Россия и Украина: потенциал науки и экспертизы для урегулирования отношений

_ Антон Найчук, к. политических н., директор Фонда гражданской дипломатии; Екатерина Чимирис, к. политических н., программный менеджер РСМД; Ольга Пылова, программный ассистент, редактор сайта РСМД. Киев-Москва, 2 сентября 2019 г.

С 2014 г. вопрос отношений России и Украины остается одним из самых болезненных и с трудом поддающихся более или менее беспристрастной экспертизе. Можно с уверенностью утверждать, что именно нехватка исследований и банально знаний друг о друге привела стороны к конфликту. Для восстановления отношений, на наш взгляд, абсолютно необходимо начать как можно более глубокое изучение «соседа» и предпринимать попытки понять его мотивы и желания. При том, что сегодня тема постоянно находится в зоне пристального внимания СМИ и телевидения, существует не так много научных и аналитических материалов по этой теме, не говоря уже о том, что были разрушены научные и гуманитарные контакты между двумя странами.

Большая часть аналитических текстов на украинскую тематику последнее время были посвящены реализации Минских соглашений и проблемам, связанным с этим. Но они практически не затрагивали вопросы российско-украинского сотрудничества в других сферах. Были также предприняты попытки аналитически осмыслить внутриполитические процессы в Украине, выстроить сценарные прогнозы.

Однако, как представляется, существует немалое число тем, требующих более детального аналитического и научного сопровождения. Речь идет, например, об исследовании элит, анализе экономических процессов, вариантах урегулирования ситуации на Донбассе с учетом опыта конфликтного и постконфликтного урегулирования, региональном развитии и вопросах приграничного сотрудничества, вопросах реинтеграции регионов, влиянии диаспор, дипломатии второго трека и ее потенциала для урегулирования конфликта.

В этой связи полезным может оказаться проведение ревизии экспертного поля (создание справочника или базы для рассылки); ориентация молодых исследователей на проведение исследований по этим темам; создание международных исследовательских коллективов, проведение рабочих семинаров по применению метода; выработка рекомендаций по восстановлению доверия и диалога между обществами (на основе теоретических знаний и предыдущих практик урегулирования конфликтов); подготовка аналитических материалов по оценке потенциального развития ситуации.

Сегодня мы можем наблюдать некоторые сдвиги в украинской политике — 29 августа Верховная Рада утвердила состав Кабинета министров. Новый министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко сразу выступил с заявлением: «Хочу верить, что мы сможем открыть новую страницу мирного процесса. Критически важно другое: мы на это имеем полгода».

Элитарные исследования для анализа конфликта России и Украины

Элиты, как основные акторы, принимающие решения в том числе по вопросам международных и двусторонних отношений между странами, могут стать перспективной темой для исследований по нескольким аспектам:

  • Элиты как акторы, принимающие решения, в том числе внешнеполитические.
  • Элитарные связи и конфликты на этом уровне между странами.
  • Связи элитных групп с международными акторами и институтами, что влияет на развитие отношений между странами.

Анализ структуры элит и системы принятия решений, а также распределения различных ресурсов даст ответ на вопрос — с кем необходимо вести переговоры и по каким вопросам.

При формировании повестки для переговоров важно понимать позицию и картину мира противоположной стороны. Соответственно нам важно понимать — кого изучать и как. Предположительно, основываясь на научных исследованиях элит России и Украины, мы можем заключить, что структурно элиты двух стран различаются. Несмотря на общее советское прошлое, знания о собственных элитах не прибавляет нам знаний об элитах соседней страны.

Становление государственности в государствах после распада СССР происходило по-разному, в России больший вес имеют силовые элиты, тогда как в Украине — это бизнес-элиты, которые структурируют политическое поле в соответствии со своим видением ситуации и своими потребностями. Соответственно, когда в переговоры вступают люди с разным бэкграундом и опытом ведения дел и переговоров, не избежать недопонимания и роста взаимного недоверия.

Гипотетически, может выявиться ситуация, в которой у элит России и Украины интересы лежат в разных плоскостях — для России в вопросах безопасности и поддержания национальной идентичности, а у Украины — в желании восстановить экономику и наладить выгодные связи с Европейским союзом и США. В этой ситуации важно понимать, как найти точки соприкосновения и продвинуться в переговорном процессе.

Комплексный анализ интересов и ролей персоналий, вовлеченных в формирование внешнеполитической повестки и имеющих определяющее влияние на принятие решений в сфере двусторонних отношений, позволит найти потенциальные каналы личностной коммуникации, способные обеспечить конструктивный эффект.

Исследования в области экономики

Экономические исследования могут быть разделены на два блока: первый — исследование и мониторинг текущей официальной ситуации в экономических отношениях России и Украины; второй — исследование зоны «серой экономики», которая успела сложится в новой конфигурации за пять лет военных действий на Донбассе.

