Перспективы развития Евразийского банка развития

_ Юрий Кофнер, главный редактор портала «Евразийские исследования». 25 апреля 2019 г.

24-26 апреля 2019 года в Тверской области Российской Федерации проходит II Конгрессе евразийских СМИ, организованный Евразийским банком развития (ЕАБР). В форуме принимают участие ведущие СМИ всех пяти стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС), а также представители ЕЭК, банков и финансовых учреждений, делового и экспертного сообществ региона. Важным предметом обсуждений станет использование инвестиционного потенциала ЕАБР для развития экономики стран-участниц и «евразийского бизнеса». Ниже изложены несколько мыслей по поводу возможной роли и деятельности ЕАБР в будущем.

Не Центробанк, зато регулятор?

Председатель правления Евразийского банка развития Андрей Бельянинов выразил мнение, что в перспективе ЕАБР может стать системным финансовым интегратором на пространстве Союза. Это предложение он объяснил происходящими интеграционными процессами и предложил сделать банк «неким центральным банком Евразийского экономического пространства», однако «без права денежной эмиссии».

Как известно, до 2025 года запланировано создание общего финансового рынка ЕАЭС. В интеграционной повестке не предусмотрено создание «Центрального банка ЕАЭС» по образу Европейского Центрального банка. Дело в том, в Евразийском союзе пока еще наблюдается слишком большая волатильность и разность между валютными курсами, макроэкономическими ситуациями и монетарными политиками государств-членов. В таких условиях ведение единой валюты спровоцировало бы финансово-экономические кризисы и нанесло бы серьезный урон евразийской интеграции. В то же время, большую практическую пользу могло бы дать введение цифровой статистической расчетной единицы (например, под названием «Алтын») по подобию ЭКЮ — расчетной единицы, использовавшейся в европейской валютной системе ЕЭС и ЕС в 1979 — 1998 годах.

Вместо центробанка Союза планируется учреждение наднационального надзорного органа финансового рынка ЕАЭС, который должен быть расположен в Казахстане. Его конкретные полномочия еще являются предметом острых дискуссий между законодателями стран-участниц и руководителями национальных центральных банков. Скорее всего, он будет иметь полномочия надзора за национальными политиками государств-членов Союза во финансовой сфере на соответствие положениям Договора о ЕАЭС и будущего Соглашения об общем финрынке Союза. Значительным укреплением полномочий данного института могло бы быть право выдачи и отзыва лицензий на рынках финансовых услуг ЕАЭС, т.е. в банковском, страховом и биржевом секторах. Процесс принятия подобных решений должен быть прозрачным и объективным.

Наднациональный финансовый регулятор ЕАЭС мог бы быть расположен на территории Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) и быть аффилированным с Евразийским банком развития.

Не менее важно: дедолларизация и своя платежная система

Не менее важное значение имеет процесс дедолларизации экономик стран-участниц и переход к максимальному использованию национальных валют во взаиморасчетах. Для этой цели стоит руководствоваться правилом «эволюция лучшее революции», т.е. не рекомендуется искусственно форсировать переход к использованию национальных валют. Необходимо сконцентрироваться на обеспечении макроэкономической стабильности и создать условия для повышения доверия к национальным валютам. Пока же доллар США остается доминирующей валютой при оплате товаров и услуг между государствами ЕАЭС, исключая Россию. В частности, в расчетах Республики Беларусь со странами ЕАЭС, кроме России, на него приходится порядка 50%; в расчетах между Республикой Казахстан и Кыргызской Республикой — около 80%.

Далее, стоит рассмотреть возможность для перехода к единой и независимой региональной платежной системе в рамках ЕАЭС. Такой шаг также может поспособствовать снижению банковской комиссии и установлению «национального режима» при переводе денежных средств из одной страны Союза в другую. Ранее сообщалось, что ЕАБР запустил систему расчетов между компаниями стран-учредителей без участия SWIFT. Банк приступил к клиринговой деятельности в соответствии со своей стратегией развития на период до 2022 года.

Главное — инвестиции в инфраструктуру с интеграционным потенциалом

Евразийскому банку развития поставлены достаточно амбициозные цели – это содействие развитию и интеграции национальных экономик государств-членов ЕАЭС и Таджикистана. Так, в марте 2019 года  инвестиционный портфель организации достиг 7,7 млрд долл. Интеграционная составляющая и доля интеграционных проектов в общем кредитном портфеле составляет 59%.

В 2017 году ЕАБР и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) договорились о запуске рабочей группы для совместного отбора и поддержки приоритетных проектов в сфере промышленной кооперации «с интеграционным потенциалом». Группа начала свою работу в апреле 2018 года. Еще в 2016 году Консультативный комитет по промышленности ЕЭК одобрил перечень взаимовыгодных направлений кооперационного сотрудничества для финансирования Евразийским банком развития. В перечень входят: металлургическое производство и производство готовых металлических изделий, химическая промышленность, производство бумаги, бумажной продукции и издательская деятельность, обработка древесины и производство изделий из дерева, производство машин и оборудования, производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования, производство резиновых и пластмассовых изделий, легкая промышленность.

Текущий инвестиционный портфель ЕАБР составляет 3 442 млн долл. США (начало 2018-го – 2 334 млн долл. США), увеличившись за 2018 год на 1 108 млн долл. США. Объем новых инвестиций в 2018 году составил 1 627 млн долл. США, что в 2.5 раза превышает показатель 2017 года (2017 год – 642 млн долл. США). Профинансировано 29 новых проектов (2017 год – 16 проектов), большая часть из которых (42%) была профинансирована в рублях (порядка 43 млрд рублей или 680 млн долл. США). Кредитный портфель за 2018 год вырос на 48% и достигает $3,6 млрд — это максимальные значение за пять лет.

Согласно стратегии ЕАБР, до конца 2022 года организация планирует нарастить текущий инвестиционный портфель до $3,6 млрд. Предполагается, что общая стоимость новых проектов ЕАБР составит $4,6 млрд.

Основным вызовом в инфраструктурных инвестициях на евразийском пространстве остается достижение привлекательного соотношения риска и доходности с учетом масштабности и потребности в финансировании в местной валюте. Так как ЕАБР является банком с долларовым капиталом очевидны ограничения, связанные с необходимостью привлечения больших объемов фондирования в локальных валютах. Прежде всего это связано с долгосрочным характером инвестиций и отсутствием на местных рынках долгосрочных инструментов хеджирования валютных рисков, а также ограниченной ликвидностью торгов валютными парами на фондовом рынке. Таким образом, управление валютным риском инфраструктурных проектов требует использования краткосрочных инструментов, которые весьма дорогостоящие, что значительно ухудшает экономику проектов.

Кроме того, рост спроса на финансирование в национальных валютах требует для ЕАБР формирование соответствующих пассивов. Ранее банк финансировал подобные проекты преимущественно за счет выпуска облигаций, номинированных в национальных валютах, однако расширение операций в национальных валютах делает данный источник средств недостаточным. Например, для финансирования проектов в тенге ЕАБР имеет договоренности с Национальным банком Казахстана о предоставлении ликвидности. Ведется активная работа по расширению доступа к рублевой ликвидности с российской стороной.

Вширь и вглубь

Евразийский банк развития не может в полной мере конкурировать ни по объему инвестиций в развитие, ни по объему программ финансовой поддержки, получаемых государствами постсоветского пространства от Евросоюза, США и Китая. Так, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) реализует инвестиционные проекты не только в Европе, но и во всем постсоветском пространстве. По сравнению с ним, Евразийский банк развития ограничен как в финансовом плане, так и территориально. Он имеет право реализовывать проекты только в государствах-членах банка, т.е. ЕАЭС + Таджикистан. Уставной капитал ЕБРР составляет 11,8 млрд долларов США, Фонда Шелкового пути – 40 млрд долларов США, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций – 100 млрд долларов США. Уставной капитал ЕАБР составляет всего 7,7 млрд долларов США; 16,2 млрд если добавить туда средства подчиненного им Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР).

Председатель правления ЕАБР также указал на недостаточную активность банка в некоторых странах-членах. «Мы сами себя критикуем за недостаточную работу в странах с такой маленькой экономикой, как Армения, Киргизия, Таджикистан. Хотелось бы на этом направлении усилить нашу работу», — сказал Бельянинов.

В то же время Евразийский банк развития рассматривает возможность открытия представительства в Узбекистане с целью наращивания инвестиции в эту страну. Хотя Узбекистан пока не является членом банка, целесообразно начать работу и в аграрном секторе, и в промышленности, и в добывающих отраслях республики.  Однако, для этого Узбекистану сначала нужно стать акционерном в ЕАБР. «К сожалению, с Узбекистаном мы не ведем переговоры – мы ведем работу, чтобы страна захотела работать с нами в качестве акционера», — отметил Бельянинов на форуме.

На этом фоне радует, что в состав акционеров Евразийского банка развития может войти большое государство-член Европейского союза – Венгрия. «В европейской прессе была публикация о переговорах с Венгрией о вхождении в состав акционеров. Я подтверждаю: да, мы ведем», — сказал председатель правления, и добавил: «С Венгрией ведем самые интенсивные переговоры. Мы видим интерес со стороны наших потенциальных акционеров, но существует регламент внутригосударственных процедур. Пока это формат консультаций».

Далее, по словам Бельянинова, эффективность работы ЕАБР с малым и средним бизнесом тоже не слишком велика. Однако его функция заключается не совсем в этом. Задача банка, подчеркнул Андрей Юрьевич,, заключается в работе с финансовыми инструментами, финансовыми институтами стран-участниц напрямую, что позволит выбрать наиболее эффективный путь взаимодействия. Он отметил, что в Киргизии ЕАБР работает с двумя банками посредством их прямого финансирования. «С тем, чтобы они работали с малым и средним бизнесом так, как это происходит в Армении», — сказал Бельянинов. По его мнению, это хорошая мировая практика, которая позволит лучше узнать экономику стран-учредителей.

Побольше аналитики пожалуйста

Многие ведущие банки развития, как отдельных стран, так и региональных и международных организаций, имеют свои научно-исследовательские центры. Однако, в 2018 году руководство Евразийского банка развития приняло решение закрыть свой Центр интеграционных исследований  (ЦИИ ЕАБР) и прекратить выпуск многих важных аналитических публикаций, посвященных актуальным вопросам евразийской интеграции. Наиболее проблематичным видится решение прекратить проведение ежегодного социологического обзора «Интеграционный барометр» (со-исполнитель: «МИА «Евразийский монитор»). Последний выпуск был в 2017 году.  Теперь, у заинтересованных стейкхолдеров (ЕЭК, национальные правительства, деловое и экспертное сообщества) нет надежного и актуального измерения настроений населения стран постсоветского пространства и интеграционной ориентации граждан региона. Хочется верить, что руководство банка в скором времени примет решение о возобновлении «Интеграционного барометра» и других важных исследований, которые пользуются большим спросом и уважением, не только на пространстве ЕАЭС, но и за рубежом.