58f09afa6f846

Терроризм и евразийская интеграция

_ Рустем Вахитов, к. философских н., доцент Башкирского Государственного Университета. Уфа, 4 мая 2017 г.

1.

Через несколько дней после теракта в петербургском метро, СМИ сообщили, что его исполнителем был уроженец киргизского города Ош, этнический узбек Акбаржон Джалилов. Эту версию сначала предварительно подтвердили спецслужбы Киргизии, а затем подтвердила и ФСБ РФ.

Можно было не сомневаться, что в ближайшее же время русские националисты обязательно попытаются воспользоваться этим фактом для нападок на проект евразийской интеграции и призывов к политике изоляционизма. Так оно и произошло.  Уже на следующий день, 4 апреля на Интернет-портале телеканала «Царьград» вышла статья одного из самых «раскрученных» публицистов русского нацдемдвижения Егора Холмогорова «Карман полный пороха». В ней он утверждал, что причина теракта в Петербурге – миграционная политика РФ, в результате которой выходцы из республик Центральной Азии беспрепятственно попадают в Российскую Федерацию  и даже становятся ее гражданами (как предполагаемый террорист Джалилов, 6 лет назад получивший паспорт гражданина РФ). Холмогоров заявил, что нужно брать пример с политики президента США Дональда Трампа, который, по его мнению, выступает за «полный запрет на въезд в США из определенных стран, прибытие откуда террористов слишком вероятно». «Профессиональный русский националист», как рекомендует себя Холмогоров, впрочем, был не столь категоричен; он не против въезда и даже предоставления гражданства выходцам из  азиатских республик, но только тем,  «кто имеет документы о русском происхождении хотя бы одного из родителей, и знает русский язык».

Публицист, конечно, имел в виду так называемый антииммигрантский указ Трампа, который Холмогоров, вероятно, так и не прочитал и смысл его понял весьма превратно. В указе американского президента речь вовсе не идет о полном запрете въезда в США выходцев из стран Ближнего Востока. Трамп гораздо менее радикален, чем его московский поклонник. Он всего лишь хотел приостановить на 120 суток въезд в США всем беженцам, на 90 суток — беженцам из  стран Ближнего Востока с преобладающим мусульманским населением и на неопределенный (но, безусловно, конечный) срок беженцам из Сирии. Заметим, что эти меры касаются лишь беженцев; прошения обычных  граждан на въезд в США продолжают рассматриваться.

Эта мера, по мысли президента США, нужна для лучшего, более подробного изучения личностей беженцев на предмет наличия или отсутствия у них  связей с исламистскими террористическими организациями. Однако, после  истечения названного срока, те беженцы, относительно которых спецслужбы США будут уверены, что они непричастны к террористическим группам, конечно, получат разрешение на въезд и пребывание в стране. Соединенные Штаты – демократическое государство, исходящее из принципа равенства прав всех людей, независимо от их этнического происхождения, и в этом  маленькое, но принципиальное отличие позиции президента Америки Дональда Трампа от позиции русского националиста Егора Холмогорова, который совершенно зря именует себя демократом.

Особо впечатляет предложение Холмогорова о предоставлении гражданства только тем выходцам из Средней Азии, кто имеет хотя бы одного русского родителя и знает русский язык. Я, к примеру, не только знаю русский язык, но даже более того, это — мой родной язык, на котором я говорю с самого детства. Но – о горе мне! – у меня нет русского родителя: мать у меня — татарка, а отец — башкир. При этом я гражданин РФ, а вот некоторые мои родственники, тоже знающие русский язык, вследствие развала Советского Союза (которому Холмогоров неизменно радуется в своих статьях) оказались в Узбекистане. Если сбудутся мечты Холмогорова, то они никогда не смогут рассчитывать на гражданство России, как бы они этого ни хотели.  Получается,  Холмогоров убежден, что татары и башкиры (которые после распада СССР тоже стали разделенными народами) должны по закону иметь меньше прав, чем русские, уже в силу своего нерусского происхождения. После этого, когда нацдемы станут уверять нас — жителей Башкирии и Татарии, что в их «России для русских» нашим народам вовсе не будет уготована участь ущемленных в правах нацменьшинств, никто и ни за что им не поверит. Если их идеолог считает, что башкиры и татары, живущие за пределами России,     недостойны доверия уже на том основании, что они не являются русскими, то естественно, его отношение к нам не изменится лишь оттого, что некоторые из нас родились в России и обладают российским гражданством …

2.

Но вернемся к теракту в Петербурге. Есть хорошая русская поговорка: «Для кого — война, а для кого – мать родна». Судя по тому, как активизировались  русские нацдемы, взрыв в метро, устроенный уроженцем Средней Азии, для них просто политический подарок. Они уже давно предлагали ограничить поток мигрантов с востока, ввести визовый режим со странами Центральной Азии, отделить от России Северный Кавказ и объявить, что Россия – государство русских. На проект евразийской интеграции, понятно, они смотрели и смотрят как на самоубийственный, который якобы поставит Россию в то же положение, в котором оказался Евросоюз после наплыва мигрантов из Северной Африки.  И казалось бы, действительно, худшие их опасения подтверждаются…

Но давайте отбросим в сторону эмоции и даже этические оценки того, что говорят сейчас русские националисты, и подойдем к делу с позиций «хладной логики».

Очевидно, нацдемы предлагают ограничить въезд в Россию граждан Средней Азии и предоставлять гражданство лишь тем, кто имеет русского родителя, поскольку считают, что нерусское и особенно азиатское происхождение делает человека в гораздо большей степени потенциальным исламистским террористом, чем русское и славянское происхождение.  Иначе говоря, они считают, что радикальная религиозность на постсоветском пространстве обязательно связана с этничностью. Но это — заблуждение. 70  лет советского государственного атеизма привели к тому, что на евразийском пространстве были разрушены этнические основания религий. Татары, башкиры, киргизы, казахи, узбеки, особенно городские, подверглись значительной русификации, причем, русский язык и культура для них являются вовсе не одним из национальных языков и культур, а своего рода «пропуском» в европейскую и общезападную культуру. Многие из них – атеисты, а есть и те, кто обратился в христианство. Конечно, после перестройки и распада СССР некоторые из них возвращаются в ислам, но это чаще всего —  модернистский обрядовый весьма умеренный ислам (в Татарстане даже придумали для него название – «евроислам»), который разного рода ваххабиты ненавидят пуще христианства.

Что же касается экстремистских сообществ, то они вполне интернациональные и среди их представителей очень часто встречаются новообращенные русские мусульмане. Вспомним хотя бы Саида Бурятского – урожденного Александра Тихомирова, который готовил террористов-смертников, участвовал в покушении на главу Ингушетии, был причастен к взрыву «Невского экспресса». Или Аллу Сапрыкину, которая взорвала дагестанского шейха Афанди. Или  Павла Косолапова, который подготовил взрыв рынка в Самаре в 2004 году и теракт в московском метро в том же году. Или Дмитрия Соколова, который в 2013 году взорвал рейсовый автобус в Волгограде.  Так что предлагаемая Холмогоровым мера – давать  гражданство России только тем выходцам из Средней Азии, кто имеет русского родителя, ничуть не поможет в борьбе с терроризмом: узбек Ахмет, которому откажут, мог бы быть вполне законопослушным гражданином, а русский Павел, которому дадут российский паспорт за голубые глаза и русые кудри, может оказаться фанатиком-ваххабитом.   И это не говоря уже о том, что многие русские ваххабиты, включая уже перечисленных, не приехали из Средней Азии, а родились и выросли в самой России…

Это, собственно, касается, не только русских. Я уже говорил, что сообщества экстремистов интернациональные. Свои ваххабиты есть, увы, и среди уже упоминавшихся татар и башкир… Депрессивное состояние поволжского и приуральского села, деятельность зарубежных проповедников, идеологический вакуум в головах молодежи – все это, увы, приводит к  появлению ячеек религиозного экстремизма в этих некогда мирных и вполне благополучных регионах России. Боевики из Татарстана и Башкортостана отправляются воевать на Кавказ, в Афганистан, в Сирию, устраивают теракты на своей «малой Родине».  В 1999 году в Кукморском районе Татарии члены ваххабитского джамаата, возглавляемого Рамазаном Ишкильдиным подорвали газопроводы  «Пермь-Казань-Горький-1», «Пермь-Казань-Горький-2» и «Уренгой-Ужгород». Спецслужбы тогда оперативно ликвидировали террористов и бодро отрапортовали, что это — единичный случай. Однако в «нулевые» такие «единичные случаи» стали происходить все чаще: то обнаружат ячейку «Аль-Каиды» в башкирском городе Салават (кстати, с участием русского мусульманина Дорохова), то разгромят такой же джамаат в городе Октябрьский (и здесь не обошлось без русских мусульман – некоего Александра Яшина – участника похищения сына директора «Роснефти» Михаила Ставского — того самого похищения, которое организовал Саид Бурятский (Александр Тихомиров)).

По логике Холомогорова и его единомышленников, насущно необходимо  в таком случае отделить от «России для русских» вслед за Северным Кавказом Поволжье и Урал и ввести с Татарией и Башкирией визовый режим, коль скоро они убеждены, что это — единственный способ борьбы с исламистским терроризмом…

Конечно, трудно спорить с тем, что среди террористов-ваххабитов значительное количество составляют выходцы из Средней Азии – узбеки, киргизы, таджики, и уж, безусловно, таковых в разы больше, чем русских, татар, башкир и, может быть, дагестанцев и чеченцев…  Но это вовсе не потому, что узбеки, таджики и киргизы генетически расположены к террористической деятельности, как чудится некоторым идеологам, уже забывающим о разнице между национализмом и нацизмом. Причина этого – прежде всего, в том глубочайшем экономическом кризисе, в котором оказались азиатские  республики после распада СССР (это, кстати, к ответу на вопрос, часто задаваемый Холмогоровым сотоварищи: «зачем России в советские времена нужно было поддерживать Среднюю Азию?» — затем, чтобы в Россию ехали умненькие киргизские и узбекские абитуриенты, которые потом возвращались бы к себе на Родину инженерами и врачами, а не озверевшие от нищеты и одурманенные пропагандой юноши). Еще одна причина – бесчисленный кровавые межэтнические, межклановые   столкновения, которые начались после того как из Средней Азии ушел «третейский судья»   — российское государство; все эти конфликты  нуждались в идеологическом обосновании, только в 90-е годы это был местечковый национализм, а теперь на смену ему пришел радикальный ислам…

Ведь совершенно не случайно петербургским террористом оказался узбек из Оша. Южно-киргизский Ош уже несколько десятилетий славится очень напряженными отношениями между киргизами и узбеками, которые время от времени разрастаются до настоящей кровавой резни. В последний раз погромы на этнической почве были в Оше   7 лет назад, в июне 2010 года. Тогда только по официальным данным погибли более 400 узбеков (по неофициальным – в 5 раз больше), 45 тысяч узбеков бежали в Узбекистан. Устраивали погромы  киргизские «коллеги» по идеологии Холмогорова и Ко, которые также считают, что их страна должна быть предназначена лишь титульному народу…  Будущему террористу Джалилову тогда было 15 лет и неудивительно, что через год, когда ему пришла пора получать паспорт, он выбрал российскую, а не киргизскую книжечку с гербом …

Этой сложнейшей обстановкой успешно пользуется Исламское движение Узбекистана (теперь — Туркестана), запрещенное по обе стороны киргизско-узбекской границы (и в России), но одно время вольготно чувствовавшее себя в киргизской части Ферганской долины (в начале 2000-х ИДУ организовало теракт в Оше). Специалисты считают, что и сейчас эта местность  служит для  отдыха и тренировок террористов.

Спора нет, некоторые республики Центральной Азии превращаются в рассадник исламистского терроризма и это представляет реальную опасность для России и ее партнеров по ЕВРАЗЭС. Но не будет ли попытка просто отгородиться от них тактикой маленького испуганного ребенка, который, услышав грубые голоса за дверью, бежит в комнату и прячется под кровать?

Во-первых, все мы прекрасно знаем: как «крепка» граница между Россией и Центральной Азией. Коррупция пограничников, вкупе с практическим отсутствием государственной границы и множеством контрабандных троп, сделает визовый режим препятствием лишь для законопослушных мигрантов, которые  не желают ничего, кроме как заработать в России денег. Будьте уверены, потенциальные террористы преспокойно пересекут эту границу: либо с купленной визой, либо нелегально.

И во-вторых, разорвать связи с Центральной Азией, предоставить эти республики самим себе, как предлагают русские националисты  — это значит фактически обречь на скорое и верное поражение светские режимы в этих странах. На смену им придут радикальные исламисты (как это произошло в Афганистане после того, как Советский Союз бросил на произвол судьбы Наджибуллу)  и тогда уж через границу в России будут рваться не отдельные террористы, маскирующиеся под трудовых мигрантов, а вооруженные до зубов террористические группировки…

Чтобы этого не произошло, нужно не отгораживаться от наших бывших соотечественников в Средней Азии, а наоборот укреплять и развивать сотрудничество с этими государствами, запущенное в 2014 году В.В Путиным евразийское партнерство, причем, не только в сфере экономики, но и в обязательном порядке в военной сфере. Когда ОДКБ станет действительно «евразийским НАТО», то армиям Киргизии, Таджикистана, Узбекистана совместно с партнерами по ОДКБ не составит большого труда разгромить террористов  на границе с Афганистаном или в Ферганской долине. А для нас, россиян, это будет означать, что смертельно опасный враг будет остановлен и ликвидирован не в наших столицах, а на дальних подступах к нашим границам.

Однако для этого нужно отказаться от  эмоциональной реакции носителей националистической идеологии, и твердо и решительно проводить в жизнь принципы евразийского сотрудничества.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *