zzvsdvwewefwe

В ЕАЭС не возражают против соглашения между Арменией и Евросоюзом

_ Татьяна Валовая, член Коллегии (министр) по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Ереван, 6 июля 2017 г. Подготовил Аршалуйс Мгдесян.

Армения уже 2,5 года является членом Евразийского экономического союза. Договор о присоединении республики к данному интеграционному объединению был подписан в разгар украинского кризиса. В силу геополитических и экономических причин Ереван отказался от подписания Ассоциативного договора с ЕС.

Что удалось сделать Армении за время участия в евразийской интеграции, каких успехов достигла страна, с какими проблемами она сталкивается как в евразийском объединении, так и в попытках развивать европейский вектор?

Кризис и запуск интеграции

Армения вступила в ЕАЭС и официально стала частью евразийского объединения фактически на пике экономического кризиса в российской экономике, вызванного резким спадом цен на энергоносители и девальвацией рубля. Возникшие проблемы и рецессионные тенденции в российской экономике стали своеобразными «источниками» шоков для других членов ЕАЭС, в торгово-экономическом плане сильно зависящих от РФ. Это естественно, ибо Россия является основным спонсором евразийского проекта, и как геополитическая и экономическая величина она в разы превышает все остальные страны Союза вместе.

«Армения присоединилась к Евразийскому экономическому союзу и единому экономическому пространству, и одномоментно получила очень большой интеграционный эффект», — считает Валовая. По ее убеждению, выбор Армении в пользу ЕАЭС на пике кризиса был правильным. «Я руководила рабочую группу по присоединению Армению к ЕАЭС. Я помню, какие у нее были ожидания. В тоже время мы все понимали, что само вступление Армении и запуск ЕЭАС пришелся на очень сложный период. Это 2015 год, экономический кризис, падение цен на энергоресурсы и экономические проблемы во всех государствах нашего пространства», — сказала она.

Представитель Коллегии ЕЭК считает, что если бы на тот момент не был запущен Евразийский экономический союз, а каждая отдельно взятая страна стала бы защищать свои национальные рынки, то протекционизм этот, ограничение во взаимной торговле привел бы к более сложным последствиям. Пример Армении по оценке Валовой, можно охарактеризовать «историю успеха». «В 2016 году взаимная торговля внутри ЕАЭС продолжала сокращаться — на 6,7%. Однако торговля Армении росла. Экспорт из Армении на рынки других стран ЕАЭС увеличился на 53%», — сказала она.

Критики евразийской интеграции, как правило, отмечают, что на самом деле после стабилизации российской экономики, Армения просто восстановила свои утраченные позиции, поскольку в 2015 году имел место большой спад. Однако Валовая, ссылаясь на статистику, отмечает: «Да, в 2015 году был спад, но если мы сравним показатели 2016 года с 2014-им, то все равно рост очевиден — 21%».

Через призму отношений с Россией

В Армении вступление страны в ЕАЭС рассматривают в основном через призму отношений с Россией, и это вполне объяснимо, поскольку по сравнению с ней объем экономических и военно-политических связей с другими участниками организации мизерный. Россия — основной торгово-экономический партнер Армении, трансфертный «донор» (около 80% всех частных денежных переводов поступают из России) и военно-политический союзник. А с учетом сложного антуража региональной безопасности из-за карабахского конфликта, полыхающего Ближнего Востока и блокады со стороны Турции и Азербайджана, значение России для Армении возрастает еще больше.

В этом плане многие понимали, то при возникновении определенных обстоятельств выбор Армении в пользу Евразийского экономического союза, даже без наличия с ним общей границы, был предрешен. Таким обстоятельством стало обострение геополитической борьбы России с Западом за Украину и в целом за те страны бывшего СССР, которые входят в орбиту проекта ЕС «Восточное партнёрство». Это Украина, Молдавия, Белоруссия, Грузия, Армения и Азербайджан. Все они находятся в зоне интересов Запада и привилегированных интересов России. Украина и Грузия выбрали иной путь и фактически пришли к войне, неся не только человеческие, но и территориальные потери.

Маятник геополитического выбора Молдавии время от времени меняет направление своего движения, а Азербайджан рассматривается ЕС в основном в контексте ресурсной альтернативы России. Белоруссия, будучи членом ЕАЭС, все же оставляет открытым окно диалога с Евросоюзом, что несколько усиливает позиции Минска в жёстком торге с Москвой в вопросах энергетической и экономической кооперации.

Армения же в силу своего специфического геополитического положения не может хвастаться обширным пространством для геополитического маневра. В связи с этим ей остается одно — играть на тех площадках, где это возможно, пытаясь сотрудничать с ЕС и НАТО, будучи членом ЕАЭС и ОДКБ, активизировать кооперацию с Ираном, усиливая контакты с США. Чуть перефразируя известную поговорку, можно сказать, что в случае Армении геополитическое «бытие определяет ее сознание». Еще одно замечание, из шести стран-участниц «Восточного партнерства» лишь Армения и Белоруссия полностью контролируют свои территории.

Карабахский конфликт и в целом фактор безопасности, в определённых случаях сильно сужают люфт внешнеполитического маневрирования. Украина, Грузия и Молдова могут себе позволить определенные «внешнеполитические роскоши», поскольку они свой «Карабах» уже потеряли.

Возражений против соглашения между Арменией и ЕС нет

Тем не менее, в ноябре 2017 года в рамках саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе Армения собирается подписать с ЕС новое соглашение о «Всеобъемлющем и расширенном партнерстве». Оно в целом, как отмечают официальные лица, базируется на ранее согласованном Ассоциативном договоре, но — с учетом новых реалий, а именно, членства Армении в ЕАЭС. То есть зоны свободной торговли между Арменией и ЕС не может быть, поскольку одновременно невозможно находиться в двух таможенных пространствах.

Между тем в Армении некоторые круги с учетом «старого опыта» задаются вопросом — не повторится ли сценарий 2013 года, когда Ереван в канун Вильнюсского саммита заявил о намерении участвовать в евразийской интеграции. Масло в огонь подлило недавнее заявление главы МИД России Сергея Лаврова о том, что «есть желающие превратить программу „Восточное партнерство“ в антироссийскую затею». Хотя в заявлении не было и слова об Армении, некоторые политические и экспертные круги истолковали слова Лаврова как адресованное Еревану предупреждение. В кругах этих время от времени можно заметить следующую парадигму восприятия места и значения Армении в глобальной политике. Они, как правило, оперируют двумя довольно закомплексованными и противоречивыми понятиями. С одной стороны утверждают, что Армения на задворках геополитики, и «никому нет до нас дело», с другой — даже в заявлениях Владимира Путина или Дональда Трампа чуть ли не о ситуации в Арктике способны узреть «заговор против Армении».

Вообще, внутриполитический дискурс в Армении характеризуется ярко выраженным паническим восприятием внешних процессов и событий. Налицо асимметричность восприятия, а также незрелость и порой даже инфантильность фигурантов этого дискурса. Именно поэтому в Армении может вызвать политическую бурю, к примеру, заявление российских чиновников о статусе русского языка или необходимости перехода к единому шрифту — к кириллице на пространстве СНГ.

Евразийская экономическая комиссия, которая является исполнительным органом ЕАЭС, не видит противоречий между обязательствами Армении в ЕАЭС и новым договором Еревана с Брюсселем. «Таких противоречий нет, более того мы очень приветствуем этот договор», — говорит Валовая, напоминая, что Армения — отнюдь не первая страна в ЕАЭС, которая заключает рамочное соглашение с ЕС.

Такое соглашение действует между ЕС и Казахстаном. «Сейчас аналогичный документ подпишет Армения. Евразийская экономическая комиссия приветствует развитие такого трека. Мы знаем, что Киргизия тоже обсуждает с ЕС возможность начала переговоров по заключению новых договоров», — заявила член Коллегии ЕЭК.

Исполнительный орган ЕАЭС выступает за диалог с Евросоюзом. «Мы еще осенью 2015 года направили специальное предложение в Европейскую комиссию о начале диалога между ЕАЭС и Евросоюзом. Наши коллеги из Европейской комиссии пока не поддержали это предложение, ссылаясь на политические проблемы с Россией. Между тем, из-за этого европейский бизнес теряет позиции на нашем рынке. По статистике в прошлом году впервые импорт на территорию ЕАЭС из Европейского союза оказался меньше, чем из регионов АТЭС. Всегда было наоборот. В прошлом году этот разрыв составил 3%. По первому кварталу 2017 года спад составил уже 8%. Мы этому не рады и естественно, приветствуем, любую форму диалога между ЕАЭС и ЕС», — подчеркнула она.

Как заметила Валовая, ЕЭК по рабочим каналам информирована о содержании нового договора между ЕС и Арменией. «Договор не затрагивает компетенции Евразийского экономического союза, поэтому здесь нет необходимости консультаций или согласований. Это суверенное право Армении. По рабочим каналам мы конечно знаем о содержании этого договора и оно не вызывает у нас какого-либо беспокойства», — резюмировала представитель Коллегии ЕЭК.

Истоник: https://eadaily.com/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *