ЕАЭС, Туркменистан, Туркмения, Ашхабад, ЗСТ, Евразия, евразийство, интеграция

Присоединится ли Туркмения к Евразийскому союзу?

_ Алексей Фененко. Ашхабад, 3 октября 2017 г. Беседовал Ниджат Гаджиев.

— Как вы оцениваете визит президента России в Туркменистан? И какие главные цели у данного визита?

— Думаю, визит президента В.В. Путина в Туркменистан неотделим от российской по созданию и укреплению Евразийского экономического союза. Я вспоминаю начало третьего срока Путина, весну 2012 года, когда активно обсуждался вопрос о том, каким страны могу т в будущем стать членами «Евразийского союза» кроме членов Таможенного союза. Тогда президент Путин поставил задачу «выйти за рамки интеграционной клетки», то есть, чтобы будущий «Евразийский союз» не был простым переподписанием ЕврАзЭС. Тогда среди кандидатов называли Узбекистан, Азербайджан, Украину и Туркмению.

Прошло пять с половиной лет. ЕАЭС начала функционировать (эффективно или не очень эффективно — другой вопрос, но все-таки начал). Естественно, началась борьба за привлечение к нему двух следующих наиболее вероятных кандидатов — Узбекистана и Туркмении. Если это удастся сделать, то это будет тем самым выходом за рамки «интеграционной клетки» ЕврАзЭС.

Туркмения при этом особая страна, которая традиционно находилась в некотором отдалении от процесса евразийской интеграции. Она сотрудничала с Россией или другими странами ЕАЭС секторально (например, сотрудничество с Россией в газовой сфере). Если теперь Туркмения заинтересуется интеграционным проектом ЕАЭС, то это будет серьезный поворот в региональной политике. Во-первых, он будет означать, что «евразийский интеграционной проект» по настоящему привлекателен для соседей. Во-вторых, не даст США возможности пытаться создать контрбаланс ЕАЭС в виде Узбекистана и Туркмении (что они обсуждают начиная с лета 2012 г.). Понятно, что пока речь не идет о вступлении Туркмении в этот союз. Но расширение формата отношений Ашхабада с этой организацией вполне возможно. Это станет началом постепенного подключения Туркмении к евразийским интеграционным процессам.

Вопрос в том, на каких условиях Туркмения готова участвовать в этом проекте, что она попросит взамен. На сегодняшний день для Туркмении важнейшая сфера экономики — газовая. Значит, вполне реально ожидать, что туркменская сторона будет стремиться сотрудничать с ЕАЭС в сфере создания общих газотранспортных систем. Обратите внимание: интерес к евразийским проектам в Ашхабаде стал появляться примерно в 2012 г., когда стало ясно, что ЕС в обозримом будущем не способен предложить никакого реального маршрута для экспорта туркменского газа. Это естественно сближает Туркмению с ЕАЭС.

— Некоторые эксперты считают, что визит президента России в Туркменистан связан с афганским фактором и вопросами безопасности региона Центральной Азии. Как вы считаете насколько данная формулировка соответствует действительности?

— Доля истины в этом есть. Туркменское руководство, судя по всему, обеспокоено событиями нынешнего лета. Напомню, что тогда талибы захватили пограничную область Кохистан и несколько суток удерживали над ней контроль. Еще больше Ашхабад взволновали попытки боевиков ИГИЛ захватить пограничный городок Дарзаб. Туркмения вполне естественно обеспокоена растущей нестабильностью в Афганистане. Напомню, что Туркменистан — страна пустынная с несколькими оазисами-агломерациями. Технически их не просто защищать от быстрых набегов боевиков. Значит, возникает потребность в расширении контактов Туркмении с ОДКБ, а, возможно, и ШОС. Речь опять-таки пока не идет о вступлении в них Туркмении: эта страна дорожит своим нейтральным статусом. Но расширение партнерства в отдельных секторах между Туркменией и ОДКБ вполне возможно. Думаю, президент Путин обсудит в Ашхабаде вопрос о границах и формате такого партнерства.

Источник: http://yenicag.ru/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *