Удалось ли ЕАЭС создать единый рынок услуг?

_ Юрий Кофнер, приглашенный научный сотрудник Сколковского института исследований развивающихся рынков, научный сотрудник ИИАСА, главный редактор аналитического портала «Евразийские Исследования». Первопубликация на ИАЦ МГУ. Москва, 29 декабря 2019 г.

Договор о ЕАЭС предусматривает свободу торговли услугами, а также свободу движения учреждений и инвестиций (раздел XV Договора о ЕАЭС). Поэтому государства-члены должны проводить поэтапную либерализацию этой сферы. В частности, необходимо организовать взаимное административное сотрудничество компетентных национальных органов.

К 2019 году было утверждено 52 сектора, в которых должен применяться единый рынок услуг. Согласно собственной оценке ЕЭК, это составляет приблизительно 55% от общего объема услуг, предоставляемых в странах Союза. Согласно программе либерализации, к 2025 году общий рынок должен будет дополнительно охватывать еще 5% сектора услуг. Однако, по оценкам доцента ЕНУ им. Л.Н, Гумилева, PhD М. Хасенова, единый рынок услуг в этих 52 секторах затрагивает всего 16,8% общего количества позиций, перечисленных в Классификации основных продуктов ООН.

Как из-за сложного характера рынков услуг, так и из-за их трансграничного регулирования, в частности, а также из-за относительной важности услуг в торгово-экономическом составе стран ЕАЭС (табл. 1), пока еще был достигнут незначительный прогресс в обеспечении действительно единого рынка в этой области. Таким образом, с 2014 по 2018 г. доля экспорта внутрисоюзных услуг в общем экспорте услуг стран-членов ЕАЭС оставалась относительно неизменной и составляла очень скромный средний показатель: 12,3% (граф. 1, табл. 2).

Граф. 1. Структура экспорта услуг ЕАЭС (внутренний и внешний, в %, 2014-2018)

Источник: Департамент статистики ЕЭК и авторские расчеты.

Для этого есть три основные причины. Во-первых, в начале интеграционного процесса были установлены временные исключения для определенных секторов услуг для Казахстана, а также неприменение единых рыночных правил, т.е. были разрешены т.н. «горизонтальные» ограничения в области розничной и оптовой торговли отдельными категориями товаров для всех государств-членов Союза. Опять же, как и в случае с тарифами на импорт товаров, из-за отдельных обязательств присоединения к ВТО в 2015 году Казахстан не применяет правила единого рынка услуг в 6 секторах, и для 9 других видов услуг установлен переходный период до 2025 года. В Беларуси был установлен переходный период до 2020 года в сфере рекламы. В области исследовательской работы для всех государств-членов Союза также был установлен переходный период до 2020 года (табл. 1). Согласно ЕЭК, 10% сектора услуг ЕАЭС в целом освобождены от режима единого рынка, а еще 30% либерализуются в соответствии с отраслевыми повестками дня под ответственность других подразделений (блоков) Комиссии, например, финансовые услуги, естественные монополии, энергетические и транспортные услуги.

Во-вторых, реализация планов либерализации и функционирования единых рынков в сфере услуг серьезно затруднена нежеланием стран взаимно открывать свои национальные рынки услуг. Наблюдается неполное исполнение решений ЕЭК в законодательстве государств-членов, неприменение положений Союза компетентными национальными органами и отсутствие административного сотрудничества между ними в случае административных правонарушений. Имеются случая введения новых барьеров, например, обязательство предустановки российского программного обеспечения на всех электронных устройств, продаваемых в Российской Федерации, принятое в декабре 2019 года.

В-третьих, в этом контексте Евразийская экономическая комиссия и уполномоченные органы стран-участниц недостаточно активно работают над формированием единого рынка услуг. Несмотря на то, что «Рабочая группа по обеспечению функционирования единого рынка услуг в рамках ЕАЭС» была создана в 2015 году, ее первое заседание состоялось только через три года. Единственное структурное подразделение, отвечающее за единый рынок услуг, — Департамент предпринимательства, услуг и инвестиций ЕЭК — состоит из шести госслужащих. Также у ЕЭК не было заказов на проведение исследований по единому рынку услуг ЕАЭС (из 200, размещенных на веб-сайте Комиссии к декабрю 2018 года).

Таким образом, планы либерализации еще 11 секторов услуг, предусматривающие запуск единого рынка в различные даты с 2020 по 2025 год, вряд ли будут выполнены своевременно или в полном объеме.

Вывод


Реальные успехи в обеспечении беспрепятственного перемещения услуг внутри ЕАЭС, скорее всего, были намного ниже (почти 17%), чем официально объявленный прогресс (55%). Фактически, интеграция в сфере услуг, которая имеет жизненно важное значение для построения современной и устойчивой постиндустриальной экономики, страдает от серьезного недостатка внимания со стороны Комиссии и государств-членов — как в плане кадрового обеспечения, финансирования, исследований и политической воли.

Приложение:

Таблица 1. Сектор услуг ЕАЭС и разрешенные исключения (2018 г.)

  Армения Беларусь Казахстана Кыргызстан Россия
Доля услуг в структуре ВВП (в %) 54.8% 51.1% 61.2% 54.2% 62.0%
Количество исключений на общем рынке услуг в ЕАЭС 9 28 30 13 38
Количество горизонтальных исключений на общем рынке услуг в ЕАЭС 4 8 11 12 12

Source: ЕЭК (2019) Отчет о реализации основных направлений интеграции в Евразийский экономический союз в 2018 году.; CIA World Factbook. 2019. // https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/

Таблица 2. Доля экспорта услуг внутри Союза в общем объеме экспорта услуг государств-членов ЕАЭС (в %, 2014-2018)

2014 2015 2016 2017 2018
Армения
Беларусь 29.3% 26.9% 25.5% 28.5% 26.4%
Казахстан 32.4% 35.4% 29.2% 27.5% 24.1%
Кыргызстан 61.3% 64.3%
Россия 6.4% 8.5% 7.2% 7.3% 7.2%
ЕАЭС 10.9% 13.0 11.9% 12.0% 13.5%

Источник: Департамент статистики ЕЭК и авторские расчеты.

Источник: https://ia-centr.ru/