жива в стенах комплекса на Зубовском бульваре в Москве.

Возлагаются большие надежды на телеканал Russia Today. Местами они оправдываются, местами нет. Но Russia Today – лишь один, хотя и многоязычный, телеканал. А в области имиджа страны нужна системная работа. Требуются подвижники, которые приходят в эту сферу не ради заработка, а для того чтобы действительно сделать многое во благо страны. С отсутствием системного подхода в сфере пиара связан нулевой имидж Евразийского союза не только за рубежом, но и внутри его границ, что особенно удивляет. Как можно строить Евразийский союз, когда значительная доля граждан трех стран – основательниц организации не имеют понятия ни о благах, которые лично им на бытовом уровне принесет интеграция, но и о том, что вообще такое вообще Евразийский союз и с чем его едят?

Не берусь говорить за Казахстан и Беларусь, но в России полностью отсутствует качественное позиционирование ТС и ЕАЭС. Никто толком не может объяснить гражданам позитивные стороны взаимного развития, никто не демонстрирует так называемые «success stories» – истории успеха интеграции, например, создание совместных производств и т д. А ведь успех есть, только надо рассказать о нем.

Россия, Казахстан и Белоруссия, создавая единое пространство движения финансов, товаров и услуг, до сих пор живут в разных информационных пространствах. Вряд ли можно говорить о серьезной роли телеканала «МИР» в интеграционном плане. Но есть потребность в едином медиаресурсе наподобие «Вестей 24», который будет формировать единое информационное пространство; нужны газеты, журналы, книги. Должны вкладываться серьезные деньги в интеграцию образовательного пространства трех государств, в обменные программы, стажировки. Почему бы не ввести единую карту студента Евразийского союза – по примеру аналогичной европейской программы? Нужно развивать и представлять на международном рынке не только совместные экономические, но и образовательные и культурные кластеры. Да много чего можно сделать, чтобы Евразийский союз ассоциировался у граждан наших стран с позитивными изменениями в их жизни. Важно поддерживать и развивать информационную осведомленность жителей будущего ЕАЭС и формировать их общественное сознание в едином ключе. Конечно, здесь одним только пресс-секретарем не обойтись.

Все, сказанное выше, – не есть упрек, но выражение искреннего беспокойства: если мы и дальше будем тянуть кота за хвост, то наши страны, особенно Россия, упустят реальный, возможно, последний шанс на торжество исторической справедливости. Шанс – объединить наши возможности для того, чтобы создать новый собственный проект, участники которого будут играть по собственным правилам, и который мы сможем предложить миру в качестве альтернативы – как экономической, так и духовно-нравственной. К сожалению, в условиях современного информационного общества рассчитывать на успех можно, только если ты серьезно вкладываешься в свое продвижение. Иначе тебя не заметят – в лучшем случае. Худший вариант применительно к Евразийскому союзу озвучила госпожа Клинтон. Думается, граждане России, Казахстана и Белоруссии против того, чтобы кто-то за них решал, надо им интегрироваться или нет. Так что не остается ничего другого, кроме как трудиться в этом направлении.

 

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *