Большая Евразия: мы наш, мы новый мир построим

_ Ольга Деркул. Алматы, 19 июня 2019 г.

Проект единой Большой Евразии постепенно приобретает все более четкие очертания, становясь одновременно единственной альтернативой нынешнему «мировому беспорядку». Новый импульс и новые смыслы постоянно идущим процессам евразийской интеграции придал государственный визит главы КНР Си Цзиньпина в Россию.

Что такое Большое евразийское партнерство?

Процессы евразийской интеграции, начавшиеся после распада СССР, носят сложный и многоуровневый характер. В частности, на постсоветском пространстве существуют и СНГ, и Евразийский союз, и Союзное государство России и Белоруссии, а договор о Зоне свободной торговли СНГ включает в себя и страны, не входящие в объединение, в частности Грузию и Украину. В сфере безопасности часть государств бывшего Союза связана союзническими отношениями в рамках ОДКБ, а Узбекистан является членом ШОС, который объединяет не только бывшие советские государства, но и Китай, Иран и Пакистан.

Полностью изоляционистский, казалось бы, Туркменистан крайне заинтересован в участии в китайском мегапроекте «Один пояс – один путь», выдвинутом китайским лидером Си Цзиньпином в 2013 г. А появившийся в 2015 г. Евразийский союз выстраивает торговые отношения с государствами Ближнего Востока, Северной Африки, Азиатско-Тихоокеанского региона, Китаем, Ираном и Индией. Интеграционные инициативы, международные объединения, неформальные форумы и система договоров создают чересполосицу, дублируют друг друга и распыляют силы.

В связи с этим в 2016 г. во время Петербургского экономического форума президент России В.Путин предложил«подумать о создании большого Евразийского партнерства с участием Евразийского экономического союза, а также стран, с которыми у нас уже сложились тесные отношения, – Китай, Индия, Пакистан, Иран и, конечно, имею в виду наших партнеров по СНГ, и других заинтересованных государств и объединений».

Инициатива была позитивно воспринята государствами Евразии, прежде всего Китаем, с которым была достигнута договоренность о сопряжении инициативы «Один пояс – один путь» с проектами развития Евразийского союза. Как сказано в «Совместном заявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики о развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия», «стороны считают, что инициатива «Один пояс – один путь» и идея Большого Евразийского партнерства могут развиваться параллельно и скоординированно, будут способствовать развитию региональных объединений, двусторонним и многосторонним интеграционным процессам на благо народов Евразийского континента».

Большая Евразия и «новейший мировой порядок»

Идеи и принципы, заложенные в евразийские проекты, далеко не исчерпываются границами Евразии. Россия и Китай стремятся не повторить ошибок США, навязавших в рамках НАТО политику конфронтации, гонки вооружений и «охоты на ведьм», и ЕС, чьи авторитарные директивы противоречат интересам государств-членов. По заявлению председателя КНР, «ведущие мировые державы и постоянные члены Совбеза ООН Китай и Россия будут вместе с международным сообществом проявлять чувство долга, решительно защищать международную систему под эгидой ООН и на основе международного права, активно продвигать политическое урегулирование проблем «горячих точек», защищать многостороннюю торговую систему и вносить положительную энергию в чрезвычайно сложную международную обстановку, вносить новый вклад в построение единой судьбы человечества».

Прежде всего, речь идет о гарантировании мира и безопасности, защите человечества от угрозы ядерной войны. По этому поводу Россией и Китаем принято совместное заявление «Об укреплении глобальной стратегической стабильности в современную эпоху». В практическом плане стороны договорились о тесной координации своих внешнеполитических усилий, наращивании стратегических контактов между оборонными ведомствами и вооруженными силами двух стран, усилении мер по защите безопасности и устойчивости функционирования критической информационной инфраструктуры, военно-техническом сотрудничестве.

Во-вторых, речь идет о формировании новой системы международных финансовых отношений. Как подчеркнул в своем выступлении В.Путин, «основные глобальные институты были созданы еще в рамках бреттон-вудской системы 75 лет назад. За это время появились новые экономические центры, повысилась роль региональных валют, изменился баланс сил и интересов. Очевидно, что эти глубокие перемены требуют адаптации международно-финансовых организаций, переосмысления роли доллара, который, став мировой резервной валютой, превратился сегодня в инструмент давления страны-эмитента на весь остальной мир».

В-третьих, Россия и Китай намерены защищать свободу торговли и принципы ВТО. По словам российского лидера, глобализация старого типа превратилась в пародию на саму себя, «когда общие международные правила будут подменяться законами, административными и судебными механизмами одной страны или группы влиятельных государств».

И, наконец, как особо подчеркнул Си Цзиньпин, мировое развитие будет осуществляться на основе повестки для ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года, которая, по его мнению, есть «максимально общий знаменатель глобального сотрудничества».

Кроме того, Россия и Китай намерены обеспечить поддержание равноправного, справедливого, рационального и цивилизованного международного энергетического порядка, наращивать кооперацию по глобальному управлению в сфере энергетики, продвигать ее устойчивое развитие, чтобы каждый человек получил доступ к устойчивым источникам энергии.

Это коренным образом отличается от «нового мирового порядка» под эгидой США, построенной на доминировании, получении незаконной ренты, сознательной дискриминации других государств, санкций, нерыночных методов конкуренции, запугивания, войн и препятствования развитию.

Неизбежность смены вех

Текущая мировая турбулентность обусловлена постепенным сокращением могущества западного мира, который тем не менее стремится сохранить свои позиции. Как отметил президент России, «за последние три десятилетия доля развитых стран в глобальном ВВП по паритету покупательной способности снизилась с 58 до 40%. В том числе доля государств «Группы семи» сократилась с 46 до 30%, и, напротив, вес стран с развивающимися рынками растет».

Китай стал первой экономикой мира по паритету покупательной способности несколько лет назад, а в России «сегодня объем ВВП по паритету покупательной способности на душу населения составляет около 30 тысяч долларов. На этом же уровне находятся сегодня и показатели стран Южной и Восточной Европы». В ближайшие годы Россия намерена войти в число крупнейших экономик мира.

Доля Азии в мировом ВВП достигнет 35% к 2030 году, что соответствует доле еврозоны и США, вместе взятых. А ТОП-10 мировых лидеров по номинальному ВВП и паритету покупательской способности в этот период будет выглядеть следующим образом (в трлн долл.):

  1. Китай – 64,2
  2. Индия – 46,3
  3. США – 31
  4. Индонезия – 10,1
  5. Турция – 9,1
  6. Бразилия – 8,6
  7. Египет – 8,2
  8. Россия – 7,9
  9. Япония – 7,2
  10. Германия – 6,9

При этом государства Евразии, а также страны БРИКС являются самодостаточными в технологическом, интеллектуальном, ресурсном и военном плане, а в наличии финансовых и кредитных ресурсов многократно превосходят объединенный Запад.

Кроме того, погрязшие в глубоком кризисе США и ЕС, которые попросту надорвались в борьбе за мировую гегемонию, потеряли моральный авторитет. В то же время, по мнению экс-министра иностранных дел РФ И.Иванова, «в отличие от расколотых и политически поляризованных обществ Запада, российское и китайское общества политически консолидированы и едины в своем отношении к важнейшим мировым проблемам». Они «в состоянии строить политику на основе стратегического планирования на годы и даже на десятилетия вперед, что недоступно западным демократиям».

От чего защищает Большая Евразия

Угрозы мировому развитию, с которыми борются лидеры евразийской интеграции, далеко не иллюзорны. США последовательно разрушают договорно-правовую систему в сфере вооружений и открыто говорят о подготовке к глобальной войне. Так, эксперт Center for Strategic and Budgetary Assessments и Foreign Policy Research Institute Х.Брэндс отмечает, что США меняют свою военную стратегию для обеспечения одновременной победы в войне с Россией и Китаем. По его мнению, после того как Вашингтон добьется возможности победы над одной из стран, «США нужно будет создать большую силу, которая может надежно помешать агрессору достичь своих целей на втором театре (военных действий. – О.Д.), даже если Америка сражается на первом».

В свою очередь, бывший командующий войсками США и НАТО в Европе Дж.Ставридис подчеркивает, что «США и их союзники должны обратить внимание на растущее сотрудничество между Россией и Китаем; сосредоточить сбор разведданных на понимании того, как далеко это сотрудничество может пойти; сделать все возможное, чтобы поддержать объединенную Европу и укрепить сеть альянсов, партнерств и дружеских отношений по всей периферии Азии». В общем, караул – Хартленд отбирают!

Кроме того, обновленные версии Национальной стратегии безопасности и Национальной стратегии обороны США, утвержденные президентом Д. Трампом в 2017–2018 гг., однозначно указывают на Китай и Россию как на глобальных противников Соединенных Штатов.

О компромиссах, переговорах, учете интересов партнеров угасающий гегемон речи не ведет в принципе. В его лексиконе таких слов нет. Причем попытки «прогнуть» весь мир не исчерпываются сферой обороны и военным запугиванием. США развязали торговые войны почти со всеми государствами, включая своих союзников из ЕС. А конфликт вокруг китайской компании Huawei вполне можно назвать, как определил российский президент, первой технологической войной. Другим ярким примером произвола США может служить неудавшееся санкционное давление на Анкару в связи с планами Турции по закупке российских систем ЗРК С-400.

Энергетическую политику США также смело можно назвать колониальной. Как отметил глава «Роснефти» И.Сечин, США используют энергетику как политическое оружие: «Ввод санкций или даже угроза их применения разрушительно влияют на рыночную экосистему мировой энергетики. Американский «золотой век» для всех остальных участников рынка может оказаться веком энергетического колониализма».

В то же время евразийский проект вполне способен обеспечить альтернативу американскому гегемонизму. В частности, давление на Huawei обернулось против самого Запада, т.к. заключение контракта между российским МТС и китайским технологическим гигантом способно в достаточно короткие сроки не только обеспечить доступ всего мира к технологиям 5G, но и создать параллельный интернет, независимый от бдительного ока ЦРУ и АНБ. Это же касается атомных, космических, энергетических, биотехнологических и ресурсных технологий, развитие которых поставлено во главу угла евразийских инициатив.

При этом евразийцы не стремятся навязать свои правила игры, не устраивают государственных переворотов и не используют террористов для решения своих геополитических проблем.

Альтернатива есть. И человечеству выбирать, чей сценарий мирового развития предпочтительнее.

Источник: Ритм Евразии