Судебная система ЕАЭС: её ограничения и перспективы развития — Лекция в НИУ ВШЭ

28 ноября 2017 года в Высшей Школе Экономики состоялась лекция на тему «Судебная система ЕАЭС: её ограничения и перспективы развития». Лекцию прочел Карлюк Максим Владимирович, научный сотрудник Института права и развития ВШЭ – Сколково.

Прочитанная им лекция стала шестой в рамках открытого образовательного спецкурса по евразийской экономической интеграции, который проводится в рамках официального сотрудничества ЕЭК и НИУ ВШЭ. Со-организаторами спецкурса являются Евразийский сектор ЦКЕМИ НИУ ВШЭ совместно с Евразийской экономической комиссией. Официальным информационным партнером спецкурса выступает Евразийский коммуникационный центр МИА «Россия Сегодня».

Лекцию прослушали более 30 человек, в основном студенты международного права из московских вузов.

Максим Владимирович начал лекцию с краткого экскурса в историю создания Суда Евразийского экономического союза (ЕАЭС). На настоящий момент Суд ЕАЭС – один из четырех органов Евразийского экономического союза, наряду с Высшим Евразийским экономическим советом, Межправительственным советом и Евразийской экономической комиссией. Он призван обеспечивать единообразное и правильное применение странами ЕАЭС решений ЕЭК и международных соглашений в рамках ЕАЭС.

Суду ЕАЭС надлежит разрешать споры по обращениям субъектов хозяйствования стран ЕАЭС, а также по вопросам применения Договора о ЕАЭС, возникающих у государств-членов ЕАЭС.

Лектор более подробно разъяснил виды споров, которые может рассматривать Суд ЕАЭС:

  • Нарушение права Союза (государств-членов Союза)
  • Оспаривание решений ЕЭК
  • Оспаривание действий/бездействий ЕЭК
  • Оспаривание международных договоров
  • Консультативное заключение

Максим Владимирович также отметил, что Суд ЕАЭС имеет меньше полномочий по сравнению с его предшественником – Судом ЕврАзЭс. В частности, отсутствуют две процедуры: обращение ЕЭК в Суд для определения исполнения государствами-членами права организации и преюдициальный запрос.

После лекции эксперт дал развернутые ответы на вопросы слушателей о функционировании Суда ЕАЭС и будущих перспективах его развития.


Суд ЕАЭС

Из: Евразийский экономический союз. – Санкт-Петербург: ЦИИ ЕАБР, 2017. – 296 с.

Суд ЕАЭС — судебный орган Союза, который рассматривает споры по вопросам реализации международных договоров в рамках ЕАЭС и решений органов Союза. Создан для обеспечения единообразного применения права ЕАЭС государствами — членами Союза и его органами.Суд ЕАЭС действует на основании Договора о ЕАЭС, Статута Суда ЕАЭС (приложение № 2 к Договору о ЕАЭС) и Регламента Суда Союза. Является процессуальным правопреемником Суда Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС).

Нормативная база Суда ЕврАзЭС/EAЭС

Статут Суда ЕврАзЭС — то есть акт, учреждающий суд,— был принят Решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС от 27 апреля 2003 года № 122. Новая редакция Статута Суда ЕврАзЭС, предусматривающая компетенцию по рассмотрению дел в связи с формированием Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России, была принята в 2010 году.

Фактически Суд был создан к 1 января 2012 года. До этого времени присутствие его в правовом поле ЕврАзЭС обеспечивалось Решением Совета глав государств СНГ о возложении на Экономический суд СНГ функций Суда ЕврАзЭС от 19 сентября 2003 года и Соглашением между СНГ и ЕврАзЭС о выполнении Экономическим судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС (подписано 3 марта 2004 года, утратило силу с 1 января 2012 года в связи с началом самостоятельного функционирования Суда ЕврАзЭС). 19 декабря 2011 года Межгосударственным советом ЕврАзЭС принято Решение № 583 «О формировании и организации деятельности Суда ЕврАзЭС». С 1 января 2012 года Суд ЕврАзЭС начал вести самостоятельную деятельность, к этому времени был определен его состав. Деятельность Суда ЕврАзЭС прекращена с 1 января 2015 года на основании Договора о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества и Решения Межгосударственного совета ЕврАзЭС № 652 о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества (оба документа от 10 октября 2014 года).

