Форум высокого уровня: пояс и путь китаецентричного мира

_ Яна Лексютина, д. политических н., профессор РАН, профессор СПбГУ. Санкт-Петербург, 24 апреля 2019 г.

25–27 апреля 2019 года в Пекине состоится второй Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Пояса и пути». На Западе есть мнение, что эта инициатива создана Китаем и для Китая. За связанными с ней масштабными инвестициями алармисты видят скрытые замыслы Пекина: намерение установить сильную экономическую зависимость развивающихся стран от Китая, чтобы впоследствии использовать ее в качестве рычага давления и создать китаецентричный мир.

В условиях отсутствия специализированного институционализированного механизма координации сотрудничества вдоль «Пояса и пути» этот форум, по замыслу китайского руководства, призван служить многосторонней площадкой для обсуждения современного состояния и уточнения «дорожной карты» данной инициативы.

С момента обнародования китайской инициативы в 2013 году масштаб ее международной поддержки существенно увеличился. По информации китайской стороны, на данный момент Китай подписал 173 документа о сотрудничестве в рамках инициативы «Пояс и путь» со 125 странами и 29 международными организациями.

Большим прорывом в контексте расширения международного признания инициативы стала готовность сотрудничать с Пекином в реализации «Пояса и пути» некоторых развитых западных стран, ранее сохранявших дистанцированность от нее. При этом, любопытно, что если демонстрация Японией в 2017–2018 годах своего намерения принять участие в инициативе в качестве соинвестора осталась почти незамеченной, недавнее подписание Италией меморандума о взаимопонимании в рамках инициативы «Пояс и путь» вызвало сильное недовольство со стороны США и западноевропейских государств. Италия стала первой из стран G7, зафиксировавшей свое участие в китайской инициативе в документальной форме.

Вместе с тем несмотря на рост международной поддержки китайской инициативы, Пекин сталкивается с большими сложностями в процессе ее реализации. В последние несколько месяцев в мировых СМИ нередко появлялась информация о стремительном росте государственного долга ряда развивающихся стран перед Китаем (Шри-Ланки, Мальдив, Пакистана, Киргизии, Джибути, Замбии и других) и о приостановках отдельных флагманских проектов «Пояса и пути» в некоторых странах (Малайзии, Пакистане, Непале, Мьянме, Сьерра-Леоне, Танзании). Хотя в большинстве случаев вина за сложившуюся ситуацию лежит в первую очередь на правительствах соответствующих стран, плохо просчитавших потенциальные выгоды от проектов и поспешивших обратиться к китайскому кредитованию без серьезного анализа условий кредитования и всех потенциальных рисков, именно Пекину приходится отвечать на раздающиеся в этой связи обвинения со стороны критиков инициативы «Пояс и путь».

На сегодняшний день против китайской инициативы «Пояс и путь» открыто выступают только две страны – это Индия и США. Весьма настороженную позицию занимают западноевропейские страны и Япония, с одной стороны, демонстрирующие свои намерения расширять торговое, финансовое и инвестиционное сотрудничество с Китаем, а с другой стороны, предпринимающие меры по хеджированию рисков, связанных с развитием китайской инициативы. Так, Япония активно продвигает в мировом сообществе концепцию «качественной инфраструктуры», а ЕС нацелен на разработку единой скоординированной политики в отношении китайской инициативы и китайских инвестиций. Большие опасения среди западноевропейских стран вызывают углубление сотрудничества Китая с государствами Центральной и Восточной Европы в формате «16+1» (с присоединением в апреле 2019 года Греции к этому диалоговому механизму формат меняет свое наименование на «17+1») и китайские инвестиции в стратегические сферы экономики европейских государств.

Раздающаяся со стороны западных держав критика в адрес китайской инициативы «Пояс и путь» концентрируется преимущественно вокруг следующих положений:

  • Определяющая роль государства, а не частного сектора в китайской инициативе «Пояс и путь».
  • Несоответствие условий предоставления Китаем заемных средств странам-реципиентам стандартам, разработанным Комиссией по оказанию помощи развития ОЭСР, что способно приводить к финансовым кризисам в странах-реципиентах. Как указывают критики «Пояса и пути», в ряде случаев Китай, заведомо зная о неспособности отдельных стран возвратить заемные средства, выделяет им крупные кредиты в расчете на получение впоследствии различных привилегий, например, обретение контроля над созданной при финансировании Китая инфраструктурой.
  • Предоставление Китаем экономически «связанных» кредитов. При этом связанность может заключаться не только в том, что контракты осуществляются китайскими подрядчиками, с использованием китайских строительных материалов, оборудования и китайской рабочей силы, но и в требованиях к странам-реципиентам внедрять в использование, например, китайскую навигационную систему «Бэйдоу» или продукцию китайских телекоммуникационных компаний (Huawai и ZTE).
  • Отсутствие традиционно предъявляемых западными странами требований к странам-заемщикам (проведение демократических преобразований, внедрение системы должного управления, соблюдение экологических стандартов, трудовых стандартов и прочая) как подрывающее усилия западных стран по стимулированию демократических процессов и распространению «лучших практик».
  • Недостаточная прозрачность в процессе реализации инициативы. Например, Пекин не обнародует информацию о том, какие именно страны и в какой форме участвуют в инициативе, не публикуются меморандумы о взаимопонимании в рамках инициативы «Пояс и путь», нет даже перечня стран, подписавших подобные меморандумы.

Китайскую инициативу «Пояс и путь» нередко называют на Западе инициативой, созданной Китаем и для Китая. За связанными с ней масштабными инвестициями алармисты видят скрытые замыслы Пекина: намерение установить сильную экономическую зависимость развивающихся стран от Китая (уже сейчас Китай является крупнейшим торговым партнером для более чем 100 государств мира) в целях ее последующего использования в качестве рычага давления, а также китайскую стратегию переформатирования международной экономической системы и мировой транспортно-логистической системы, а также создания китаецентричного мира.

Россия на официальном уровне поддерживает инициативу своего стратегического партнера, при этом, однако, не подписывая меморандум о взаимопонимании в рамках этой инициативы и акцентируя внимание на другой перспективной инициативе для всего пространства Евразии, которая была предложена президентом Владимиром Путиным в декабре 2015 года, – Большом евразийском партнерстве.

Отдавая приоритет углублению сотрудничества в формате ЕАЭС и развитию идеи Большого евразийского партнерства, Москва вместе с тем прикладывает усилия в целях расширения сотрудничества с Пекином по широкому спектру торгово-экономических и финансовых вопросов.

Источник: Валдай