О стратегии евразийской интеграции, устранении барьеров и международном сотрудничестве

_ Михаил Мясникович стал председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии. Москва, 19 марта 2020 г. Беседовал Владислав Сычевич.

О том, какие задачи необходимо решить ЕАЭС для успешного функционирования, как будет развиваться евразийская интеграция в ближайшее время.

О стратегии


— Михаил Владимирович, недавно вы посетили Минск. Причем приезд сопровождался формулировкой «визит». Признаться честно, немного непривычно: чуть более месяца назад ведь вы еще работали здесь, в Беларуси. Судя по последним заявлениям, этого времени хватило, чтобы полностью погрузиться в проблемы евразийской интеграции. И на встрече с Президентом и в Правительстве вы обсуждали важный документ — стратегию евразийской интеграции на ближайшую пятилетку. Отмечалось, что вся работа должна быть завершена к началу апреля, когда в Минске пройдет очередное заседание Евразийского межправсовета. Какие несогласованные позиции пока еще остаются и на каких принципах должно идти дальнейшее развитие объединения?

— Сперва отмечу, что проект Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года ставит амбициозную задачу — вывести ЕАЭС в пятерку ведущих экономик мира. Поэтому и формат этого документа принципиально новый, он включает конкретные меры и механизмы прямого действия. Среди них, к примеру, совершенствование работы по устранению препятствий на внутреннем рынке союза. Это направление включает в себя утверждение порядка устранения барьеров, проработку гармонизации регулирования ключевых секторов услуг, развитие общего платежного пространства, расширение использования национальных валют во взаимных расчетах и так далее.

В стратегию также заложены мероприятия в сфере таможенного регулирования: развитие единой системы транзита товаров в ЕАЭС, унификация подходов таможенных органов к минимизации рисков при таможенном транзите товаров, использование электронных навигационных пломб при перемещении транзитных товаров в ЕАЭС.

Большое внимание в проекте стратегических направлений уделено формированию цифрового пространства ЕАЭС. Предусмотрены механизмы совершенствования системы маркировки и прослеживаемости товаров, выработка общих подходов по созданию благоприятных условий для развития электронной торговли в союзе.

Не остались в стороне вопросы повышения эффективности работы Евразийской экономической комиссии и судебной системы ЕАЭС. В этом направлении предусмотрено создание механизма обязательного исполнения решений Суда ЕАЭС, предоставление странам союза возможности обращаться в комиссию для досудебного урегулирования споров. Еще одно важное направление — повышение прозрачности работы Коллегии ЕЭК.

Кроме того, в стратегические направления включены меры, реализация которых будет содействовать формированию ЕАЭС как одного из наиболее значимых центров развития современного мира. Поэтому предполагается развитие договорно-правовой базы ЕАЭС и государств союза с третьими странами и интеграционными объединениями, системный диалог с ведущими региональными экономическими объединениями.

Документ затрагивает не только сферы, определенные Договором о ЕАЭС, но и новые направления деятельности. К примеру, создание единой информационной системы в сфере образования, разработку программы в части обеспечения доступности для граждан стран союза современных достижений в сфере здравоохранения. Также в планах создание совместных евразийских туристических маршрутов.

Сейчас проект документа в достаточно высокой степени готовности, идет последняя доработка текстовой части. Странами уже согласовано более 320 позиций. Доработка ведется с учетом поступивших предложений и инициатив, изложенных в Обращении Президента, Председателя Высшего Евразийского экономического совета Александра Лукашенко к главам государств ЕАЭС.

При этом могу сказать: есть общее понимание, что стратегию нужно принимать поскорее, но некоторые страхуются. Им мы доказываем, что благодаря синергетике можно укрепить суверенитет, опираясь на возможности всех пяти государств.

Но должны быть соответствующие институты развития. Надо, например, очень серьезно посмотреть и усовершенствовать работу Евразийского банка реконструкции и развития, Евразийского фонда стабилизации и развития. Это, по сути, наш МВФ. Эти институты наряду с национальными должны активно участвовать в развитии тех же названных инфраструктурных проектов.

Мною в Коллегии ЕЭК ставится задача наращивания объемов инвестиций в основной капитал. Сегодня их доля крайне низкая: в 2018 году — 17,1 процента, в 2019 году — 17,8 процента к совокупному ВВП. Для того чтобы конкурировать на мировом рынке, надо как минимум удвоить эти показатели. Смотрите, удельный вес обрабатывающей промышленности по добавленной стоимости в ВВП — всего лишь 13 процентов. Чем торговать? Сырьем? Убирать препятствия во взаимной торговле, безусловно, нужно. Но на первое место надо ставить производство. Чтобы было много и качественных товаров.

О совместных проектах


— А чего не хватает для более активного выведения товаров и услуг ЕАЭС на зарубежные рынки? И какие совместные проекты страны могут реализовать в ближайшее время?

— Лично мое мнение: несущим эффективным каркасом союза должна быть общая инфраструктурная платформа, включая транспорт, топливно-энергетический комплекс. Союз будет стабильно развиваться в том случае, когда будут создаваться совместные кооперационные проекты и предприятия, в том числе евразийские транснациональные компании. Я убежден, что именно совместные инфраструктурные проекты и евразийские транснациональные корпорации позволят добиться главного — сделать процесс интеграции необратимым и требующим меньшего административного ресурса. Экономическая политика в своей основе должна способствовать взаимодополняемости национальных экономик как в сфере производственного базиса, так и в создании производств высоких переделов. Будет интерес в совместном бизнесе — будет и устойчивая конструкция ЕАЭС.

К примеру, среди мер по успешному развитию кооперационного сотрудничества сторон в промышленной сфере, которые разработала и реализует комиссия, можно назвать проект по предоставлению космических и геоинформационных услуг, формирование евразийской сети промышленной кооперации, субконтрактации и трансфера технологий, создание евразийских инжиниринговых центров и другое.

Почему сегодня много совместных компаний с партнерами дальнего зарубежья и мало — с союзными? Потому что конкурентоспособность наших компаний низкая. Недостаточно бизнес-идей для совместного сотрудничества при выходе на экспорт. Нужны новые товары и предприятия, совместные масштабные проекты, которые влияли бы на мировой рынок, где доля ЕАЭС может быть более 15 процентов мирового рынка международной торговли.

Банки дают кредиты населению, а оно покупает импортные товары, потому что отечественные имеют замечания по цене и качеству. Вместе с тем рынок товаров потребительского сектора в рамках ЕАЭС оценивается в 40 триллионов российских рублей — около трети объема экономики союза. Примерно половина из них — промтовары, являющиеся неотъемлемой частью нашей повседневной жизни.

Необходимо также развивать кооперацию в различных секторах услуг, включая строительство, торговлю, туризм, медицину, телекоммуникации, транспорт, креативную индустрию в рамках союза. ЕАЭС занимает лишь 50-е место в рейтинге экспортеров услуг. При этом мировой рынок экспорта услуг оценивается в 5 триллионов долларов (мировой рынок экспорта товаров составляет около 17,5 триллиона долларов).

О единых рынках


— Процесс формирования единых рынков союза. Пожалуй, это одна из тем, которая в последнее время обсуждается так же активно, как снятие барьеров и ограничений. В частности, если говорить о единой политике в сфере энергетики, что препятствует данному процессу и какие дополнительные шаги надо принимать для решения этой задачи?

— Напомню, решение о том, что рынки энергоресурсов начнут свое функционирование не позднее 1 января 2025 года, принято президентами «пятерки», и это надо обеспечить. Работа над созданием рынка электроэнергии синхронизирована с реализацией программы по общему рынку газа. В рамках выполнения поручения глав государств о более раннем начале функционирования общего рынка газа предусматриваем подготовку к 2022 году проекта соответствующего международного договора, в котором должны найти отражение принципиальные вопросы функционирования общего рынка газа. Рассчитываем, что все государства-члены будут активны в реализации этих важных задач и поддержат усилия ЕЭК.

Аналогичную нормативную базу предстоит создать и для общих рынков нефти и нефтепродуктов. Все акты, регулирующие эти рынки, должны быть приняты и вступить в силу не позднее 1 января 2025 года. Безусловно, одним из чувствительных и ключевых вопросов создания общих рынков энергоресурсов является стоимость тарифа на их транспортировку. Пока не все государства-члены едины в том, чтобы тарифы были гармонизированы. В настоящее время тарифы применяются в рамках национального регулирования. Вместе с тем по поручению президентов государств союза необходимо обеспечить недискриминационный принцип формирования тарифов на услуги по транспортировке газа.

Также имеется ряд нерешенных вопросов по торговле электроэнергией. Среди них, например, возможность осуществления расчетов за энергоресурсы в национальных валютах и использования в рамках союза электронных подписей, выданных национальными удостоверяющими центрами.

Об ограничениях


— Еще одна актуальная тема интеграционного объединения — устранение барьеров, изъятий и ограничений. Существует предложение строить работу по их устранению на внутренних рынках на неконсенсусных механизмах. Также обсуждается вариант передачи рассмотрения этих вопросов на уровень Коллегии ЕЭК. Достаточно ли этих мер для решения проблемы и возможно ли отменить все препятствия одним пакетом?

— Отмечу, что на 1 марта этого года в ЕАЭС зафиксировано 66 препятствий. Из них 15 относятся к барьерам, 14 — к изъятиям и 37 — к ограничениям. Всем, думаю, понятно, что сами по себе эти препятствия не исчезнут. Препятствия создают государства, защищающие свои рынки.

Я уже озвучивал идею, которая принадлежит Премьер-министру Беларуси Сергею Румасу: может быть, есть смысл принять решение, что все отменяют одномоментно. Это, конечно, компетенция глав государств. Комиссия подготовит убедительные расчеты.

Более того, встретившись недавно с руководством стран союза, я вынес из этих встреч твердое убеждение, что все руководители наших государств за то, чтобы укреплять интеграцию дальше, а значит, устранять препятствия в торгово-экономических отношениях. Но при этом все же существует очень большая дистанция между политическими решениями глав государств, которые направлены на укрепление, расширение интеграции, и практическими делами, которые осуществляются на уровне соответствующих министерств, ведомств каждой из сторон. Появление препятствий и есть, по сути, проявление внутреннего протекционизма стран. Устранять его нужно и можно. Необходимо понуждать соблюдать те решения, которые приняты на высшем уровне и непосредственно на уровне, соответствующем регламенту.

О международном сотрудничестве


— А как вы видите участие стран интеграционной «пятерки» в проектах инициативы «Один пояс, один путь»? И на каких принципах необходимо странам взаимодействовать с международными организациями и объединениями, включая ШОС, АСЕАН, Европейский союз, МЕРКОСУР, ОЭСР?

— Не секрет, что страны ЕАЭС традиционно рассматривают Китай в качестве основного торгово-экономического партнера в Азиатско-Тихоокеанском регионе. КНР, в свою очередь, воспринимает ЕАЭС как надежного партнера и стремится выстраивать торгово-экономические отношения со всеми его членами. Соответственно, вполне закономерно, что и государства ЕАЭС, и Китай ищут дополнительные возможности для укрепления торгово-экономических связей путем создания новых механизмов эффективного взаимодействия, в частности, в рамках сопряжения евразийского интеграционного проекта и китайской инициативы «Один пояс, один путь». И это шаги в правильном направлении. У каждой из сторон сопряжения — и у ЕАЭС, и у КНР — есть свои интересы и ожидания.

10 марта мы на Коллегии ЕЭК одобрили список стран, с которыми в перспективе можем выйти на проработку соглашений о свободной торговле. До проведения необходимых дипломатических консультаций я не стану их называть, но подчеркну, что в отличие от стран, с которыми у ЕАЭС уже заключены торговые соглашения (Вьетнам, Китай, Иран, Сингапур и Сербия) и которые первыми вышли с инициативой таких соглашений (чем, кстати, обеспечили в том числе и международное признание союза), новые страны уже являются выбором ЕАЭС и его государств-членов. Этот выбор сделан исходя из многих факторов, прежде всего экономических.

Я убежден в важности выстраивания системного диалога со всеми ключевыми экономическими игроками в более глобальном масштабе. Для нас особенно интересны отношения с основными региональными интеграционными объединениями: МЕРКОСУР, Тихоокеанским альянсом, Африканским союзом, Андским сообществом и другими.

С Евросоюзом отношения не формализованы, однако стартовал технический диалог в таких сферах, как торговая политика, некоторые аспекты технического регулирования, применения санитарных и ветеринарных мер, формирование общих рынков лекарственных средств и медицинских изделий, вопросы таможенного регулирования.

Все более активное и разноплановое встраивание союза в мировую экономическую архитектуру — цель, которую мы ставим перед собой.

О расширении союза


— Сегодня ЕАЭС — это союз пяти стран, хотя изначально это был союз трех стран. В последнее время с разных трибун слышно о том, что объединению надо расширяться, и даже называли потенциальные будущие страны-участницы — Узбекистан и Таджикистан. Ваше мнение: нужны ли союзу новые участники и не приведет ли это к образованию новых барьеров и ограничений?

— По Договору о ЕАЭС союз открыт для вступления любого государства, разделяющего его цели и принципы, на условиях, согласованных его государствами-членами. При этом изучается степень готовности государства-кандидата к принятию на себя обязательств, вытекающих из права союза. Страна должна понимать, какую она получит выгоду, какие преимущества будут у ее граждан. При этом выгода должна быть обоюдной. И уж никак не должны появляться новые препятствия в торговле.

Я придерживаюсь позиции взвешенного расширения членства в ЕАЭС. Приоритетом, на мой взгляд, должно быть укрепление нашего союза, повышение его эффективности в рамках действующего членства. Тогда и привлекательность нашего интеграционного объединения будет выше. Хочу напомнить, что

кроме членства в союзе преду­смотрены и другие форматы взаимодействия. Речь может идти о соглашении о свободной торговле или меморандуме о взаимодействии. Все эти форматы предполагают ту или иную степень интенсивности и глубины взаимодействия. Наконец, страна может получить статус наблюдателя при ЕАЭС, как Молдова. Но какой из перечисленных форматов более предпочтителен для наших партнеров — это вопрос их выбора.

Источник: SB.BY