lioabdm6ik1u

Правовое регулирование внешнеторговой деятельности ЕАЭС: состояние и перспективы

_ Антон Железняк, Оренбургский институт (филиал) Московский государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, руководитель Оренбургского отделения ЕДРФ. Оренбург, 2017 г.*

Современные интеграционные процессы представляют собой важнейший глобальный тренд. Растет количество и видовое разнообразие экономических блоков, выдвигаются новые интеграционные программы, ширится круг концепций построения интеграционных и протоинтеграционных сообществ различной институциональной формы [1 С.158].

Евразийский экономический союз начинает свою деятельность с 1 января 2015 года, когда вступает в действие Договор о Евразийском экономическом союзе. И хотя экономические, правовые и гуманитарные сферы трёх стран-учредителей данного союза унифицировались и проходили процесс интеграции, только с данной даты можно говорить о полноценном начале деятельности ЕАЭС. 2 января 2015 г. к ЕАЭС присоединилась Армения, а 12 августа 2015 г. — Киргизия. В 1961 г. была изложена пятичленная схема американского теоретика венгерского происхождения Балаши о последовательной эволюции от зоны свободной торговли через таможенный союз и общий рынок к полной экономической и политической интеграции [2].

Таким образом, ЕАЭС сегодня представляет крупный международный экономический союз, который продолжает развиваться и расширять перечень «классических свобод» внутри интеграционного образования. В данное время это экономические свободы, благодаря которым развитие предпринимательства, секторальное развитие экономик стран-членов ЕАЭС, а также развитие внутренней и внешней торговли становится менее проблемным с точки зрения унификации нормативно-правового регулирования и снятия различных административных барьеров.

Это делает вопрос внешнеэкономической деятельности ЕАЭС актуальным с точки зрения формирования общего экономического рынка, обеспечения экономического суверенитета стран-участниц, поиска траектории экономического роста, решения внутренних проблем путём расширения внешнеторговой деятельности и привлечения инвестиций в ЕАЭС, поддержка экспорта продуктов ЕАЭС и в конечном итоге экономическое развитие всего евразийского региона в целом.

Так, первичной нормой, регламентирующей основные цели и задачи внешнеторговой политики ЕАЭС, является ст. 33 Договора о Евразийском экономическом союзе, которая закрепляет такие цели и задачи, как содействие устойчивому экономическому развитию государств-членов, диверсификацию экономик, инновационное развитие, повышение объемов и улучшение структуры торговли и инвестиций, ускорение интеграционных процессов, а также создание конкурентоспособной организации в рамках глобальной экономики [3]. Внешнеторговая деятельность ЕАЭС опирается на принципы создания режима наибольшего благоприятствования, свободной торговли и тарифные преференции в отношении менее развитых стран [3]. Данные принципы соответствуют Генеральному соглашению по тарифам и торговле 1994 г. [4]. Кроме того, ст. 33 определяет основные нормативно-правовые формы осуществления внешнеторговой деятельности, а именно принятие решений и заключение международно-правовых договоров с третьими странами.

Сегодня действует ряд нормативных и декларативных документов в сфере внешнеторговой деятельности и сотрудничества с третьими странами. Ко второй категории можно отнести Меморандумы в сфере торговли ЕАЭС и третьих стран. На данный момент заключены следующие: Меморандум о сотрудничестве по вопросам торговли между Евразийской экономической комиссией и Кабинетом министров Украины [5], Меморандум о сотрудничестве по вопросам торговли между Евразийской экономической комиссией и Министерством коммерции Китайской Народной Республики [6], Меморандум о сотрудничестве между Евразийской экономической комиссией и Конференцией Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) [7] и Меморандум о взаимопонимании между Евразийской экономической комиссией и Европейской экономической комиссией ООН [7]. Подписание подобных совместных международных меморандумов способствует запуску процессов переговоров, обмену информацией и первым шагам к полноценной работе над созданием зон свободной торговли или просто к снятию торговых барьеров.

Наибольший успех в сфере внешнеторговых отношений ЕАЭС можно зафиксировать в форме Соглашения «О свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и его государствами — членами, с одной стороны, и Социалистической Республикой Вьетнам, с другой стороны» [8]. Это наиболее полноценный и проработанный международный договор, подписанный с момента создания ЕАЭС. Данное соглашение было подписано 29 мая 2015 г. в Бурабае и предполагает либерализацию и содействие торговле товарами между сторонами путем снижения тарифных и нетарифных барьеров и упрощения таможенных процедур; либерализации торговли услугами и содействия торговле услугами между сторонами; поддержки экономического и торгового сотрудничества между сторонами, а также создания основ для дальнейшего развития более тесного сотрудничества в областях, предусмотренных настоящим Соглашением.

Кроме Меморандумов торгового характера и единственного договора о зоне свободной торговли с Вьетнамом, внешнеторговая деятельность ЕАЭС в рамках ВТО регламентируется Договором от 19 мая 2011 г. «О функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы» [9], а согласно Решению Коллегии Комиссии от 31 мая 2012 г. № 54 был принят План мероприятий по адаптации договорно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства к условиям функционирования в рамках многосторонней торговой системы [10].

Кроме того, необходимо отметить, что во внешнеторговой деятельности действует большое количество нормативных актов в форме решений и распоряжений Департамента торговой политики ЕЭК, которые регулируют доступ на внешние рынки, урегулирование торговых споров, тарифные преференции развивающимся и менее развитым странам, а также правила определения страны происхождения товара. Для практического анализа указанных актов необходимо проанализировать статистические данные за 2015 год, а также их реализацию, рассмотрев правоприменительную деятельность ЕЭК и его структурных подразделений за период с 1 января 2016 г. по 10 ноября 2016 г., тем самым показав практическую значимость нормативных решений для внешнеторговой деятельности и развития предпринимательства в странах ЕАЭС.

Так, суммарный объем внешней торговли товарами государств — членов Евразийского экономического союза с третьими странами за 2015 год составил 579,5 млрд. долл. США, в том числе экспорт товаров — 374,1 млрд. долл., импорт — 205,4 млрд. долл. По сравнению с 2014 годом объем внешнеторгового оборота сократился на 33,6%, или на 293,6 млрд. долл., экспорт — на 32,7% (на 181,5 млрд. долл.), импорт — на 35,3% (на 112,1 млрд. долл.). Профицит внешней торговли составил 168,7 млрд. долл. против 238,1 млрд. долл. в 2014 году [11]. Данная статистика, безусловно, не впечатляет, но в условиях экономического кризиса и резкого спада цен на углеводороды она не столь ужасает. Для того, чтобы рассмотреть реальные изменения во внешнеторговой деятельности ЕАЭС, необходимо проанализировать новые экспортные группы товаров, которые не являются нефтегазовыми и в будущем могут стать драйвером роста экономики ЕАЭС. Так, например, экспорт мяса и пищевых мясных субпродуктов вырос в 2,7 раз, овощей — на 43,9%, экстрактов дубильных или красильных, таннинов и их производных, красителей, пигментов и прочих красящих веществ, красок и лаков, шпатлевок и прочих мастик, полиграфической краски, чернил, туши — в 2,1 раз, шелка — в 3,8 раз, трикотажных изделий — на 38%, алюминия — на 13%, средств наземного транспорта, летательных аппаратов, плавучих средств и относящихся к транспорту устройств и оборудования — на 13% [11]. Таким образом, отдельные группы товаров демонстрируют отличный рост и выход на новые внешние рынки, что на фоне общего экономического спала — хороший результат. Кроме данной статистики за 2015 год, необходимо рассмотреть меры, которые были приняты в 2016 году в сфере внешнеторгового регулирования.

Так, 24 февраля 2016 г. Коллегия Евразийской экономической комиссии приняла решение снизить ставку ввозной таможенной пошлины на какао-продукты с 3-5% до 0% от таможенной стоимости до 31 декабря 2017 г. [12], 1 марта 2016 г. на заседании Коллегия Евразийской экономической комиссии продлила нулевые ставки ввозной таможенной пошлины на лесоматериалы и листы для облицовки из тропических пород дерева — макоре, анергии, кото, ипе, имбайи, тика, цедро — толщиной не более 1 мм, а также  Коллегия ЕЭК приняла решение продлить действие нулевой ставки ввозной таможенной пошлины на части для газовых турбин мощностью от 5000 кВт до 50 000 кВт до конца 2021 года [13]. 2 июня 2016 г. на заседании Коллегии Евразийской экономической комиссии по итогам повторного антидемпингового расследования принято решение продлить действие антидемпинговой меры на обсадные, насосно-компрессорные, нефтегазопроводные трубы и трубы общего назначения из Украины еще на пять лет [14]. Эти и многие другие решения правоприменения в сфере внешнеторговой деятельности ЕАЭС способствуют стабилизации рынка внутри Союза и позволяет развивать импорт и экспорт с третьими странами наиболее сбалансировано.

Может сложиться мнение, что нормативно-правовая база ЕАЭС скудна, и единственный договор о зоне свободной торговли не внушает доверия, но это далеко не так. На наш взгляд, необходимо рассмотреть перспективы развития ЕАЭС и отношений с его внешнеторговыми партнерами, а также сложности и объем текущей и будущей нормативно-правовой работы, чтобы оценить колоссальный объем уже проделанной работы и перспективы такого рода сотрудничества.

Во-первых, необходимо рассмотреть переговорные треки о свободной торговле с третьими странами. Так, согласно официальной информации 16 октября 2015 г. Высший Евразийский экономический совет принял решение № 29 «О начале переговоров с Государством Израиль о заключении соглашения о зоне свободной торговли» [15], а 31 мая 2016 г. Высший Евразийский экономический совет принял решение № 6 «О начале переговоров с Республикой Сербией об унификации Евразийским экономическим союзом и его государствами-членами торгового режима с Республикой Сербией» [16].

Кроме того, начался процесс изучения перспектив для начала переговоров по заключению соглашений о свободной торговле с Арабской Республикой Египет, Республикой Индия, Исламской Республикой Иран, также работает группа по определению оптимальных подходов по развитию торгово-экономических отношений между ЕАЭС и Республики Корея.

Во-вторых, не стоит забывать инициативу, которую поддержали лидеры ЕАЭС и Китая по сопряжению Экономического Пояса Шелкового Пути и ЕАЭС. «Для нас сопряжение реализации проекта ЭПШП с функционированием единого рынка в рамках ЕАЭС и развитием его связей с внешними партнерами в Евразии, такими как Индия, Иран, Пакистан, — это шанс выстроить широкую взаимосвязанную зону соразвития Евразии, которая обладала бы значимым потенциалом и экономическим весом в мировой экономике» — отметила Министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина в рамках Астанинского экономического форума [17].

Таким образом, стоит сделать вывод, что перспективы внешней торговли у ЕАЭС огромные, поскольку кроме указанных выше стран более 40 государств интересуется торговлей с ЕАЭС и либерализацией торговых условий. Кроме того, существует план долгосрочного развития до 2030 г., в котором исходя из исследований ЕЭК, наибольшим потенциалом развития в рамках Союза обладают в сфере товаров — производство фармацевтической продукции и товаров химической промышленности, а в сфере услуг — поездки (охватывают товары и услуги, приобретаемые в какой-либо стране во время ее посещения нерезидентами этой страны для собственного потребления или последующей передачи третьей стороне) и транспортные услуги [18].

В связи с данными предпосылками в скором будущем нормативная база, связанная с данными отраслями производства и торговли будет более подробно регламентироваться, а нормативно-правовая база расширяться, что позволит снизить издержки для государств ЕАЭС и частного предпринимательства в торговле с третьими странами. Уже сейчас стоит активно следить за решениями ЕЭК в сфере внешней торговли и использовать конкурентные преимуществами деятельности ЕАЭС в тех сферах торговли, которые ставятся относительно льготными, занимать торговые ниши в группах товаров, которые не облагаются торговыми пошлинами, а также с теми странами, с которыми сняты административные и иные барьеры в торговле.

Библиографический список:

  1. Шаклеина Т.А., Байкова А.А. Мегатренды: Основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке. — М. 2013.
  2. BalassaB. TheTheoryofEconomicIntegration.Boston, MA: Irwin, 1961.
  3. Договор о Евразийском экономическом союзе (ред. от 08.05.2015) // URL: Официальный сайт Евразийской экономической комиссии http://www.eurasiancommission.org (Дата обращения: 26.10.16)
  4. Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1994 г. (ГАТТ/GATT) (Вместе с Договоренностями в отношении положений о платежном балансе, освобождения от обязательств, о толковании статей II:1 «b», XVII, XXIV, XXVIII, «Марракешским протоколом…») (Заключено в г. Марракеше 15.04.1994) // URL: http://treaties.un.org/ (Дата обращения: 26.10.16)

* Источник: Вопросы правового регулирования предпринимательской деятельности в рамках Евразийского экономического пространства: сборник материалов круглого стола. 16 ноября 2016 года / Оренбургский институт (филиал) ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»; отв. ред. и авт. предисловия Т.В. Ефимцева. – Оренбург: — 203 с.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *