Интеграция с Евразийским союзом поднял бы ВВП Молдовы на 5%

_ Юрий Кофнер, приглашенный научный сотрудник Сколковского института исследований развивающихся рынков, главный редактор аналитического портала «Евразийские Исследования». Мюнхен, март 2020 г.

Возможное Соглашение об экономическом партнерстве Молдовы с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) позволил бы нарастить экспорт республики на 50% (USD 170 млн.), многократно улучить условия работы и жизни молдавских трудовых мигрантов и создал бы благоприятные условия для привлечения прямых инвестиций. В итоге, ВВП Молдовы ежегодно мог бы быть от 4,6 до 6,2% выше, а каждый молдаванин от USD 50 до 108 богаче.

Шаги вперед


На заседании кабинета министров Республики Молдова, прошедшем 11 марта 2020 года, было принято решение назначить Оксану Гречаную постоянным представителем Молдовы в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Оксана Гречаная занимает пост министра-советника по экономическим вопросам в посольстве республики в России.

Данное решение является важным шагом вперед в сторону укрепления отношений между Молдовой и Евразийским экономическим союзом. В мае 2018 года, республика стала первым государством-наблюдателем при Евразийском экономическом союзе. К сожалению, фактического сотрудничества в рамках данного формата практически не было, т. к. прозападное правительство страны блокировало назначение уполномоченного представителя при Евразийской экономической комиссией. Однако, в течение 2019 года ситуация изменилась благодаря политическому сдвигу в пользу про-евразийского президента Игоря Додона и его «социалистической» партии, которые нацелены на нормализацию отношений с Российской Федерацией и на балансированное укрепление торгово-экономического сотрудничества Молдовы не только с Европой, но и с ЕАЭС.

В частности, в ноябре 2019 года советник президента Молдовы по экономическим вопросам Елена Горелова заявила о намерении Кишинева стать членом Евразийского банка развития. А в январе 2020 года новоизбранный беспартийный премьер-министр Республики Молдова Ион Кику впервые принял участие в заседании Евразийского межправительственного совета в Алматы, что придал долгожданный импульс развитию взаимодействия с ЕАЭС. В итоге в Кишиневе на май 2020 года запланировано проведение заседания рабочей группы Молдова – ЕАЭС.

Торговые отношения Молдова – ЕАЭС


Товарная структура торговли

В целом, в 2017 году основной экспорт Молдовы составляли агропромышленная продукция (41%), текстильные товары (20,4%) и машинное оборудование (17,6%), в основном изоляционная проволока. Структура импорта страны была довольно диверсифицированной: основными статьями импорта были машины и транспортные средства (26,5%), химические и агропродовольственные товары, соответственно 18% и 15%. Минеральные продукты, в основном нефтепродукты, составляли значительную долю его импорта — 13,5%.

Индекс торговой комплементарности

Евразийский экономический союз и Молдова имеют довольно высокую торговую комплементарность — самую высокую из стран СНГ, не входящих в ЕАЭС. В 2017 году товарная структура импорта в Евразийский экономический союз соответствовала экспортной товарной структуре республики на почти 55%. Экспортная товарная структура ЕАЭС соответствовала импортной товарной структуре Молдовы на 43,3%.

Степень обработки торгуемых товаров

В 2018 году доля обработанных товаров в экспорте республики в ЕАЭС составила более чем 60%, а доля полуфабрикатов в его поставках в ЕАЭС — почти 30%. Структура экспорта ЕАЭС в Молдову также составила 59% по переработанным продуктам и 39,5% по полуфабрикатам.

Основные позиции торговли товарам

В 2018 году в тройку лидеров экспорта Молдовы в Евразийский экономический союз входили фрукты и овощи (в основном орехи) на сумму более USD 81 млн. (33,3%) от общего объема экспорта в Союз, спиртные напитки (в основном красные вина) на сумму USD 65 млн. (26,6%), а также одежда на сумму почти USD 20 млн. (8,1%). В свою очередь страна купила у Евразийского экономического союза полуфабрикаты из минеральных продуктов и драгоценных камней и металлов за USD 94 млн (15,4%), очищенные нефтепродукты за USD 88,6 млн (14,5%), а также сырые минеральные продукты и драгоценные камни и металлы почти за USD 46 млн (7,5%).

Уровень диверсификации торговли

Уровень диверсификации экспорта Молдовы в сторону ЕАЭС имел индекс Херфиндаля-Хиршмана 0.18. Евразийская структура экспорта в республику была более диверсифицирована с HHI в 0,13. Чем ниже индекс концентрации, тем лучше.

Географическая структура торговли

В 2017 году доля Молдавии в мировой торговли ЕАЭС составила  всего 0,3% экспорта и  только 0,2% всего импорта Союза. Евразийский рынок играет более важную роль для республики. Почти 14% экспорта страны направлялось в Евразийский союз, а импорт из него составлял 11.2% географической структуры импорта в страну.

Уровень тарифной защиты Молдовы и ЕАЭС


В декабре 2012 года Республика Молдова официально присоединилась к Зоне свободной торговли СНГ, в которую также входят все государств-члены ЕАЭС. По подавляющему составу товарной номенклатуры стороны отменили ввозные таможенные пошлины друг для друга. В то же время, соглашение по сути не отменяет существующих препятствий в части технических регламентов, санитарных-фитосанитарных мер, урегулировании споров и прочих нетарифных барьеров. А в июле 2014 года, в ответ на подписание Кишиневом соглашения об ассоциации с ЕС (включая глубокого всеобъемлющего соглашения о зоне свободной торговле с ЕС), Москва в одностороннем порядке исключила Молдавию из зоны свободной торговли СНГ, переходя на режим наибольшего благоприятствования с ней, что означало введение таможенных пошлин на уровне тех, которые ЕАЭС применяет в отношение дальнего зарубежья. К тому же, Россия ввела усиленный санитарный-фитосанитарный контроль в отношение молдавской сельскохозяйственной продукции.

Простой средний применяемый тарифный режим наибольшего благоприятствования ЕАЭС за последние годы снизился, но все еще остается достаточно высоким: в 2018 году он составил 6,8%, — 11,0% для сельскохозяйственной продукции и 6,1% для несельскохозяйственной продукции. Средний тарифный РНБ Молдовы для всех товаров составляет 5,3%, для сельхозпродуктов – 11,2% и 4,4% для не-агропромышленной продукции.

Средний адвалорный эквивалент издержек от нетарифных барьеров, который молдавские производители испытывают при ввозе сельскохозяйственных товаров в ЕАЭС составляет от 44,8 до 56,2%.

Перспективы развития торгово-экономического сотрудничества Молдова – ЕАЭС


Как уже сказано, Молдова в 2013 году подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, и, в том числе, Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (англ. DCFTA). А это подразумевает, что Молдова перенимает нормативное регулирование ЕС во многих областях тарифного регулирования, санитарных и фитосанитарных мер, энергетики, банковского регулирования и т. д., при этом не будучи членом общего рынка ЕС.

Хотя, данное соглашение не исключает возможность создания зон свободной торговли между Молдовой и третьими сторонами. Однако, любая подобная инициатива должна быть сначала одобрена Европейским союзом. И ревностная реакция Европейской комиссии на заключение ЗСТ между Сербией и ЕАЭС в 2019 году дает недвусмысленно понять, что Брюссель будет всяческий против любого укрепления сотрудничества между Кишиневом и Евразийским экономическим союзом.

Однако, дальнейшее улучшение торгово-экономических отношений между Молдовой и ЕАЭС не должно быть воспринято как «игра с нулевой суммой», а мыслится в рамках концепции общего экономического пространства от «Лиссабона до Владивостока». Сначала, Москва могла бы восстановить действие ЗСТ СНГ в отношение товаров из Молдовы.

Затем, в плане «интеграции интеграций» целесообразно мыслить о совмещении двух зон свободной торговли – DCFTA и ЗСТ СНГ. В этой связи, Кишинев и ЕЭК могли бы рассмотреть возможность заключения «Соглашения о всеобъемлющем экономическом партнерстве», идущего еще дальше пакета соглашений между ЕАЭС и Сингапуром, подписанных в октябре 2019 года. В рамках такого договора особое внимание следует уделить двум направлениям: во-первых, «товарному» — снижению нетарифных барьеров, гармонизации и либерализации технических регламентов и санитарно-фитосанитарные мер; во-вторых, «экономическому» — созданию преференциальных условий для передвижения и формализации трудовых мигрантов, для свободной торговли услугами, для секторального сотрудничества и привлечения инвестиций.

Трудовая миграция

Успех ЕАЭС был наиболее выраженным в создании единого рынка труда. По состоянию на начало 2020 года все граждане государств-членов могут свободно переезжать и работать по всей территории Евразийского экономического союза. Все пользуются одинаковыми трудовыми и социальными правами, в том числе: устройство на большинство профессий без дополнительных документов и разрешений; взаимное признание большинства образовательных сертификатов; налоговое и пенсионное резидентство; бесплатная скорая помощь и основная медицинская страховка для всех членов семьи; бесплатное образование (от детского сада до вуза) для всех членов семьи.

Денежные переводы физических лиц, трудящихся за рубежом, в 2018 году составили 16,1% ВВП Республики Молдова. Экономическое партнерство с ЕАЭС могло бы, в том числе, включить преференциальное отношение к молдаванам, приезжающим на работу в государства-члены Союза. Тогда, они могли бы получить те же преференции, как и все остальные трудящиеся объединения. Разница от (не-)участия в едином евразийском рынке труда очевидна: ежегодные темпы прироста денежных переводов физических лиц из России в страны ЕАЭС в 2015-2018 годах составили 13,1%, в то время как за этот же период объемы денежных переводов из России в Молдову сокращались на 10,3% в среднем ежегодно. За последние пять лет в Россию ежегодного прибывали около 32,1 тыс. граждан Молдовы. Большая часть приезжает для работы. Их денежные переводы составили USD 500 млн. ежегодно.

Прямые инвестиции и секторальное сотрудничество

Потенциальное соглашение о всеобъемлющем экономическом партнерстве Молдова-ЕАЭС также могла бы создать более благоприятные предпосылки для наращивания евразийских инвестиций в республику. Хотя, регулирование прямых иностранных инвестиций напрямую не отведено к наднациональным компетенциям ЕАЭС, тем не менее можно предположить, что региональная экономическая интеграция создала в рамках Союза относительно более благоприятные условия в данной сфере. В целом за 2015-2018 годы средние ежегодные темпы прироста прямых инвестиций из России в другие государства-члены ЕАЭС были на полтора раза выше, чем российские ПЗИ в Молдову. В 2018 году российские ПЗИ в Молдову составили USD 10 млн.

Также стоит поддержать намерения Молдовы стать членом Евразийского банка развития (ЕАБР) и Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Условия участия, скорее всего, могли бы быть похожи на условия участия Таджикистана, который с Молдавией имеет схожий уровень ВВП по ППП (USD 31,4 млрд. и USD 25,8 млрд., соответственно). Внеся USD 500 тыс. в уставной капитал банка (USD 7 млрд.), в Республику Таджикистан к марту 2020 года направились USD 51,4 млн. в рамках шест инвестпроектов. И внеся всего USD 1 млн. в общие средства фонда (всего USD 8,5 млрд.), Душанбе взамен может претендовать на USD 170 млн. данных средств в виде кредитов и грантов. Объем портфеля с учетом реализованных и текущих проектов ЕФСР в РТ к марту 2020 года составила USD 90 млн. ЕАБР дает инвестиции по льготным ставкам на инфраструктурные проекты в основном в области энергетики, транспорта, промышленности и АПК. ЕФСР направлен на поддержку макроэкономической стабильности и долгосрочного экономического развития. Главными «донорами» в обеих институтах развития являются Россия и Казахстан (ЕАБР: 66% и 33%; ЕФСР 88% и 11%).

В январе 2020 года стало известно, что, войдя в банк, ЕАБР мог бы профинансировать строительство и оснащение агропромышленного хаба в Молдове, предназначенного для закупок и обработки сельскохозяйственной продукции у молдавских фермеров.  Инвестиции в проект оцениваются в USD 50 млн.

Свободная торговля

Снижение нетарифных барьеров, гармонизация и либерализация технических регламентов и санитарно-фитосанитарные мер в рамках потенциального соглашения об экономическом партнёрстве с ЕАЭС могла бы привести к существенному росту благосостояния Республики Молдова.

Используя экономическую модель для оценки экспортного потенциала, мы можем оценить, что при реализации подобного соглашения, экспорт Молдовы на общий рынок Союза мог бы увеличиться на 50% или USD 171,4 млн., что было бы равнозначно дополнительному увеличению ВВП республики на 4,6% ежегодно. В таком случае итоговый объем экспорта в страны-участницы ЕАЭС составлял бы почти 20% всего зарубежного экспорта страны. Условно, от подобного укрепления сотрудничества с ЕАЭС каждый молдаванин стал бы богаче на USD 50 (если делить доходы от повышенного экспорта на молдавское население в 2018 году).

Экономическую модель для оценки экспортного потенциала

𝑣𝑖𝑗𝑘 = 𝛼𝑖𝑘𝛽𝑖𝑗𝛾𝑗

Потенциальная экспортная стоимость продукта k, поставляемого страной i на рынок j, в долларах США (USD), рассчитывается как предложение × спрос (с поправкой на доступ к рынку) × двусторонняя «простота» торговли. Значение потенциального экспорта прогнозируется экономической моделью, основанной на характеристиках экспортера, целевом рынке и силе взаимосвязи между ними. Оценочная стоимость в долларах США служит ориентиром для сравнения с фактическими показателями экспорта.

По сравнению со сценарием без такого соглашения, экспорт Молдовы в Армению смог бы увеличиться на 36%, в Беларусь на 65%, в Казахстан  и Кыргызстан на 86%, в Россию на 40%. Такие результаты получаются, если делить потенциальные объемы молдавского экспорта в государства-члены ЕАЭС на реальные среднегодовые объемы экспорта Молдовы в страны ЕАЭС за 2014-2018 годы.

Наибольшим экспортным потенциалом в евразийские страны обладают сельскохозяйственные товары страны, прежде всего свежие яблоки, вино и свежий виноград, семена подсолнечника.

К похожим результатам пришло исследование, проведенное немецким ifo-Институтом (Мюнхен) в 2016 году. Молдова значительно выиграла бы от сопряжения зон свободной торговли ЕС и ЕАЭС-СНГ. В случае реализации такого сценария экспорт Молдовы также вырос бы на 50%, реальный ВВП республики вырос бы на 6,2%, доходы выросли бы на 6,9%, а инфляция снизилась бы на 2,8%. В итоге каждый молдаванин был бы на USD 108 богаче. Из секторов молдавской экономики больше всего выиграли бы швейное производство, сельское хозяйство и розничная торговля.