Последствия российских санкций 2019 года для украинской экономики

_ Любовь Комарова, Финансовый Университет при Правительстве России, стажер аналитического портала «Евразийские Исследования». Москва, 17 января 2020 г.

Когда в октябре 2018 года Россия ввела ответные санкции против Украины, большинство экспертов, например, бывший министр экономики Украины Виктор Суслов, заявляли, что частных лиц они не коснутся, а представители бизнеса, внесенные в санкционный список не пострадают, т.к. не продают в Россию свою продукцию. Однако, российские власти оставили список открытым на случай необходимости расширения санкционного списка в ответ на дальнейшие ограничительные меры украинских властей. Тогда российские ответные санкции затрагиваюли крупнейшие украинские компании. Среди них структуры Рината Ахметова и Игоря Коломойского. Под санкции подпали самые разные отрасли: химическая, продовольственная, металлургическая, финансовая и другие. В декабре 2019 года пришлось прибегнуть к таким мерам, так как Украина 17 декабря 2019 года ввела дополнительные ограничения в отношении России. Дмитрий Медведев внес в список 9 чиновников и депутатов горсовета Одессы и расширил перечень товаров, ввоз которых в Россию с Украины запрещен.

Что теперь говорят украинские эксперты?

Александр Данилюк, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины: “Введенные Россией ограничения на поставки с 1 июня 2019 года нефти и нефтепродуктов в Украину могут стать серьезным вызовом для нашей страны, поэтому бизнес должен быть готов диверсифицировать свои поставки”.

Жесткую критику получили украинские власти от украинского политолога Михаила Погребинского. “Это тяжелый удар (по Украине). Украинские власти, которые принимают решения (эмбарго распространили на формалин и карбамидоформальдегидный концентрат, пружины для грузовых вагонов, электроаппаратуру для устройств железнодорожной автоматики и связи,под санкции подпал импорт из РФ стеклянной тары, в том числе банок, бутылок для пищевых продуктов и напитков, емкостей и т. д.) , – мало думают о последствиях. Отчасти это связано с тем, что их приучила российская сторона к тому, что можно не думать о последствиях, и ничего страшного не будет” — говорит Погребинский.

После расширения санкций в декабре 2019 года, помимо мяса и мясных продуктов, рыбы, молочных продуктов, плавленых сыров, кофе, чая, зерна, кондитерских изделий, в список попала крахмало-паточная продукция, а это удар не только по продовольствию, которое составляет 11% ВВП Украины, но и по украинскому фермерскому хозяйству, доля которой в ВВП Украины составляет 25,6%.  

Цифры говорят за себя, исходя из данных украинского Госстата по объемам взаимной торговли за январь-сентябрь 2019 года, под российские санкции подпадают 1,3% экспорта украинских товаров, что в денежном эквиваленте составляет $31,2 млн, и около 0,4% импорта российских товаров на Украину — $21,4 млн.

Ранее министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров заявлял, что “Москва готова к улучшению отношений с Киевом, если украинская сторона проявит инициативу и заинтересованность”. Возможно, на «нормандском саммите» с участием России, Украины, Германии и Франции, который должен пройти в первой половине апреля 2020 года в Берлине такая инициатива будет проявлена.