Решения Суда ЕврАзЭС продолжают действовать в прежнем статусе в соответствии со статьей 3 Договора о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества.

За 2012–2014 годы Суд ЕврАзЭС рассмотрел пять дел, посвященных вопросам единого таможенно-тарифного регулирования в рамках ТС, классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД, иным проблемным вопросам, связанным с функционированием единой таможенной территории ТС, а также оспариванию действий (бездействия) ЕЭК. В списке судебных актов Суда ЕврАзЭС значатся также еще порядка 10 дел, связанных с различными вопросами, в том числе с претензиями компаний из третьих стран (Индии, Китая, Германии) к решениям Коллегии ЕЭК о применении антидемпинговых мер в отношении их товаров.

В числе наиболее заметных — дело № 1–7/1–2013, по результатам рассмотрения которого Суд ЕврАзЭС обязал ЕЭК исполнить его решение. Заявитель в лице ОАО «Угольная компания «Южный Кузбасс» успешно оспорил пункт 1 Решения Комиссии Таможенного союза от 17 августа 2010 года № 335 («О проблемных вопросах, связанных с функционированием единой таможенной территории, и практике реализации механизмов Таможенного союза»). Указанный пункт, касавшийся таможенного декларирования и контроля на внутренних границах ТС, был признан Судом не соответствующим международным договорам, заключенным в рамках ТС, и подлежал отмене.

Также заслуживает внимания дело № 1–7/2–2013 по заявлению ПАО «Новокраматорский машиностроительный завод» (Украина) об оспаривании Решения Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 года № 904 «О мерах по защите экономических интересов производителей стальных кованых валков для прокатных станов в Таможенном союзе». В частности, решение Суда ЕврАзЭС по данному делу привело к выработке правила, согласно которому в случае выявления Судом ЕАЭС несоответствия права ЕАЭС праву ВТО применению подлежит право ВТО29. Таким образом, Суд ЕврАзЭС сыграл значимую роль в формировании современного права ЕАЭС, в том числе заложил основы работы Суда ЕАЭС.

В отличие от Комиссии, находящейся в Москве, местом пребывания Суда Союза определен Минск. По двое судей от каждого государства-члена обеспечивают равное представительство в Суде ЕАЭС. Судьи назначаются на должности и освобождаются от них Высшим советом. В соответствии с Регламентом Суда ЕАЭС двое судей из двух разных государств-членов избираются на должности Председателя, осуществляющего руководство деятельностью Суда, и его заместителя сроком на три года. Суд рассматривает дела в составе Большой коллегии Суда (все судьи), Коллегии Суда (по одному судье от государства-члена) и Апелляционной палаты Суда (занимается заявлениями об обжаловании решений Коллегии Суда по делу и представлена судьями, не принимавшими участие в рассмотрении данного дела).

Согласно пункту 49 главы IV Статута, Суд работает со спорами, возникающими по вопросам реализации права Союза, как по заявлению государств-членов, так и по заявлению хозяйствующих субъектов.

Споры, рассматриваемые Судом Союза по заявлению государства-члена:

— о соответствии международного договора в рамках Союза или его отдельных положений Договору о ЕАЭС;

— о соблюдении другим государством-членом (другими государствами-членами) Договора о ЕАЭС, международных договоров в рамках Союза и (или) решений органов Союза;

— о соответствии решения ЕЭК или его отдельных положений Договору о ЕАЭС, международным договорам в рамках ЕАЭС и (или) решениям органов Союза;

— об оспаривании действия (бездействия) ЕЭК.

Споры, рассматриваемые Судом Союза по заявлению хозяйствующего субъекта, ограничены исключительно возможными нарушениями прав и законных интересов такого субъекта со стороны ЕЭК. Следует понимать, что под хозяйствующим субъектом подразумевается как юридическое лицо, так и физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя.

В Статуте Суда ЕАЭС прямо не указано, что Суд компетентен рассматривать дела, связанные с реализацией международных договоров Союза с третьей стороной. Из этого следует, что государства-члены и хозяйствующие субъекты не могут рассчитывать на поддержку Суда ЕАЭС в случае выявления правонарушений в рамках таких договоров. Вместе с тем в Статуте Суда закреплено, что государства-члены «могут отнести к компетенции Суда иные споры, разрешение которых Судом прямо предусмотрено Договором, международными договорами в рамках Союза, международными договорами Союза с третьей стороной или иными международными договорами между государствами-членами» (пункт 40 главы IV приложения № 2 к Договору о ЕАЭС). Например, Соглашение о свободной торговле между ЕАЭС и Вьетнамом не содержит ни одного упоминания о Суде ЕАЭС. Как правило, споры в рамках таких соглашений подлежат урегулированию специально учреждаемой арбитражной (третейской) группой в соответствии с нормами ВТО.

Одна из проблем, с которыми сталкивается Суд ЕАЭС, — приоритет национального права над правом Союза в случае конфликта между ними30. Например, на данный момент приоритет нормы права ЕАЭС поставлен в зависимость от условий, установленных Конституцией России и Конституцией Казахстана, а потому не является абсолютным на всей территории ЕАЭС. (В Конституции РФ закреплено применение положений Конституции в случае, если она предоставляет более высокий уровень защиты прав и свобод гражданина, чем нормы международного права или международного договора.)

Похожая ситуация была и в практике Европейского союза, где конституционные суды Германии и Италии около двадцати лет отдавали приоритет национальному праву, а не актам Европейских сообществ. Так, Германия не признавала верховенства европейских норм до тех пор, пока Суд ЕС не расширил права человека в рамках всего интеграционного объединения до уровня, сопоставимого с гарантируемым Конституцией Германии31. Это примеры случаев, когда национальное законодательство может повлиять — и влияет! — на совершенствование норм наднационального регулирования.

Вместе с тем двойственность правового регулирования в ЕАЭС может вести к дополнительным трудностям. Например, хозяйствующим субъектам, ведущим деятельность в одной и той же сфере, в разных государствах-членах может предоставляться разный объем и уровень льгот и преференций, либо требования, применяемые по отношению к физическим и юридическим лицам в каком-либо государстве-члене, могут быть более жесткими, чем установлено Договором о ЕАЭС.

В качестве примера приведем дело Суда ЕАЭС № СЕ‑1–2/2–15-КС. Оно касается ограничения прав хозяйствующих субъектов, вытекающего из непридания Техническому регламенту прямого действия. Индивидуальный предприниматель из Казахстана, осуществлявший ввоз в Казахстан автомобилей для перевозки грузов, столкнулся с тем, что при выпуске товара таможенные органы Казахстана доначислили заявителю акцизный налог. Это произошло в связи с признанием ввозимых автомобилей транспортными средствами, произведенными на шасси легкового автомобиля, которые в соответствии с Налоговым кодексом РК являются подакцизными товарами. Предприниматель обратился в ЕЭК с утверждением о том, что указанные органы нарушают принципы единообразного применения и реализации международных договоров, формирующих договорно-правовую базу Таможенного союза. В своем ответе ЕЭК указала, что правовая оценка правомерности деятельности и решений таможенных органов государств — членов ЕАЭС выходит за рамки ее компетенции. Не согласившись с доводами Комиссии, предприниматель обратился в Суд ЕАЭС. В декабре 2015 года Коллегия Суда приняла решение об отказе в удовлетворении заявления и признала бездействие ЕЭК соответствующим Договору и международным договорам в рамках Союза и не нарушающим права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Вместе с тем в случаях правовой неопределенности или проявления дуализма правового регулирования Суд ЕАЭС и высшие судебные инстанции государств-членов могут дополнять друг друга, действуя комплементарно и совершенствуя таким образом правовое поле Союза.

Следует также упомянуть о консультативной функции Суда ЕАЭС, востребованность которой будет только расти. Согласно Статуту, Суд Союза разъясняет нормы и положения права ЕАЭС, а также положения международных договоров Союза с третьей стороной, если это предусмотрено такими договорами, и выдает консультативное заключение. Пока заявления на получение консультативного заключения могут подавать либо государства — члены Союза (по вопросам, связанным с правом Союза), либо сотрудники и должностные лица органов Союза (по вопросам трудовых правоотношений).

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *