Важный элемент единого финансового рынка ЕАЭС – наличие общей расчетной системы

_ Руслан Гайдаров, к. экономических н., эксперт аналитического портала «Евразийские исследования». Бишкек, 29 мая 2019 г.

– Руслан, какие положительные результаты Вы видите от первых пяти лет работы интеграционного объединения?

– По официальным данным, годовой товарооборот между странами-участницами объединения составляет $35 млрд. Ежегодно растет объем торговли внутри ЕАЭС на 30%. Рост товарооборота между Кыргызстаном и странами ЕАЭС говорит о том, что Кыргызстан сделал правильный выбор, вступив в Евразийский экономический союз. Растет и ВВП. Несмотря на снижение товарооборота в 2018 году по сравнению с 2017 годом, стоит отметить уникальный рост ВВП Кыргызстана, который стал выше, чем во всех странах-партнерах. И в перспективе, товарооборот страны будет расти, потому что создаются необходимые финансовые инструменты.

Несмотря на существующие ограничения на ряд товаров, интенсивность товарных потоков выросла. На регулярной основе начали работать институты Cоюза, которые позволяют создавать и реализовывать единые стандартные нормы. Примером такой работы можно считать внедрение сети лабораторий в Кыргызстане, ориентированных на тестирование сельхозпродукции.

Для Кыргызстана создаются максимально комфортные условия, в частности, при лоббировании российской стороны от общей суммы таможенных сборов Союза. Для Кыргызстана было выделено 2 процента.

Cоздан единый рынок труда. Ведь разве плохо, что в рамках ЕАЭС наши мигранты могут осуществлять трудовую деятельность на территории РФ в области пассажиро- и грузоперевозок на основе национальных водительских прав. Здорово и то, что для наших мигрантов созданы максимально комфортные правовые условия.

– Хорошо, что создан единый рынок труда, ведь одной из основных составляющих экономики Кыргызстана являются денежные переводы мигрантов, трудящихся в странах-членах ЕАЭС, в большей степени – в России. По имеющейся у нас информации, с начала апреля текущего года Центробанк РФ ввел ограничения для всех систем денежных переводов в Кыргызстан на сумму свыше 100 тысяч российских рублей в течении 30 календарных дней. Что скажете по этому поводу?

– Действительно, денежные переводы из России составляют одну треть ВВП Кыргызстана, в 2018 году этот показатель составил $2,6 млрд. Насчет ограничений также согласен, подобные меры введены и в отношении других членов ЕАЭС, при этом ограничения по сумме переводов разные: в Казахстан – не более 150 тыс. рублей, в Армению- не более 1 млн рублей.

Одной из основных целей ЕАЭС является стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза. Введение Россией разных ограничений денежных переводов для разных стран-участниц интеграции не соответствует этой цели. При этом государства-члены организации должны воздержаться от мер, способных поставить под угрозу достижения общих целей. Этот вопрос нужно решать в короткие сроки и устранить данное препятствие на внутреннем рынке ЕАЭС. Все страны-участницы должны следовать общим целям и не создавать препятствия другим.

– Мы затронули барьеры, выходит, есть и неудачи интеграции?! Какие еще минусы Вы видите?

– Прежде всего, сохраняются некоторые барьеры при движении товаров и услуг в рамках ЕАЭС. В большей степени это связано с проблемой контрабанды товаров из Китая через Кыргызстан и Казахстан. Она также порождает осложнения в виде периодических торговых войн между Бишкеком и Нур-Султаном. Поэтому одной из задач саммита должно стать создание мощной системы контроля на внешних границах для борьбы с контрабандой и исключения ввоза потребительских товаров в обход существующих таможен ЕАЭС.

Наиболее критичной проблемой на сегодня является то, что у граждан ЕАЭС все еще нет равных условий в трудоустройстве, здравоохранении, образовании, пенсионной сфере и в доступности зарубежных рынков для объектов малого и среднего бизнеса. Хотя все это декларируется. В ближайшее время надо успеть исправить данные недочеты.

– Как Вы считаете, какие перспективы есть у ЕАЭС и что необходимо еще сделать для взаимовыгодного развития стран-союзниц?

– ЕАЭС в длительной перспективе будет сохранять потенциал развития и даже некоторого, возможно, расширения и углубления интеграции.

Один из важнейших элементов единого финансового рынка ЕАЭС – это наличие единой расчетной системы. Это возможность перехода на расчет в национальных валютах. Я как эксперт в области евразийской интеграции считаю, что на фоне усиления санкционной политики власти стран-участниц должны запустить процесс дедолларизации – постепенного отказа от американской валюты в пользу национальных.

Предложение о создании расчетно-клиринговой системы в национальных валютах государств-членов Союза как инициатива в рамках реализации цифровой повестки ЕАЭС – это верный шаг. К настоящему времени заметно продвинулся процесс реализации данной инициативы, в частности, создана и функционирует инфраструктура Евразийского бана развития (ЕАБР), которая дает возможность проводить расчеты в национальных валютах с прямой конвертацией. Банк является участником национальных платежных систем государств-членов Союза, имеет корреспондентские счета в центральных (национальных) банках, прямой доступ к валютным торгам на локальных биржах, позволяющий осуществлять взаимную конвертацию национальных валют государств-членов.

Евразийский банк развития предлагает использовать созданную банком расчетно-клиринговую инфраструктуру для расчетов по распределенным ввозным таможенным пошлинам в национальных валютах внутри ЕАЭС, что являлось бы положительным продуктивным решением.

– А как осуществляются расчеты сейчас?

– Действующий механизм расчетов подразумевает конвертацию национальной валюты в доллары США на следующий рабочий день после отчетного дня, в который на единый счет уполномоченного органа зачислены суммы ввозных таможенных пошлин, подлежащих распределению, с последующей обратной конвертацией долларов в национальную валюту страны-получателя на следующий день.

Предлагаемый механизм Евразийского банка развития позволит осуществлять прямую конвертацию национальных валют по курсам, рассчитанным исходя из официального курса таких валют по отношению к курсу доллара США, установленному национальными (центральными) банками государств-членов на следующий рабочий день после отчетного дня, в который на единый счет уполномоченного органа зачислены суммы ввозных таможенных пошлин, подлежащих распределению с одновременным их перечислением странам-участницам.

– Что это даст?

– Переход на предлагаемый механизм позволит исключить фактическую конвертацию сумм таможенных пошлин из национальной валюты в доллары США и обратную конвертацию долларов США в национальную валюту, что снизит валютные риски для участников расчетов. Также будет исключено использование для зачисления средств в бюджет счетов в американских банках-корреспондентах, что повысит независимость финансовых систем государств-членов ЕАЭС от SWIFT. Кроме того, переход на расчеты в национальных валютах будет способствовать формированию ликвидного рынка этих валютных пар, и в дальнейшем от использования доллара США при расчете курсов можно будет отказаться.

– Выходит, что увеличение использования национальных валют государств-членов ЕАЭС в обслуживании торговых и инвестиционных операций между ними является одним из приоритетных направлений межгосударственного сотрудничества?

– Совершенно верно, и особую важность это имеет в контексте изменений, происходящих в мировой экономике, а также трансформации мировой валютной системы.

– А дальше что?

– В перспективе – это создание общей валюты, создание пространства «без барьеров» для экономической деятельности. Но это не является неприятной новостью, это объективный факт, с которым нужно работать. Впрочем, нам не обязательно к этому стремиться. Предполагается, что единая валюта стран ЕАЭС будет исключительно электронной. Курс единой валюты будет зависеть от курса национальных денежных единиц членов ЕАЭС по отношению друг к другу, а также от вклада каждой страны в совокупный торговый оборот союза.

– Какие еще приоритетные направления, на Ваш взгляд, необходимо решить?

– Конечно, это функционирование всех технических регламентов ЕАЭС, создание к 2025 году общего энергетического рынка, уменьшение количества ограничений в торговле и сфере услуг. Задачи, которые ставились, должны быть выполнены. Только в этом случае мы получим более сильное объединение, и не обязательно, чтобы оно претендовало на создание единой валюты или единого политического центра, но оно будет сильным игроком на евразийском рынке.

Надеюсь, на саммите лидерами государства будут подняты вопросы, которые нужно решать для безболезненной интеграции всех стран-участниц. Немаловажным является продолжение работы по созданию интегрированного валютного рынка, гармонизации законодательного регулирования в финансовой сфере, сближению национальных платёжных систем. При этом важно обеспечивать сотрудничество в сфере либерализации взаимного доступа на финансовые рынки ЕАЭС и в сфере формирования общих элементов финансовой инфраструктуры не только на двусторонней, но и на многосторонней основе.

Источник: https://elet.media/