Мониторинг уменьшения взаимной торговли, анализ убытков от конфликта и разрыва привычных экономических связей может показать точки роста и потенциальных переговоров.

Понимание режима функционирования «серой зоны экономики» позволит выявить скрытые интересы, которые движут участниками конфликта в их политике и переговорных позициях. Также важно понимать, что любое урегулирование конфликта приведет к переструктурированию этих «серых зон», а если есть люди, которые получают от «серых схем» серьезные дивиденды, то они не будут заинтересованы в урегулировании, их может устроить заморозка конфликта, или даже его эскалация, если речь идет о торговле оружием и обмундированием. Важно понимать экономические интересы внешних игроков (ЕС, США, Китая, а также менее очевидных, но нередко значимых акторов) и их влияние на политику в отношении урегулирования ситуации.

Выявление потенциальных тем для диалога по экономическим основаниям важны и вполне могут вестись до полного урегулирования ситуации на Донбассе. Важно дать понять, что экономическое процветание и стабильное долгосрочное развитие экономики Украины и России возможно в случае урегулирования ситуации. Экономические выгоды от сотрудничества могут быть выше, чем от конфронтации.

Кейс Донбасса и перспективы урегулирования конфликта

За пять лет вооруженного конфликта на Донбассе успела сложиться особая уникальная экономическая, политическая и социокультурная ситуация, которая требует особого изучения, помимо подходов связанных с прекращением огня и конфликтным урегулированием. В регионе ДНР и ЛНР сформировались новые социальные и экономические практики, во многом неформального плана, понимание которых крайне важно для процесса урегулирования ситуации.

Конфликт на Донбассе поднимает в целом вопрос других пограничных регионов Украины, в которых проживают различные этнические группы. Их волнуют вопросы родного языка, преподавания и сохранения культуры. Как отмечают эксперты, возвращение военных из зон конфликта создает неблагоприятную социальную обстановку, что может быть чревато ростом недовольства и даже сецессионных настроений.

Риторика о необходимости прекращения огня на Донбассе зашла в тупик, поскольку, несмотря на заверения двух сторон, несмотря на увещевания европейских партнеров, обстрелы продолжаются. Индивидуальные интерпретации Минских договоренностей участниками конфликта инспирировали новые противоречия, а попытки преодолеть диссонанс с помощью моделирования различных дорожных карт их имплементации еще больше запутали ситуацию. Данная тенденция актуализировала взаимодействия экспертной среды в вопросе структурирования существующих сценариев реанимирования Минского процесса, четкого определения обязательств сторон и понимания причин их невыполнения.

Важно также провести анализ существующих планов по урегулированию ситуации на Донбассе — план Мореля, формула Штайнмайера, План Сайдика, План Медведчука. Насколько в принципе возможно внедрение внешнего института (местных выборов) по стандартам ОБСЕ, и насколько эта процедура будет отвечать жизненным реалиям, сложившимся на территории непризнанных республик? Насколько далеки друг от друга будут формальная сторона и практическое воплощение этих правил?

Интересы каких акторов (в том числе интересы безопасности и экономические) затрагивают эти планы? Возвращение собственности и восстановление экономических связей может значительно повлиять на распределение сил в непризнанных республиках, и акторов в России и Украине, связанных с ними. Эту сторону вопроса создатели планов по урегулированию не рассматривают, так как они действуют в рамках международного и европейского права, а на конфликтных территориях также действует «право сильного».

Взаимодействие России и Украины в международных институтах и организациях

Россия и Украина, несмотря на конфликт, продолжают состоять в международных организациях. Они применяют различные рычаги давления, чтобы продавить решения в своих интересах, повышая общий уровень конфликтности в этих организациях. С другой стороны институционально эти организации предоставляют площадки для переговоров.

Россия и Украина ведут дискуссии на площадке Организации объединенных наций. В рамках ОБСЕ стороны взаимодействуют по вопросу урегулирования конфликта на Донбассе, на территории региона находится Специальная невооруженная мониторинговая миссия ОБСЕ. Россия вернулась в ПАСЕ в качестве полноправного члена, что вызвало негативную реакцию Украины. Анализ переговоров и взаимодействия Украины и России в международных организациях может стать отдельной исследовательской задачей.

Проблемные аспекты завершающего этапа реинтеграции

В случае завершения активной фазы боевых действий и продвижения в сфере политического урегулирования возникнет потребность в экономическом восстановлении Донбасса и налаживания разорванных производственных связей.

В связи с этим для формирования предложений по мирному урегулированию, важно ответить на несколько вопросов. Что будет происходить после прекращения военных действий, кому и в каком качестве нужны эти территории? Вполне вероятно, что на каком-то этапе большинству будет выгодна подвешенная ситуация без мира и без войны. Предварительно складывается гипотеза, согласно которой Украине фактически нужны только территории для сохранения целостности государства в привычных границах и подавлении потенциальных движений сепаратизма в других приграничных регионах. Однако неясно, какими средствами будут восстанавливаться эти территории. Хотя судя по последним заявлениям нового политической команды Владимира Зеленского, они готовы делать шаги в сторону реинтеграции в том числе и жителей непризнанных республик.

В свою очередь, в украинском дискурсе возникает гипотеза относительно намерений российской стороны максимально усложнить реинтеграцию территорий в политическую, экономическую и социальную системы Украины путем подогревания радикальных настроений жителей неподконтрольных территорий и истощения экономического потенциала региона. Аргументирования дискуссия относительно различных предположений должна стать одной из форм организации экспертного диалога.

Экономическая реинтеграция требует изучения состояния предприятий, заводов, шахт и других экономических активов, находящихся на не подконтрольных Украине территориях, с целью их дальнейшего возвращение в украинскую юрисдикцию, с одновременным снятием блокады и исполнением украинской стороной своих экономических обязательств по Минским соглашениям.

Конструктивная роль независимых экспертов также могла бы проявиться в оценке объемов ресурсов необходимых на восстановление региона, поиске путей привлечения потенциальных инвесторов, определении эффективных модальностей трансграничного сотрудничества региона с Российской Федерацией после его возвращения в украинское законодательное поле.

В сфере социально-правового урегулирования необходимо найти оптимальный формат предоставления особого статуса Донбассу в случае его успешной интеграции в украинскую политическую матрицу, в полной мере гарантирующего права местного населения, но не допускающего дестабилизацию украинской политической системы.

Дипломатия второго трека и ее возможности

Экспертный диалог начинает вестись уже сейчас, примером чего может стать данная аналитическая работа. Первым шагом может стать ревизия экспертного поля — кто занимается проблематикой Украины и России и в каком ключе. Выпуск соответствующего перечня в виде справочника, и хрестоматии по отношениям России и Украины, поможет провести ревизию вопроса и сформировать повод для дальнейшей дискуссии. Как первый этап — списки аналитических центров, которые занимаются вопросом в России, Украине, Европе, США и Азии.

Российская проблематика требует более качественной проработки в украинском экспертом сообществе. Одна из главных причин недостаточной изученности процессов, происходящих в соседней стране, состоит в отсутствии эффективной коммуникации. Одним из успешных результатов взаимодействия с российской академической средой стала подготовка общего исследования «Контуры российской политики». В нем сделана попытка согласовать подходы в отношении актуальных для Украины вопросов донбасского урегулирования и Крыма, представить украинским читателям реальное положение дел в российский внутреннеполитических процессах, а также заложить основу для обсуждения новой концепции украинской политики на российском направлении с учетом сложившихся обстоятельств.

Детализация украинских политических, экономических, социокультурных тенденций, их реального содержания и подтекстов, путем привлечения местных специалистов, должно стать интересной практикой для российских коллег. Более того, организация взаимодействия на уровне исследовательских центров существенно расширяет окно возможностей.

Полезными могут быть совместные исследовательские проекты, для начала в областях, не связанных с политикой и историей. Это может способствовать формированию доверия в экспертном поле. Важными элементами продуктивного диалога должны стать дистанцирование от пропагандистских штампов и следование принципу академической нейтральности даже в случае разного видения путей решения одинаковой проблемы. В условиях беспрецедентного кризиса политических отношений публичная дипломатия сохраняет потенциал генерирования конструктивных идей и рекомендации.

Влияние диаспор

Диаспоры России и Украины в зарубежных странах являются в некоторых случаях достаточно влиятельной силой — оказывают влияние на принятие решений политиками стран их проживания. Яркий пример — Канада и ее украинская диаспора – политики официальной Оттавы не могут не считаться с мнением украинцев, проживающих там.

Сложная ситуация с миграцией и развитием человеческого капитала в Украине также оказывает влияние на урегулирование ситуации. Западная Европа и Россия продолжают оставаться привлекательными для мигрантов из Украины, тем самым размывается и подрывается качество человеческого капитала в самой стране. Важно понять, как диаспоры и высококвалифицированные работники, которые покинули Украину, смогут (и захотят ли) помочь своей стране в преодолении кризиса.

***

Проведение исследований по описанным темам позволит вывести экспертный диалог по вопросу отношений России и Украины, а также шире — безопасности в регионе, на качественно новый уровень. Это откроет поле для новых креативных решений, в том числе новых предложений для Нормандской четверки.

Отметим, что необходимо последовательно преодолевать ситуацию с фигурами умолчания, когда мы видим только описание текущих событий без их детальной проработки. Ряд исследований могут носить закрытый характер.

Текст подготовлен совместно экспертами РСМД (Москва, Россия) и Фонда гражданских инициатив (Киев, Украина), что само по себе можно рассматривать как шаг в сторону нормализации отношений на экспертном уровне.

Источник: https://russiancouncil.ru/