Вторая «Модель ЕАЭС» в НИУ ВШЭ

28 — 30 ноября 2016 г. в НИУ «Высшая Школа Экономики» во второй раз прошла Международная модель ЕАЭС. Стажер Евразийского сектора ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Анастасия Стасюк пообщалась с организаторами уникального проекта, приняла участие в работе одного из комитетов Модели и узнала о взглядах студентов-делегатов на проблемы и перспективы ЕАЭС.

1 января 2015 году вступил в силу Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), а уже в сентябре того же года группа инициативных студентов Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ при поддержке Евразийского сектора ЦКЕМИ НИУ ВШЭ начала подготовку Первой Модели ЕАЭС, состоявшейся в ноябре 2015 г. «Идея модели принадлежала “коллективному уму”», — поясняет руководитель Модели ЕАЭС Анастасия Казакова, выступавшая в прошлом году одним из председателей комитетов. На прошлогодней модели эксперты Евразийского сектора ВШЭ прочли участникам лекции о евразийской экономической интеграции.

20161128_111755

Модель ЕАЭС – уникальный формат, синтез конференции и игры, воспроизводящий работу руководящих органов Евразийского экономического союза (Высшего евразийского экономического совета и Евразийской экономической комиссии) и постоянно действующего судебного органа – Суда ЕАЭС. «Мы стремимся отходить от столь жёсткого регламента, который присущ моделям ООН, — подчёркивает Анастасия Казакова отличие данной модели от «классических», — разнообразить действительно заседания комитетов какими-то лекционными мероприятиями, мероприятиями, которые направлены на большую сплочённость прибывших участников».

Так, в первый день Модели с приветственным и напутственным словом к участниками обратились начальник отдела международного взаимодействия Департамента развития интеграции ЕЭК Дмитрий Ежов, директор Первого департамента стран СНГ МИД РФ Михаил Евдокимов, научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ Андрей Скриба. Заседания второго дня разбавил мастер-класс от представителей Клуба ведения переговоров (Negotiation Club) МГИМО. Третий день Модели, как и первый, существенно обогатила лекция представителя ЦИИ Евразийского банка развития Владимира Перебоева (в первый день лекцию прочёл главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик).

20161128_112209

В своей лекции Ярослав Лисоволик предложил взглянуть на евразийскую интеграцию с макроэкономического ракурса. Эксперт выделил новые риски, как, например, непредсказуемое голосование на выборах и обозначил контуры отката глобализации в мире. ВТО прогнозирует слабый рост мировой торговли (чуть более 3,5%), доклады  Global Trade Alert фиксируют рекордный уровень протекционизма, по прогнозам ЮНКТАД прямые зарубежные инвестиции снизятся на 10-15% по итогам 2016 г., на бюджеты стран ЕС ложится миграционный груз, при этом военные бюджеты в мире вновь возрастают и т.д. «Тихой гаванью» глобализации остаётся Азия. Главный экономист ЕАБР отметил, что российская экономическая политика долгое время была европоцентричной (ЕС), тогда как в Азии много отдельных стран, с которыми можно создавать зоны свободной торговли на равных. Ярослав Лисоволик наметил для ЕАЭС ориентиры построения торговых/ инвестиционных альянсов, но также не забыл упомянуть «болевые точки» евразийской интеграции.

Владимир Перебоев обобщил в своей лекции опыт евразийской интеграции последних лет и подвёл  последние итоги функционирования Евразийского экономического союза. Эксперт подробно рассказал о новом Таможенном кодексе ЕАЭС, который по благоприятному прогнозу вступит в силу с 1 января 2017 г., и переходных положениях Договора о ЕАЭС до 2025 г., включающим создание единого рынка газа, нефти и нефтепродуктов. Отдельное внимание руководитель направления Центра интеграционных исследований ЕАБР уделил настроениям в странах Союза, осветив результаты Интеграционного барометра ЕАБР 2016. Переходя к факторам внешней стабильности ЕАЭС, Владимир Перебоев коснулся отношений Союза, прежде всего, инвестиционных, с другими странами СНГ, Евразии и проектом Экономического пояса Шёлкового пути (ЭПШП). 

20161130_155736

Что нового появилось во второй Модели ЕАЭС по сравнению с первой? «Наше главное новшество это 4-ый комитет, — отвечает руководитель Модели Анастасия Казакова, — комитет, который позволил совместить участников из разных стран и сделать проект более интернациональным. Главным рабочим языком этого комитета стал английский язык». Здесь следует сделать пояснение. Всего моделировалось 4 комитета: Высший Евразийский экономический совет, Евразийская экономическая комиссия, Суд ЕАЭС и формат ЕАЭС-ШОС-АСЕАН, — и именно последний стал новшеством этого года.

Александр Королёв, младший научный сотрудник ЦКЕМИ ВШЭ и председатель комитета ЕАЭС-ШОС-АСЕАН в рамках Модели, объясняет, что такой формат был приурочен к тому, что российский президент Владимир Путин ещё в 2015 году анонсировал инициативу формирования консолидированного геостратегического пространства путём сопряжения трёх международных организаций АСЕАН, ШОС и ЕАЭС. По итогам майского саммита Россия-АСЕАН, который прошёл в Сочи в 2016 году, эта инициатива уже была закреплена документально. «Сейчас идея продвижения евразийского пространства, формирования сообщества Большой Евразии, далее – формирование всеобъемлющего евразийского партнёрства путём сопряжения АСЕАН-ШОС-ЕАЭС плюс Иран – это огромная инициатива, в которой заинтересованы как страны Юго-Восточной Азии, Северо-Восточной Азии, так и страны постсоветского пространства и Россия включительно».

20161128_130023

Как участник комитета ЕАЭС-ШОС-АСЕАН, совместно с другими делегатами работавший над меморандумом о всеобъемлющем евразийском партнёрстве, могу оценить этот формат весьма позитивно. Закрепление данного формата позволит ЕАЭС закрепить свой азиатский трек и системно развивать связи с внешними партнёрами, в то же время держа на горизонте потенциальных членов Союза из состава ШОС. Дополнительным бонусом на Модели стало то, что англоязычный комитет EAEU-SCO-ASEAN действительно оказался интернациональным, в частности, три страны АСЕАН представляли студенты Высшей школы экономики, приехавшие учиться из Индонезии.

Роберт Луис (Vassar College, USA): «Формат ЕАЭС-ШОС-АСЕАН подаёт надежды. Он требует дальнейшей конкретизации, но очевиден хороший старт. Я вижу в будущем расширение ЕАЭС. Думаю, постсоветские страны будут сближаться перед неизбежной потребностью выступать противовесом Европейскому союзу и другим подобным организациям».

Азми Мухаром (ВШЭ, Индонезия): «Это формат, я могу сказать, лучше. Потому что в АСЕАН у нас консенсусное принятие решение – если один член не согласен, решение не состоится. В ЕАЭС-ШОС-АСЕАН мы имеет более хорошие условия, поскольку решения принимаются большинством. Сегодня формат ЕАЭС-ШОС-АСЕАН уже не мечта. Евразийский экономический союз и Вьетнам создали зону свободной торговли. Индонезия, Малайзия и четыре страны также выразили желание развивать сотрудничество с ЕАЭС, и у нас хорошие отношения. Я думаю, это требует изучения сейчас, но позднее, скажем, к 2020 или 2030 это реально заключить аналогичное соглашение о зоне свободной торговли между ЕАЭС, ШОС и АСЕАН целиком».

Виктор Брейгер (ВШЭ, Польша): «Прежде всего, наиболее интересная вещь для меня это факт, что мы всё-таки должны принимать всё консенсусом. Это создаёт куда больше дипломатического диалога. Я верю, что это действительно конструктивно сотрудничать в формате этих трёх организаций.  Если мы говорим не только об экономике, к примеру, Евразийский экономический союз, чьё влияние на глобальной арене мало, вовлечение других стран мира, Индии, Китая может многое добавить. Документы, подготовленные на данной Модели, в отличие от аналогичных на Модели ООН, будут конструктивнее просто в силу природы международных организаций, а также более обязывающими и замысловатыми. Согласно теориями экономической интеграции, я полагаю, при растущей торговле и инвестициях, расширение ЕАЭС как минимум очень вероятно. Полагаю, другие постсоветские республики присоединятся. Конечно, не все, например, Азербайджану сперва понадобится улучшить отношения с Арменией. Отдельную проблему составляет Украина. Но остальные постсоветские республики, думаю, должны будут присоединиться».

20161128_130031

Студенты из других стран-членов Евразийского экономического союза и третьих стран проявили большой интерес к Модели. «Самые активные участники – это Армения, Казахстан, Киргизия, — комментирует руководитель Модели ЕАЭС Анастасия Казакова. — Я также была организатором Дипломатической школы ЕС-ЕАЭС в Париже, и там, пожалуй, самые активные участники это граждане Киргизии. Непосредственно к этой Модели среди наших участников – студенты Восточно-китайского педагогического университета в Шанхае, трое граждан Соединённых Штатов Америки, двое граждан ФРГ и один из студентов, которые учатся по обмену в Высшей школе экономики, гражданин Польши».

Кроме того, в Модели приняли участие студенты из разных вузов и городов России. В повестке дня комитетов были развитие цифрового рынка на пространстве ЕАЭС, общее таможенное пространство, решение судебных кейсов и всеобъемлющее партнёрство в Евразии. Темы повестки были выбраны крайне актуальные. Так, накануне Модели 16 ноября на заседании Евразийского межправительственного совета был одобрен проект Таможенного кодекса ЕАЭС. 17 ноября ЕЭК и Всемирный банк заключили договор о проведении совместного научно-исследовательского проекта в целях получения экономического эффекта от формирования цифрового пространства в странах ЕАЭС. А на следующий день после окончания Модели формат сотрудничества ЕАЭС-ШОС-АСЕАН был закреплён в новой Концепции внешней политики России (гл. IV, статья 82).

20161130_140731

Наиболее активно и конструктивно проявившие себя делегаты были награждены на церемонии закрытия Модели. Некоторые из них любезно поделились с Евразийским сектором своими взглядами на проблемы и перспективы ЕАЭС.

Андрей Семёнов (ВШЭ, факультет права, Москва): «Самая большая сложность в работе Суда ЕАЭС – это определить, подсудно ли дело Суду и обладает ли Суд теми компетенциями. По Суду ЕАЭС очень много отказных дел. Такая тенденция наблюдается после того, как Суд ЕвразЭС перешёл в Суд ЕАЭС. Преемственности как таковой нет. Полномочия Суда были сильно урезаны, и поэтому очень мало дел рассматривается в самом Суде. Если ЕАЭС хочет развиваться, нужно провести новую реформу Суда, которая существенно расширит его полномочия».

collage_photocat

Павел Смола (ВШЭ, факультет права, Москва): «Страны ЕАЭС, как страны Европейской союза, должны обратить внимание на право, т.е. на свободу экономической деятельности, защиту частной собственности, и развивать соответствующие институты. Это в духе развития, если развиваться надо, то надо всё-таки обеспечить эти институты. Пока в странах ЕАЭС наблюдаются некоторые проблемы с этим, в России в том числе. О Суде ЕАЭС как о реальном институте я хочу сказать следующее. В сравнении с Судом ЕвразЭС, который ныне упразднён, и Судом справедливости Европейского союза компетенции Суда ЕАЭС очень сильно урезаны. Он может только выносить конкретное решения-мнения о признании действия/ бездействия или решения Комиссии незаконным и т.д. То есть это не порождает никаких последствий: оно не отменяет данное решение, Суд не присуждает никаких компенсаций, не признаёт акты недействительными. Суд фактически имеет полуконсультативную, полусовещательную функцию. Я бы хотел, чтобы если у тех, кто входит в Союз – у индивидуальных предпринимателей, ООО, были бы какие-то проблемы, то им своевременно присудили компенсации за это. Мне кажется, тогда доверие хозяйствующих субъектов повысится».

Иван Воронин (ВШЭ, факультет мировой политики и мировой экономики, Москва): «Касательно дальнейших перспектив развития Евразийского экономического союза я думаю, что, во-первых, есть возможность создать единую платёжную систему. Россия сейчас разрабатывает платёжную систему «Мир». Остальные страны ЕАЭС могут присоединиться к развитию этой платёжной системы, либо сохранив название «Мир», которое дали российские разработчики, либо придумать на основе этой системы свою под названием, например, «Евразия» (на усмотрение ЕЭК и других компетентных органов). Во-вторых, есть вероятность создать альтернативные протоколы безопасности наподобие HTTP. Это пункт связан с первым, это нужно для того, чтобы безопасно проходили электронные денежные переводы. В-третьих, сейчас происходит Экономического пояса Шёлкового пути и ЕАЭС, и я вижу, огромная перспектива находится в развитии логистики, транспортной экономики».

20161130_170349

Результаты Модели ЕАЭС, сделанные в каждом комитете, будут направлены в Министерство иностранных дел РФ и Евразийскую экономическую комиссию.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *