Невозможные мысли о возможном вхождении Турции в ЕАЭС

_ Лидия Гиваргизова, гостевой исследователь Евразийского сектора ЦКЕМИ НИУ ВШЭ. Москва, 22 ноября 2017 г.

На 86-ой Измирской международной многоотраслевой ярмарке, которая состоялась  в Турции,  министр экономики Турции Нихайт Зейбекчи  заявил: «У нас есть предложение, чтобы Турция начала переговоры с Евразийским экономическим союзом о подписании таможенного соглашения, не нарушая соответствующего соглашения с ЕС, Турция хочет наладить и другое сотрудничество – с ЕАЭС».

Известно, что договор о ЕАЭС состоит из 4 частей, 28 разделов, 118 статей, а также 33 приложений. Если, к примеру,  обратиться к некоторым статьям договора, а именно, к пункту 14 статьи 2 «Таможенный Союз», то он гласит, действует единый таможенный тариф Евразийского  экономического  союза  и  единые  меры  регулирования  внешней торговли товарами с третьей стороной, которой является государство, не являющееся членом Союза, международная организация или международное объединение.

Статья 3 гласит о том, что  Союз осуществляет  свою деятельность  на основе следующих принципов: уважение международного права, включая принципы суверенного равенства государств-членов и  их территориальной целостности, обеспечение взаимовыгодного  сотрудничества, равноправия и учета национальных интересов сторон.

Следовательно, обращая внимание только на вышеупомянутые две статьи  Договора о ЕАЭС, уже можно сказать, что вступление Турции в ЕАЭС является невозможным.

К тому же есть иные факторы, свидетельствующие о невозможности вхождения Турции в составе ЕАЭС.

Во-первых: в 1993 году Турция в одностороннем порядке закрыла воздушную и наземную границы с Арменией. Только воздушная граница была открыта в 1995 году под давлением международного сообщества.

Что касается сухопутной границы, то обращаем внимание на статью 3, пункт 1-ый: для открытия сухопутной границы и установления дипломатических отношенийТурция выдвигает ряд неприемлемых условий, в частности, возвращение Азербайджану находящихся под контролем НКР районов и отказ от международного признания геноцида армян.

Во-вторых: спорный  вопрос – граница Армении и Турции – по сей день по территориальному решению проблема «Карсского договора» и последующего «Московского договора».

Российско-турецкий договор о «дружбе и братстве» подписан 16 марта 1921 года в Москве между правительством РСФСР и правительством Великого национального собрания Турции. В соответствии с договором армянские города Карс, Ардаган и гора Арарат отошли Турции.

Согласно Договору, Россия его продлевает каждые 25 лет, и сейчас как раз подходит срок очередного подписания Договора, чего Россия может не делать на законных основаниях. В этом случае Турция будет вынуждена вернуть огромные территории.

Разговоры о денонсации договора идут еще с 1945 года. Впервые об этом заговорили летом 1945 года  во время Потсдамской конференции. Советский историк и доктор искусствоведения Алексей Дживелегов в газете «Известия» в 1946 году опубликовал статью, в которой говорится о несправедливости заключения «Московского договора».

Многие политики и эксперты-политологи полагают, что «Карсский договор» является принадлежностью истории, что он безнадежно устарел и условия дипломатического документа девяностопятилетней давности интересуют лишь исследователей.

Вначале  2016 года Депутаты Госдумы предлагали денонсировать «Московский договор о дружбе и братстве». С таким предложением зампредседателя ЦК КПРФ Валерий Рашкин и секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов обратились к Президенту РФ Владимиру Путину и главе МИД РФ Сергею Лаврову.

Денонсация «Московского договора» не будет означать автоматического расторжения «Карского договора» 1921 года. Также денонсация даже обоих договоров не означает немедленного изменения границы Армении и Турции. Статус тех или иных территорий обеспечивается международными договорами, соглашениями или решениями. Поскольку эти территории были узаконены решением арбитражного суда, все последующие договоры, противоречащие этому решению, не являются в полной степени легитимными. Но не учитывать факт явления этого договора тоже нельзя, и  это тоже в какой-то степени будет влиять на принятие решения о вхождении Турции в состав ЕАЭС.

Анализируя вышеперечисленное можно сказать, что в ближайшие несколько лет, пока не будут решены вышеупомянутые проблемы, не соответствующие статьям Договора о ЕАЭС, Турция не может быть в составе данного Союза.

Евразийская интеграция органично укладывается в глобальные тренды политического и социально-экономического развития. На данном этапе развития мир эволюционировался в направлении децентрализованного глобализма, в рамках которого динамично развивающиеся региональные державы смогут консолидировать вокруг себя соответствующие регионы. Движение к этой модели, вероятно, будет сопровождаться кризисами и региональными конфликтами, и тем не менее, подобные негативные проявления не должны повернуть интеграционные процессы вспять. Главная задача – качественное развитие ЕАЭС – с привлечением новых стран и расширением взаимодействия, но не с «проблемными странами».

На данный момент между ЕАЭС и Турцией возможна только зона свободной торговли или заключение соглашения об инвестиционном и торговом партнерстве.

Первопубликация: http://np-aaii.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *