Существует ли «Евразийская цивилизация»?

 _ Алексей Тома, председатель правления научно-культурного учреждения «Евразийское Партнёрство». Минск, 2 сентября 2019 г.

Тема данной статьи связана с рядом прагматических причин. Во-первых, в 2020 году состоится переход председательства в ЕАЭС к Республике Беларусь, в этом же году представители белорусской стороны займут пост Председателя коллегии ЕЭК и Генерального секретаря ОДКБ. В связи с этим появится определённый запрос на идеологическое обоснование белорусских инициатив в интеграционных структурах ЕАЭС и ОДКБ.

Во-вторых, принимая на себя роль лидера в евразийских структурах, Республика Беларусь могла бы предложить ряд инициатив по выстраиванию диалога между интеграционными проектами, в частности, сопряжение Европейского союза и ЕАЭС. В настоящее время диалог ведётся исключительно на уровне гражданского общества и отдельных экспертных площадок. Однако это только первые шаги, в перспективе – начало взаимодействия официальных наднациональных органов: Еврокомиссии и ЕЭК.

Прежде чем диалог выйдет на этот уровень, следует отметить одну интересную особенность. Если со стороны ЕС есть чёткая и понятная идеологическая платформа, обеспечивающая устойчивость их интеграционного проекта, как системы, то со стороны ЕАЭС возникает множество вопросов. В настоящее время получается карикатурное явление, когда ЕС ведёт диалог со своими агентами влияния (идеологическими сторонниками), выдавая это за диалог с субъектами ЕАЭС. Каким в результате такого диалога будет сопряжение ЕС и ЕАЭС? Вместо сопряжения двух интеграционных проектов (цивилизаций) нас ждёт поэтапное поглощение через «экономическую интеграцию» и «мягкую силу».

Сопряжение возможно только на основе реального баланса и взаимовыгодного симбиоза двух интеграционных проектов (цивилизаций). Причём этот «баланс» должен обеспечиваться на всех уровнях взаимодействия, особенно на концептуально-идеологическом.

В-третьих, значительная часть интеграционных экспертов имеет поверхностное представление о евразийстве, отдавая приоритет «прагматическому» или «либеральному» подходам. Такие эксперты решили пойти по самому простому пути – поставить под сомнение устоявшиеся научные категории, объявив их «ментальными конструкциями», за которыми нет никакой реальности, а евразийство свести к прагматическому сотрудничеству. Позиция понятна, ЕАЭС – экономический союз, политики и идеологии в нём места нет. Однако при кулуарных разговорах эти же эксперты уточняют, что без решения политических вопросов ЕАЭС зайдёт в тупик, а без идеологии мы не сможем мобилизовать общество на поддержку интеграции.

На чиновничьем уровне такой подход приемлем, но для захвата стратегической инициативы в том же переговорном процессе с ЕС – нет. Поэтому в данной статье речь пойдёт о концептуализации обозначенных выше проблем, а именно – о цивилизационном подходе.

Наиболее известным представителем цивилизационного подхода является американский учёный Самуэль Хангтингтон. В своей исследовательской работе «Столкновение цивилизаций» [1] он приходит к выводу, что после распада СССР на смену идеологическому противостоянию «коммунизм – капитализм» приходит цивилизационное противостояние. Согласно этой гипотезе структуризация мира начинает формироваться не по блоковому, а по цивилизационному принципу.

Американский учёный выделяет 9 цивилизаций: православная, западная, исламская, индуистская, синская, японская, латиноамериканская, африканская и буддистская. Вводимые С.Хантингтоном категории «цивилизации» вначале выступают как «ментальные конструкции», предлагаемые автором для анализа геополитических процессов и обоснования политики США в новом мире. Однако вскоре аналитики мирового уровня начинают замечать, что характер внешней и внутренней политики США начинает формироваться именно на основе предложенной Хангтингтоном гипотезы о «столкновении цивилизаций».

Главный вывод, к которому приходит американский ученый, сводится к тому, что характер современной эпохи будет определяться цивилизационными (культурологическими) противоречиями, а линии разлома цивилизаций станут зонами цивилизационных столкновений.

После того, как выдвинутая С.Хангтингтоном гипотеза «столкновения цивилизаций» нашла подтверждение на уровне описания и объяснения современных политических процессов и стала основным инструментом в анализе, прогнозировании и выстраивании стратегий всех геополитических центров силы, она начала переходить в разряд теории. Соответственно, предложенные С.Хангтингтоном «ментальные конструкции» — «цивилизации» выступили в роли научных категорий, обозначающих уже объективную реальность.

Помимо С. Хангтингтона значительный вклад в цивилизационный подход внесли Н. Данилевский «Россия и Европа» [2] и А. Тойнби «Постижение истории» [3]. Исследовав ряд научных работ по цивилизационному подходу, отметим следующее.

Первое. «Цивилизация — это главная форма человеческой организации пространства и времени, выражающаяся качественными началами, лежащими в особенностях духовной природы народов, составляющих самобытный культурно-исторический тип» [4, с. 6].  В более узком смысле под цивилизацией следует понимать «особый социальный организм, который характеризуется спецификой его взаимодействия с природой, особенностями социальных связей и культурной традиции» [5, с. 80].

Второе. На основе цивилизационного подхода делается прогноз, что мир от однополярного будет трансформироваться в многополярный, а каждая цивилизация потенциально может стать одним из полюсов (центров) силы.

Третье. Каждая цивилизация должна формировать собственный геополитический проект, отражающий уникальность своего «особого социального организма». Только в рамках геополитического проекта возможно выдержать мировую конкуренцию, сохранить национальные особенности и не утратить суверенитет в условиях «столкновения цивилизаций».

Четвёртое. Цивилизационный характер конкуренции делает конкурентоспособными только те геополитические проекты, которые способны интегрировать и эффективно использовать имеющиеся в рамках данной цивилизации ресурсы (цивилизационный капитал). Однако это не исключает, что геополитические проекты могут формировать геополитические альянсы – оси (концепция «Большая Евразия»). Их устойчивость зависит от того, насколько согласованы сферы влияния, цивилизационные границы, принципы взаимодействия и т.д. Только в этом случае возможен синергетический эффект от создания геополитического альянса.

В настоящее время идёт борьба идей, которыми будет наполняться концепция «Большая Евразия». Противники этого проекта, претендующие на глобальное лидерство, пытаются не только использовать инструмент санкций и «мягкую силу» против потенциальных участников этого проекта, но и внедрить в него такие идеи, которые в будущем приведут к его распаду. Поэтому не стоит забывать, что будущее любого проекта закладывается на этапе его концептуального проектирования из «ментальных конструкций».

В третьем тысячелетии сами цивилизации и их политические элиты, конкурируя и взаимодействуя между собой, выступают творцами человеческой истории. И в этом творческом процессе политические элиты неизбежно будут прибегать к «ментальным конструкциям», чтобы смоделировать геополитические (социальные проекты) будущего. Говоря простым языком: если проект в будущем состоится и даст синергетический эффект, то составляющие его «ментальные конструкции» способны отображать объективную реальность. Если проект развалится, например как Организация Варшавского договора, то «ментальные конструкции» окажутся ложными, не отражающими объективную реальность.

Тема столкновения цивилизаций породила в экспертном сообществе множество споров, дискуссий и исследований. Такие категории, как «цивилизационный подход» и «цивилизации» достаточно давно считаются научными и обозначающими вполне реальные явления современного мира. Однако имеются разногласия в обозначении цивилизации, расположенной на севере Евразийского континента: православная, русская, восточнославянская или евразийская? В связи с этим возникает закономерный вопрос: почему существуют разные обозначения (наименования) этой цивилизации?

С.Хангтингтон в качестве ключевого слова, обозначающего цивилизацию, расположенную на севере Евразийского континента, выбрал «православие». Это связано с его представлениями о роли православия в формировании данной цивилизации. Русские философы (Н. Бердяев, Н. Данилевский и др.) говорили о русской или восточнославянской цивилизации, выделяя  системообразующую роль русского суперэтноса. Представители евразийской школы называли данную цивилизацию евразийской, утверждая, что она возникла в результате синтеза культур и этносов Запада и Востока. По нашему мнению, данное название наиболее актуально в настоящее время. Оно не отталкивает представителей различных религий и этносов, которые относят себя к нашей цивилизации и воспитаны на её земле и культуре. К тому же единое название геополитического проекта и самой цивилизации не будет вносить смысловую путаницу и гармонично подходит под «евразийский» бренд: Евразийская цивилизация – Евразийский союз –  Евразийство.

В заключении стоит отметить, что поднятые в статье проблемы и их концептуальное осмысление необходимы для формирования идеологии Евразийского геополитического проекта. Без идеологии процесс сопряжения Европейского союза и ЕАЭС превратится в процесс поглощения нашей цивилизации через «экономическую интеграцию» и «мягкую силу». В условиях начала официальных переговоров стороны будут заинтересованы в реальном «балансе», который должен обеспечиваться на всех уровнях взаимодействия, в том числе и на концептуально-идеологическом. Такой подход позволит развивать взаимовыгодное сотрудничество не только между двумя цивилизациями и их интеграционными проектами, но и на всём Евразийском континенте.

Литература:

  1. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций, М.: АСТ, 2016. 640 с.
  2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа, М.: ГК «РИПОЛ классик», 2017. 768 с.
  3. Тойнби Н. Постижение истории, М.: ООО «Академический проект», 2019. 803 с.
  4. Платонов О.А. Русская цивилизация. История и идеология русского народа, М.: Алгоритм, 2010. 944 с.
  5. Степин В.С. Цивилизация и культура, СПб: СПбГУП, 2001. 408 с.