Ташкент впишется в Шелковый путь

_ Александр Шустов, к. исторических н. Ярославль, 17 мая 2017 г.

Итогом визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Пекин стало заметное усиление торгово-экономического сотрудничества двух стран и более активное встраивание республики в проект китайского «Шелкового пути», несмотря на ряд проблем в двусторонних отношениях.

Пекин-2017

11-15 мая президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев по приглашению председателя КНР Си Цзиньпина совершил государственный визит в Пекин и принял участие в международном Форуме, посвященном торгово-экономическому сотрудничеству в рамках китайской инициативы «Один пояс – один путь». В ходе визита Ш. Мирзиёев провел переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином, премьером Госсовета Ли Кэцяном, председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чжан Дэцзяном и другими представителями китайского руководства.

В конце апреля первый заместитель министра иностранных дел Жавлон Вахабов пояснил, что по итогам визита планируется вывести торгово-экономическое сотрудничество между двумя странами «на новые горизонты». «Главный вопрос в повестке дня – обсуждение текущего состояния наших двусторонних отношений в сферах торговли, инвестиций, по ряду вопросов в области безопасности, – пояснил он, – Будут также затронуты вопросы сотрудничества в сфере культуры и гуманитарного измерения». 10 мая руководитель пресс-службы президента Асад Ходжаев сообщил, что в Пекине планируется подписать около 100 договоров на сумму в $20 млрд.

Торговля и инвестиции

И Ташкент, и Пекин в двусторонних отношениях интересует, прежде всего, экономика и торговля. Вопросы безопасности, как бы ни были они важны в связи с нестабильностью в Афганистане и «экспортом» радикального ислама, играют второстепенную роль, поскольку в этой сфере на территории Средней Азии преобладает Россия.

В экономике же КНР довольно давно является для Узбекистана главным экономическим партнером, заметно опережая Россию. Если объем торговли Узбекистана с РФ в прошлом году составил $2,7 млрд, то с Китаем – $4,2 млрд. В марте этого года на заседании Узбекско-китайского межправительственного комитета было заявлено о планах довести к 2020 г. объем торговли до $10 млрд.

Торговля между Узбекистаном и Китаем отличается довольно высокой сбалансированностью, что для ориентированных на экспорт природных ресурсов республик бывшего СССР является достаточно редким явлением. По данным Госкомитета Узбекистана по статистике, в прошлом году экспорт в КНР составил $2 млрд, а импорт – $2,25 млрд.

В республике действуют 704 предприятия с участием КНР, в том числе 88 – со стопроцентным китайским капиталом. Кроме того, в Узбекистане действуют 73 представительства китайских компаний.

Китай уже несколько лет является крупнейшим инвестором в Узбекистан, а общий объем привлеченных в страну китайских инвестиций на 1 марта этого года составил $7,6 млрд.

Благодаря КНР в Узбекистане реализован целый ряд крупных проектов, таких как строительство газопровода «Китай – Центральная Азия», Кунградского содового завода, Дехканабадского завода калийных удобрений, электрифицированной железнодорожной линии Ангрен – Пап и тоннеля «Камчик», позволившего связать Ферганскую долину с основной частью страны; модернизирована Ангренская ТЭС. Крупнейшие инвестиционные проекты в несырьевой сфере реализуются в индустриальном парке «Пэн-шэн» на базе филиала свободной экономической зоны «Джизак» в Сырдарьинской области. Китайские инвестиции, превысившие $90 млн, позволили создать в парке более 1,3 тыс. рабочих мест, а компания «ZTE» построила на его территории первую в регионе линию по сборке смартфонов.

Как встроиться в «Шелковый путь»

Для Пекина торгово-экономические сотрудничество с Ташкентом является частью проекта «Экономического пояса Шелкового пути», идея которого была выдвинута Си Цзиньпином в 2013 г. 10 мая 2017 г. министерство коммерции КНР обнародовало данные о том, что с момента выдвижения инициативы «Пояса и пути» (объединяет проекты «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути XXI века») общий объем торговли Китая со странами, расположенными вдоль этого маршрута, в 2014-2016 гг. составил 20 трлн юаней, а темпы его роста превышали среднемировые. Китайские инвестиции в этих странах за три года превысили $50 млрд, а объем новых иностранных подрядных проектов составил более $304,9 млрд.

Одна из основных целей Китая – выстраивание широтных внутриконтинентальных транспортных коммуникаций в Евразии, не зависящих от морских перевозок, которые в случае обострения военно-политической обстановки окажутся под угрозой со стороны американского флота.

Другая цель КНР – формирование «пояса безопасности», который изолировал бы нестабильный Синьцзян-Уйгурский автономный район с запада от исходящей с Ближнего Востока через Афганистан нестабильности. Узбекистан, как крупнейшая по населению и вторая по размеру экономики страна региона, территориально вытянутая с юго-востока на северо-запад, играет в этом плане крайне важную роль. В транспортно-коммуникационном плане республика является барьером, отделяющим от КНР западную часть Центральной Азии. Его можно обойти через территорию Казахстана и Туркменистана, но центральное положение Узбекистана в Средней Азии игнорировать его не позволяет.

Главная цель Узбекистана – встроиться в «Экономический пояс Шелкового пути» на максимально выгодных условиях, использовав его для увеличения объемов торговли, привлечения инвестиций и развития экономики. «…Наша главная цель – использовать возможности, потенциал и ресурсы КНР в деле развития торговли, расширения поставок узбекской продукции с высокой добавленной стоимостью в КНР и все страны, которые пролегают вдоль маршрута «Один пояс – один путь», – заявил в конце апреля первый замглавы узбекского МИДа Жавлон Вахабов, – … Мы намерены привлечь льготные инвестиции, открыть новые кредитные линии на финансирование развития базовых отраслей экономики Узбекистана. Главный приоритет мы отводим развитию инфраструктуры, промышленности и активному вовлечению Узбекистана в реализуемые в регионе транспортно-коммуникационные проекты».

Однако есть в отношениях Ташкента с Пекином и проблемные моменты. Развитие торговли между двумя странами тормозит отсутствие общей границы и неразвитость транспортной инфраструктуры. Давно обсуждаемый вопрос строительства железной дороги из КНР в Иран через Кыргызстан и Узбекистан наталкивается на проблему ширины колеи. Пекин настаивает на «европейском варианте» (1435 мм), который использует на своей территории, тогда как Кыргызстан, будучи участником ЕАЭС, использует только «российский стандарт» (1520 мм). Этот вопрос обсуждается уже несколько лет, но так и не сдвинулся с мертвой точки. В начале этого года КНР и Узбекистан отложили строительство четвертой нитки газопровода «Центральная Азия – Китай», а Пекин в первом квартале перестал импортировать узбекский газ. Однако эти проблемы вряд ли способны подорвать стратегическое сотрудничество Узбекистана и Китая.

Источник: http://eurasia.expert/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *