Действительно ли дефицит торгового баланса Беларуси с Россией настолько плох?

  1. У Беларуси дефицит в товарообороте не только с Россией, но и с Евросоюзом (-3,5 млрд долларов США) и Китаем (-1,6 млрд долларов США). Кроме того, с Российской Федерацией он рос намного медленнее ежегодно (1,4%), чем с ЕС (7,1%) и Китаем (73,4%).
  2. В торговле не-энергетическими товарами, т.е. всеми товарами исключая топлива (газ, нефть, уголь), то у Беларуси только с Россией значительный профицит: в среднем на 2,1 млрд. долларов США в год. В торговле не-энергетическими товарами у РБ все равно большой дефицит с Китаем (- 1,6 млрд долларов США) и Евросоюзом (-5 млрд долларов США). Причем, с ЕС средный ежегодный дефицит в торговле не-энергетическими товарами еще больше, чем в общей торговле товарми.
  3. Вопреки тому, что могли бы подумать Дональд Трамп и некоторые из его последователей, чистый дефицит в торговле товарами не обязательно является плохим. В среднем половина белорусского импорта товаров из России составляет сырье (48,4%). В свою очередь, в среднем 87,8% белорусского экспорта (обратно) в Россию составляют готовая продукция. В 2018 году данный показтел достиг 98,2%. Это еще раз указывает на выгодную структуру импорта-экспорта между РБ и РФ, чему поспособстовал процесс евразийской интеграции.
  4. Кроме всего этого, ежегодно Беларусь в среднем имеет чистый профицит по личным денежным переводам (809 млн долларов США) и прямым инвестициям (770 млн долларов США) из России. Только в торговле услугами Минск имеет отрицательное сальдо с Россией: -1,2 млрд долларов США в среднем ежегодно. В результате общий платежный баланс РБ, отражающий движение четырех факторов производства, в сравнению с баланском торговли товарами показывает гораздо меньший общий дефицит с Российской Федерацией: -1,2 млрд долларов США, что соразмерно с дефицитом в торговле товарами. Если же исключить торговлю топливом из этой формулы, то республика имеет значительный чистый профицит с Российской Федерацией: в среднем на 9,5 млрд долл. США в год или сопоставимый с вкладом в ВВП страны (2018 года) в размере 15,7%.

В заключение, исследование предлагает Минску следующие общие рекомендации:

→ Сократить дефицит в торговле топливом

Минск может попытаться снизить стоимость российских углеводородов в своем балансе путем: a. Получения снижения цены от «Газпрома» или получения субсидий белорусским нефтеперерабатывающим заводам из российского бюджета для смягчения негативных последствий российского «налогового маневра», которая может привести к потенциальным экономическими потерям в размере 1,5 процента ВВП страны. б. повышения энергоэффективности белорусской экономики и перехода на возобновляемые источники энергии. в. за счет географической диверсификации импорта энергоносителей.

→ Увеличить профицит в торговле не-энергетическими товарами

Минск должен продолжать настаивать на снижении нетарифных барьеров (НТБ) в товарной торговле внутри общего рынка ЕАЭС. Недавнее исследование, проведенное Всероссийской академией внешней торговли (ВАВТ), показало, что сокращение НТБ внутри ЕАЭС и временных затрат на взаимную торговлю товарами каждый год добавит 2,2 процента к ВВП Беларуси.

→ Сократить дефицит в торговле услугами

Минску стоило бы уделять гораздо больше внимания либерализации торговли услугами внутри ЕАЭС. Небрежность в отношении этой критически важной сферы становится очевидной из того факта, что гармонизированное регулирование услуг охватывает только 17 процентов общего рынка и что в отделе Евразийской экономической комиссии, ответственном за эту важную область интеграции, заняты всего девять (!) человек.

→ Увеличить профицит инвестиций

Минск может подумать о реформе по либерализации регулирования ПИИ, включая либерализацию своего финансового рынка в рамках ЕАЭС. Может быть, стоило бы также изучить возможность и полезность приватизации части  государственных предприятий. Эти шаги могли бы помочь привлечь новые прямые иностранные инвестиции в белорусскую экономику. Вышеупомянутое исследование, проведенное ВАВТ, смоделировало, что сокращение препятствий для свободного перемещения капитала и услуг внутри ЕАЭС увеличило бы ВВП страны еще на 0,5 процента каждый год.

Полный анализ Кофнера, включая диаграммы и таблицы, можно прочитать на английском языке здесь.