Проблема совмещения Евразийского и Европейского векторов внешней политики Армении

_ Арам Сафарян, к. политических н. Ереван, 27 ноября 2017 г. Публикуется на дискуссионной основе.

Жаркие обсуждения и дискусии о том, возможно ли совместить евразийский и европейский интеграционные векторы, как будто, прекратились. Политологи, политики и журналисты пытаются понять, возможно ли подобное сочетание с минимальными политическими потерями, и насколько реалистичен благородный порыв армянской политической мысли стать своеобразным мостом между западным и российским политико-цивилизационным пространством. В этой аналитической статье мы постараемся оценить результат обсуждений последних месяцев, проводившихся представителями армянского политического поля с российскими коллегами, попытавшись развеять подозрения об «отдалении» Армении.

Цивилизационное противоборство между Западом и Россией и завершение комплементарной внешней политики

Комплементаризм внешней политики был продиктован нашим благожелательным отношением к более или менее важным для нас центрам силы и попыткой сопоставить их интересы в нашей стране и в нашем регионе. Эта политика была эффективна до те пор, пока между Россией, Евросоюзом и США не было разногласий относительно урегулирования Карабахского конфликта, а в сфере политических влияний сформировался определенный баланс, когда хрупкая стабильность и общая атмосфера безопасности были обусловлены консенсусом между тремя силовыми центрами. При этом, будучи стратегическим партнером и союзником Российской Федерации и тесно сотрудничая  с ней в рамках ОДКБ, Республика Армения смогла приобрести репутацию надежного партнера и на Западе, и в Китае, и в глазах Ирана. Армянский комплементаризм ласкал слух сильных мира сего и удерживал Армению от возможных внутриполитических потрясений, связанных с геополитической ориентацией.

Крайне обострившееся, вследствие украинского кризиса, противоборство между Западом и Россией переросло в конфликт цивилизаций и в «войну санкций». В США сильно обострились антироссийские настроения, в Евросоюзе победу одержали сторонники политики изоляции и ослабления России. В этих условиях Россия оказалась в роли обороняющегося, напрягла потенциал своей политической системы, чтобы противостоять неослабному давлению Запада. В этой ситуации в России усилились  круги, выступающие за построение самодостаточной экономической и политической системы с опорой на свои силы, которые считают, что Россия ни в коем случае не должна встать на колени и уступить свое влияние и право на то, чтобы стать одним из мировых центров притяжения, так как следующий шаг после потери этого права приведет к распаду самой России. Неслучайно, что в условиях взаимной нетерпимости, обострившейся геополитической конкуренции и глобальной борьбы за сферы влияния российский истеблишмент нервничает от информации об усилении антироссийских настроений, что то тут, то там политические верхушки предпринимают шаги с целью отхода от России, противники России занимают все новые позиции, а кольцо вокруг их страны все больше сжимается. Вот в такой атмосфере Армения подписывает соглашение о расширенном сотрудничестве с Европейским Союзом.

Излишне даже говорить, что в подобных условиях с комплементарным смирением уверять всех: «Вы действительно правы», просто смешно. Страницу комплементаризма в нашей внешней политике нужно считать закрытой (навсегда или временно). Природу нашей внешней политики можно попросту охарактеризовать, как многовекторную. Как и во многих других странах.

Сверхзадачей нашей политической верхушки является продвижение этих векторов в таких условиях, чтобы слишком большой перекос не вызвал ревности, недовольства, озабоченности и агрессии у наших союзников и партнеров. Чтобы не получилось так, что мы хотели прогресса, а получили изоляцию, внутриполитическую конфронтацию и враждебность. Простое желание нашей политической элиты стать мостом между Россией и Западом и тем самым внести свой вклад в разрядку напряженности, воспринималось политическими деятелями России и Запада вначале с интересом, а затем с улыбкой, поскольку Армения слишком незначительна для подобной роли. Однако приложенные усилия представить Армению, как поле взаимодействия и взаимовыгодного партнерства, приятное и понятное желание на пропагандистском уровне.

Одним из понятных мотивов назначения нашего экс-премьера Тиграна Саргсяна председателем Евразийской экономической коллегии было то, что он использует свои связи на Западе  для становления и усиления ЕАЭС. Прошедшие годы показали, что деятельность Тиграна Саргсяна в этом направлении не прошла незамеченной в странах-партнерах и воспринимается благожелательно, однако говорить о том, что его усилия, как и усилия десятков других международных деятелей, увенчались успехом, к сожаленью, нельзя.

В противовес мнению аналитиков ЕАЭС, которые считают, что в начале 20-ых западные санкции могут быть сняты и мы сможем вернуться к партнерскому сотрудничеству между ЕС и ЕАЭС, суждения западных собеседников не подтверждают этого. Не видно пока даже перспективы ослабления напряженности между США и Россией.

Не дать превратить Армению в площадку для антироссийских нападок

Наши российские собеседники по разным поводам говорят, что по результатам их исследований Армения относится к числу стран, СМИ которых распространяют  наибольшее количество антироссийской информации. И это в случае, когда Россия является военно-политическим союзником Армении, входящей в ЕАЭС и ОДКБ. В вопросе активного и конструктивного участия Армении в этих структурах возражений нет быть и не может, но Армения зашла слишком далеко в вопросе антироссийской пропаганды. В течение последнего года в нашей стране развернулась настоящая «война» социологических опросов, которые с помощью не укладывающихся в голове и радикально противоположных цифр пытаются убедить, что Армения не получила никакой пользы от союзничества и партнерства с Россией, и евразийской интеграции и не переживает никакого развития. Об этом я столько писал, что не хотелось бы снова возращаться к их, мягко говоря, слишком спорным аргументам. Мне только жаль, что чиновники соответствующих ведомств с неясной политической ориентацией так медленно и неохотно исполняют свои обязанности по информированию общественности, что любой информационный «фейк» получает широкое хождение среди нашей общественности.

Российских военных, дипломатов, политических деятелей, государственных должностных лиц, а затем и политологов и журналистов нервирует то обстоятельство, что некоторые очень активные и влиятельные круги Запада последовательно продвигают линию отрыва Армении от России. Не думаю, что энтузиасты этой политики добьются серьезного успеха, так как сторонников сотрудничества и союза с Россией среди армян сегодня стабильное большинство. Но то, что их шаги нервируют адресата и создают картину, согласно которой антироссийская риторика приравнена к национально-освободительной «борьбе», сегодня уже бесспорно. Мне бы не хотелось здесь обсуждать движущие мотивы деятельности небескорыстных сторонников Запада. Я только хочу понять армян, которые включены в этот процесс и активно продвигают свою пропаганду. Правда, в последние два-три месяца, предшествовавшие подписанию в Брюсселе, антироссийская пропаганда в Армении, будто по приказу, прекратилась, однако нет сомнений, что существенные ресурсы, созданные для продвижения этого дела, просто потребуют своего возвращения на прежние позиции.

Таким образом, чего же хотят армянские общественно-политические деятели и журналисты, втянутые в антироссийскую пропаганду? Они хотят, чтобы Россия не помогала Азербайджану, а помогала только своим союзникам-армянам. Опасность этой задачи в невозможности ее решения, в ее неисполнимости, поскольку как в последние сто лет, так и сейчас, Россия нуждается и в Армении, в качестве союзника, и в Азербайджане, в качестве партнера. Иначе говоря, в обоих. Наши говорят, что Армении грозит опасность и в случае русско-турецкого сотрудничества. А Турция в составе НАТО, которая в течение двадцати лет прилагала неимоверные усилия, чтобы стать частью ЕС, не представляла для нас опасности? Ясно, что наши ответственные политические деятели прекрасно осознают, что строить политику на вражде и противоречиях опасно и близоруко. Не могу не сказать, что с нетерпением жду исследования доктора исторических наук профессора Гегама Петросяна, посвященного истории нашей дипломатии 1918-1920 гг., событиям этих лет и внешней политике Первой Армянской Республики. Это исследование, уже вызвавшее большой интерес, наверное, даст ответ на многие вопросы, которые и в наши дни звучат точно так же, как сто лет назад. Умные учатся на чужих ошибках, а глупые – на своих. Я искренне надеюсь, что в годовщину столетия Первой Республики мы наконец получим возможность открытого и заинтересованного диалога о будущем и исторической судьбе нашей государственности.

Национальная идея – новая Армянская атомная электростанция

В вопросе о том, что безопасность этой атомной станции в Армении должна быть повышена, а новая армянская энергетика должна быть экологически чистой  и технологически современной,  у Армении с ЕС нет противоречий и этот вопрос согласован сторонами соглашения. Мы обязаны объяснить нашим европейским партнерам, что за последние четыре десятилетия Армения, являющаяся самым маленьким членом международного клуба мироного атома, достигла таких внушительных успехов в области ядерной физики, что не замечать их – просто невежество. Специалисты отмечают, что современная энергетика Армении сбалансирована на удивление точно – на одну треть – атомная, на одну треть гидроэлектрическая, и на одну треть – тепловая. В эти дни правительство прилагает усилия развить электроэнергетику, но наивно думать, что намного более дорогостоящая чистая энергия будет конкурентоспособной в нашем регионе и в будущем едином евразийском энергетическом пространстве. В 2008 г. перед Национальным Собранием четвертого созыва Серж Саргсян заявил, что Армения должна осуществить два больших проекта: построить новый атомный энергоблок и железную дорогу Иран-Армения. Следующие друг за другом волны трех финансово-экономических кризисов не позволили Армении осуществить эти планы. Безуспешными оказались также усилия ответственных за армянскую энергетику, направленные на строительство новой атомной станции при совместном российско-американо-европейском участии. Но вышеуказанное не означает, что нужно отчаиваться и развивать армянскую энергетику, как кость, кинутая стране, потерпевшей поражение в цивилизационной войне. Нам необходима новая атомная электростанция и наши органы государственной власти вместе с Россией обязаны решить эту задачу в предстоящем десятилетии.

В одной из американских футуристических программ 1995 г. в 2050 г. Армения описывалась, как страна с полуторамиллионным населением и двумя ведущими отраслями экономики – энергетикой и туризмом. Сегодня стоит доказать, что Армения, со своим человеческим, интеллектуальным и экономическим потенциалом может претендовать и на большее.

Источник: http://soyuzinfo.am/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *