Некоторые страны Евразии опасаются Экономического пояса Шелкового пути

_ Чень Юй, научный сотрудник ведущего Китайской академии современных международных отношений (КАСМО). Пекин, 2 мая 2017 г.

В последние годы вышло огромное количество статей, посвященных китайскому поясу Шелкового пути. Однако информации о реальных целях и наполнении этой инициативы по-прежнему крайне мало. Чего добивается Китай и как воспринимает своих соседей по Евразии? Как из Пекина видится роль Евразийского экономического союза? Какую цель преследует Си Цзиньпин, возрождая новый Шелковый путь, и кто мешает его реализации?

— Как вы сегодня оцениваете российско-китайские отношения, и каковы их перспективы?

— Мы часто говорим, что российско-китайские отношения переживают сегодня самый лучший период в истории, – я думаю, это уместно. В политической сфере Китай и Россия имеют очень высокий уровень взаимного доверия. Мы установили отношения всестороннего стратегического партнерства и взаимодействия.

Китайский председатель и российский президент встречаются пять-шесть раз в год. Помимо регулярных встреч глав государств, между Китаем и Россией создан механизм регулярных встреч глав правительств, правоохранительных органов, сформированы комиссии межправительственного сотрудничества по инвестициям, военно-техническому сотрудничеству и т.д.

У Китая и России схожие позиции по ряду региональных и международных вопросов. Более того, Москва и Пекин поддерживают друг друга на международной арене в целях защиты общих интересов обеих стран.

С точки зрения торговли, Китай стал торговым партнером России номер один. По данным китайской таможенной статистики, в 2014 г. китайско-российский торговый оборот достиг $ 95,3 млрд. В 2015 г. товарооборот между Россией и Китаем снизился на $20 млрд., составив примерно $69 млрд., что было связано с мировыми негативными тенденциями. В 2016 г. же объем торговли между Китаем и Россией вновь пошел вверх.

В сфере безопасности Китай станет первым зарубежным покупателем передовых российских вооружений, то есть истребителей Су-35 и ракетно-зенитной системы С-400.

В 2015 и 2016 гг. были проведены китайско-российские военные учения в Средиземном море и Южно-Китайском море.

Китай и Россия стоят друг к другу «спина к спине». Мир выгоден для обеих сторон, а война – вредна. Особо следует отметить, что ранее слабым местом китайско-российских отношений являлись культурные обмены. В последние годы эта ситуация изменилась.

С 2007 г. по сей день Китай и Россия организовали колоссальное количество мероприятий в сфере образования, культуры, науки и техники, сотрудничества СМИ, конкурсы, обмены молодежными делегациями, симпозиумы, мероприятия в рамках студенческого обмена, фестивали, недели китайского и российского кино и т.д.

Китай уже стал крупнейшим источником туристов для России. Согласно рейтингу Фонда общественное мнение [ФОМ – прим. ЕЭ], 56% россиян считают Китай одной из наиболее дружественных стран мира, дальше по списку идет Беларусь. Развитие гуманитарных отношений между двумя странами заложит хорошую основу для дальнейшего развития китайско-российских отношений.

 — Каким видят в Китае будущее Евразийского экономического союза?

— Как вы знаете, Китай продвигает инициативу «Один пояс, один путь», цель которой состоит в том, чтобы соединить Восточную Азию и Европу через политические, транспортные, торговые, финансовые и человеческие контакты, содействовать совместному развитию стран вдоль «Одного пояса, одного пути».

Реализация этой инициативы не представляется возможной без сотрудничества между Китаем и Россией, а также между странами Центральной Азии. В России выступают за сопряжение ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути. Мы прекрасно понимаем, и очень серьезно относимся к этому.

С одной стороны, Евразийский экономический союз является важным проектом экономической интеграции в Евразии, в некоторой степени – это и геополитический проект, который очень важен для России. И Китай поддерживает Россию в этом вопросе.

С другой стороны, Евразийский экономический союз охватывает Россию, страны Центральной Азии и Кавказа, расположенные вдоль Экономического пояса Шелкового пути. Сопряжение этого пояса с Евразийским экономическим союзом на самом деле может способствовать развитию Экономического пояса Шелкового пути.

В 2015 г. Китай и Россия подписали декларацию о сопряжении Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза, ясно дав понять, что этот вопрос носит и политический характер.

Что касается возможной роли Китая в деле сотрудничестве с ЕАЭС, Пекин сегодня имеет некоторые преимущества в сфере транспортных технологий, особенно высокоскоростных железных дорог, а также промышленных и других технологий. Мы будем развивать хорошие рабочие отношения с членами Евразийского экономического союза, чтобы содействовать сотрудничеству в области инфраструктуры и промышленного сотрудничества.

— В Китае понимают важность сотрудничества с Евразийским экономическим союзом. Каковы перспективы этого сотрудничества?

— Да, действительно, мы – китайцы, понимаем важность партнерства с ЕАЭС. Я думаю, что перспективы сотрудничества Китая и Евразийского экономического союза очень широки, поскольку у нас есть очень общие потребности. Китай должен сотрудничать с ЕАЭС, чтобы продвигать инициативу «Один пояс, один путь». Евразийский экономический союз должен сотрудничать с Китаем, так как теперь этот союз имеет много инфраструктурных и промышленных проектов. Через сотрудничество мы можем добиться дополнительных преимуществ, содействовать реализации этих проектов.

Я считаю, что в рамках сотрудничества между Китаем и Евразийским экономическим союзом обе стороны могут достичь очень хорошего развития. Внимание к ЕАЭС со стороны региональных и нерегиональных стран, как мне кажется, будет только расти. Не важно – с Китаем или без Китая. Но если Пекин наладит тесное сотрудничество с этим союзом, то некоторые страны в регионе могут последовать примеру Китая.

— В каких конкретных сферах развивается сотрудничество Китая и ЕАЭС? Может ли Китай в будущем вступить в ЕАЭС?

— Китай уже начинает сотрудничать с Евразийским экономическим союзом. В настоящее время государственные органы Китая – министерство коммерции, министерство транспорта, Главное таможенное управление КНР и Евразийская экономическая комиссия имеют регулярные механизмы связи и изучают пути сопряжения Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС.

Мне кажется, что Китай и ЕАЭС могут также подписать соглашения о партнерстве в сфере торговли, а также исследовать возможность создания зоны свободной торговли в будущем.

Теперь у нас есть поезда, которые ходят из Китая в Европу через Казахстан, Россию и другие страны ЕАЭС. В прошлом эти поезда проезжали несколько таможенных пунктов, что было неэффективно, а теперь благодаря ЕАЭС общая эффективность улучшилась.

Другой пример: Россия в настоящее время поставляет нефть в Китай по нефтепроводу Казахстана, а в будущем сможет транспортировать и газ через Казахстан.

В сфере транспорта у нас есть долгосрочный план, что позволит создать высокоскоростную железную дорогу из Москвы в Пекин, которая, очевидно, может пригодиться в деле сотрудничества с Евразийским экономическим союзом.

Что касается перспективы вступления Китая в Евразийский экономический союз, на самом деле, я думаю, что такой возможности не существует.

С одной стороны, я считаю, что Евразийский экономический союз является механизмом интеграции стран Содружества Независимых Государств, бывшего Советского Союза. Китай же не входит в категорию этих стран.

В то же время, Россия играет центральную роль, и даже если Китай захочет присоединиться, то Россия не согласится. С другой стороны, Пекин проводит политику неприсоединения к блокам. Хотя Евразийский экономический союз является экономическим союзом, но в тоже время есть и некоторые политические обертоны.

— Насколько важна инициатива «Экономический пояс шелкового пути», и какую пользу она может принести региону? Какой вы видите роль России в этом вопросе?

— Перспективы Экономического пояса Шелкового пути очень яркие. В древние времена Шелковый путь являлся основным торговым путем, но после развития морской торговли интерес к нему упал.

Теперь появляются возможности возрождения исторического Шелкового пути. Во-первых, по статистике МВФ, сумма ВВП Китая, Японии, Южной Кореи уже превысила показатели ЕС, поэтому на обоих концах Евразийского континента восстанавливается исторический баланс. Запрос на соединение Восточной Азии и Европы усиливается.

Во-вторых, прогресс в транспортных, коммуникационных и инженерно-строительных технологиях делает сухопутный транспорт быстрее, чем морской транспорт. Китай выдвинул инициативу «Экономический пояс Шелкового пути», которая соответствует законам исторического развития. Мы также готовы сотрудничать с другими странами Евразийского континента для создания этого пояса.

Китай и Россия сыграют важную роль в проекте «Экономический пояс Шелкового пути». С географической точки зрения, Китай является восточной отправной точкой экономического пояса. Россия же, в свою очередь, выступает в качестве связывающего моста между странами Востока и Запада. У Китая и России сильная экономика, обе стороны хорошо дополняют друг друга. Китая развивается быстро, Россия богата ресурсами. Экономическое сотрудничество наших стран обеспечит огромный рынок и богатые ресурсы для Экономического пояса Шелкового пути.

Со стратегической точки зрения Китай и Россия являются большими странами, геополитическое влияние [которых] огромно. Всеобъемлющее стратегическое партнерство и взаимодействие наших стран стало важным фактором обеспечения [глобального] мира и содействует процветанию и развитию Евразийского континента. Пекин и Москва должны работать вместе, чтобы обеспечить мир, стабильность и безопасность.

— На ваш взгляд, какие сроки требуются для полной реализации инициативы «Экономический пояс Шелкового пути»?

— Здесь нет четкого графика. Экономический пояс Шелкового пути является всеобъемлющей и открытой инициативой, и мы готовы работать со всеми странами Евразии по созданию этого пояса. Мы можем обсуждать пути содействия такому сотрудничеству.

Конечной целью инициативы является создание Сообщества единой судьбы. Это, конечно, будет длительный процесс.

Таким образом, никто не может сказать, cколько времени потребуется для полной реализации Экономического пояса Шелкового пути.

Многие страны вдоль Экономического пояса Шелкового пути не понимают сути этой инициативы, у некоторых стран сформированы неправильные мнения о направлениях деятельности этого пояса.

Ряд стран Евразийского континента опасается Экономического пояса Шелкового пути, так как думает, что это не что иное, как геополитическая экспансия Китая. Поэтому они отказались участвовать или даже препятствовали строительству этого пояса.

Например, такая важная страна на древнем Шелковом пути, как Индия, отказалась от участия, что, несомненно, негативно повлияет на общее развитие Экономического пояса Шелкового пути.

Даже в какой-то степени, на мой личный взгляд, позиция России [по отношению к] Экономическому поясу Шелкового пути недостаточно положительная. Некоторые люди в России беспокоятся, что экономические связи Китая и стран Центральной Азии [укрепятся], и могут пострадать интересы России. На самом деле, это не так.

Мы не стремимся к [созданию] сферы влияния, а выступаем за общее развитие. Мы надеемся, что наши российские друзья это понимают.

Вдоль Экономического пояса Шелкового пути расположены почти все страны Евразийского континента. Там различные правовые системы, разные стандарты, различные экономические характеристики, что создает проблемы для строительства экономического пояса Шелкового пути. Поэтому очень важно, чтобы все эти страны укрепляли координацию и связь, сопрягали свои планы развития, и должным образом решали эти проблемы, чтобы строительство экономического пояса Шелкового пути возымело желаемый эффект.

Источник: http://eurasia.expert/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *