Не экономикой единой: На что сделает ставку Беларусь в ЕАЭС

_Петр Петровский, председатель редакционного совета «Евразия.Эксперт». Минск, 20 января 2020 г.

1 февраля 2020 г. Беларусь становится председателем ВЕЭС. Президент республики Александр Лукашенко уже озвучил свое видение белорусского председательства руководствам стран-участников. На заседании Высшего евразийского экономического совета 20 декабря был одобрен новый председатель Коллегии ЕЭК, представитель Беларуси Михаил Мясникович. У него также имеется устоявшийся взгляд на стратегию развития евразийской интеграции. О подходе Минска к председательству в ЕАЭС и роли Мясниковича в нем.

Минская городская индустриальная группа

Михаил Мясникович начинал свою карьеру в Минске в        1970‑е гг. Тогда в БССР формировалась новая элитная группа, вокруг промышленных предприятий Минска. Ее и прозвали Минской городской индустриальной группой (МГИГ). Постепенное ослабление предыдущей лидерской группы «партизан» во главе с Петром Машеровым и его внезапная гибель в автокатастрофе определили в борьбе между стареющей группой партизан, брежневской клиентелой и сравнительно молодой и прогрессивной МГИГ победу последней. В итоге основные посты в руководстве БССР заняли ее представители.

МГИГ представляла собой промышленный и научно-производственный кластер, сосредоточенный в Минске и городах-спутниках. Управленцы, входившие в эту группу, отличались индустриальным мышлением, апеллировали к новейшим технологиям и выступали явными технократами. Этим и объясняется то, что МГИГ смогла оттеснить более слабые группы влияния в республике и установить свое доминирование.

Мясникович в этой группе занимал не последние должности: постепенно вырос по карьерной лестнице сначала до министра жилищно-коммунального хозяйства БССР, а после – до первого заместителя премьер-министра БССР, а затем и независимой Беларуси. В 1994 г., несмотря на проигрыш его шефа Вячеслава Кебича в президентской гонке, Мясникович был приглашен президентом Беларуси Александром Лукашенко в свою команду и в 1995 г. занял пост руководителя администрации президента Беларуси.

С чем связано это решение? Мясникович фактически оказался лидером МГИГ, объединяя странообразующий экономический кластер, включающий не только флагманы белорусской промышленности, но и научно-исследовательские институты. Поэтому его фигуру можно рассматривать и как фактор элитной преемственности в белорусском руководстве, демонстрировавший, что, несмотря на смену власти в 1994 г., влияние МГИГ сохраняется на соответствующем уровне.

Взгляды на евразийскую интеграцию

Логично ожидать от МГИГ, основанной на индустриальных производствах, заинтересованности в евразийской интеграции. Беларусь в СССР выступала финальной точкой сборки в длинной цепи общесоюзной промышленной кооперации. Поэтому неудивительно, что Мясникович является последовательным сторонником Союзного государства и евразийской интеграции.

При этом, как у выходца и воспитанника МГИГ, у него сложились взгляды, основанные на идее, что в центре экономики должен находиться синтез науки, индустрии и АПК.

Именно этими взглядами он руководствовался в своих предложениях евразийской интеграции, которые исходят из практического и прагматичного принципов.

При этом у Мясниковича имеется четкий взгляд, что евразийская интеграция одной ликвидацией торговых барьеров ограничиваться не может. У нового руководителя ЕЭК имеется обоснованная критика перекоса интеграции в сторону торговли. Ему видится, что без основ промышленной кооперации не может существовать полноценного союза, выходящего за рамки зоны свободной торговли. В 2013 г., будучи тогда премьер-министром Беларуси, Мясникович сожалел:

«Для развития промышленной кооперации Единому экономическому пространству (ЕЭП) необходима общая стратегия развития. Приходится сожалеть, что в Евразийской экономической комиссии промполитика идет по нисходящей. Вместо общей, на чем настаивала Беларусь, перешли к согласованной, а сейчас вообще к скоординированной. Если это непонимание глубинной сути интеграции, то не страшно, это пройдет. Но если это политика отдельных лоббистов – партнеров по Таможенному союзу и ЕЭП, то это плохо и может повлечь недоверие к механизмам интеграции».

Торговли, как взаимодействия между продавцами, недостаточно для полноценной интеграции. Нужны связующие звенья, которые позволили бы вывести взаимодополняющую специализацию, организовать разделение труда стран, исходя из их конкурентных преимуществ, и связать их в один организм, в котором были бы заинтересованы все его составляющие.

Однако промышленная кооперация, кроме интеграционной составляющей, должна играть роль драйвера опережающей модернизации стран союза, оказавшихся на периферии мирового развития.

Вторым моментом промышленной кооперации должно становиться уравнивание условий хозяйствования всех цепочек союза, вне зависимости от того места, где они находятся. Более того, здесь имеется в виду не только энергетика и налогообложение, но и доступность для граждан социальных услуг, а также социальная ответственность субъектов хозяйствования. В 2016 г. Мясникович в своей монографии «Эволюционные трансформации экономики Беларуси» на этот счет говорил:

«Как быть с неравными экономическими условиями в ЕАЭС? Они реально существуют. Вопросы миграции, в том числе интеллектуальной, проблемы транспортной политики разные. Разительны отличия в оплате труда, ценах и тарифах. Возьмем для примера медицинские услуги. В Беларуси медицина бесплатная, а в остальных государствах ЕАЭС, за исключением скорой и неотложной помощи, предусмотрено медицинское страхование. Таким образом, если мы говорим о ЕАЭС, об общем рынке, то все эти вопросы должны быть урегулированы».

Третьей основой интеграции Мясниковичу видится научно-техническая кооперация, которая позволила бы ускорить развитие в ситуации нарастающего отставания.

Все это требует от союза интеграции и в других различных сферах. Новый председатель ЕЭК прямо говорит:

«Беларусь видит как конечную цель – построение полноценного Евразийского экономического союза, включающего не только экономическую составляющую, но и вопросы сотрудничества в военно-технической, социальной и гуманитарной областях, а также в сферах образования, науки и культуры, юстиции и здравоохранения».

Послание как новая евразийская доктрина

Фактически Мясникович, занимая в нулевые должность председателя Национальной академии наук, а затем должности председателя белорусского правительства и верхней палаты парламента, являлся одним из архитекторов белорусского видения евразийской интеграции. Его премьерство запомнилось созданием вместе с Владимиром Семашко концепции совместных белорусско-российских промышленных холдингов. Мясникович был одним из архитекторов форума регионов Беларуси и России. Поэтому и неудивительно, что новое послание президента Беларуси главам стран-участниц ЕАЭС во многом повторяет тезисы Мясниковича.

На белорусское председательство выпадают сложные годы выполнения наиболее важных частей Договора ЕАЭС в части создания общих рынков нефти, газа, транспортных услуг и финансов. Также остается невыполненным в 2019 г. пункт о едином рынке электроэнергии, перенесенный на 2024 г. Белорусская сторона кровно заинтересована в их исполнении, особенно исходя из собственного видения, что евразийская интеграция должна стимулировать и создавать преференции высокотехнологичным отраслям экономики – прежде всего, инновационной промышленности. Поэтому неудивительно, что Беларусь рассматривает топливно-энергетический комплекс как инструмент для создания преференциальных условий для евразийских промышленников. Однако преференции должны создаваться не для отдельной территории или участника интеграции, а быть общесоюзными.

В частности, белорусская сторона обеспокоена односторонними мерами импортозамещения, когда один из участников интеграции начинает создавать преференциальные условия для своих новых производств, дублирующих идентичные отрасли союзников.

Все это неминуемо ведет к протекционистским войнам между союзниками, и единственным способом это преодолеть может быть общая политика импортозамещения в ЕАЭС.

Отдельно следует сказать и о том мифе, который часто распространен в среде различных экспертов. Мол, якобы Беларусь выступает сугубо за экономическую интеграцию в рамках ЕАЭС. Послание Лукашенко продемонстрировало, что это не так. Белорусская сторона сделала акцент на те сферы, которые до этого в евразийской интеграции попросту выпадали. Это гармонизация социальной сферы, повышение стандартов социальных услуг и ответственности работодателей. Это также гармонизация образовательной сферы. Не секрет, что несмотря на имеющуюся свободу перемещения рабочей силы, в рамках ЕАЭС нет стандартизированного подхода к паспортам специальностей, подготовке кадров, а тем более академической мобильности. Все это следует также устранять.

Третьим немаловажным фактором выступает простое незнание или даже дезинформированность граждан стран ЕАЭС об интеграции. Все это требует общей информационной политики по разъяснению гражданам сути евразийской интеграции и повышению ее имиджа.

Одним словом, Беларусь хочет видеть ЕАЭС как механизм общей, глобальной технологической модернизации как своей экономики, так и экономик стран-участниц. Насколько это видение будет оправданным, покажет время.

Вызовы

Белорусские акценты в евразийской интеграции уже сегодня у многих вызывают скепсис. Кому-то не нравится желание Беларуси сместить акцент с вопросов только торговли в проблемы промышленной и научно-технической кооперации, а также совместного импортозамещения. Одни называют эти подходы отступлением от принципов рыночной экономики, считая, что предприятия, если им это нужно, могут сами кооперироваться между собой без участия государств. Другие не удовлетворены желанием Минска использовать ЕАЭС для лоббирования создания энергетических преференций внутри евразийского рынка. Здесь в одной точке сходится множество противоречивых интересов, поэтому Беларуси будет довольно сложно продвинуть свое видение дальнейшей судьбы ЕАЭС и придется поломать большое количество копий, чтобы преодолеть узкокорпоративные, эгоистические желания во имя совместного будущего.

Источник: Евразия.Эксперт