Внешнеторговая политика ЕАЭС в условиях протекционизма

_ В.В. Пономарев. Москва, 11 апреля 2019 г.

Формирование и реализация внешнеторговой политики Евразийского экономического союза является одним из ключевых направлений деятельности Евразийской экономической комиссии. Внешнеторговая политика реализуется через заключение международных договоров с третьими странами. Кроме того, Евразийский экономический союз также в рамках своей деятельности способствует дальнейшей всесторонней модернизации национальных экономик стран, являющихся его членами, углубляет существующую экономическую кооперацию между ними и стимулирует постоянное повышение конкурентоспособности экономик его стран-членов. Это, в свою очередь, позволяет создавать условия для стабильного развития, причем как экономического, так и политического, и социального характера, в интересах повышения жизненного уровня населения входящих в его состав государств.

К настоящему времени Союзом накоплен практический опыт в этой части: с октября 2016 года действует соглашение о свободной торговле с Вьетнамом; в 2018 году подписаны соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем и временное соглашение, ведущее к формированию зоны свободной торговли с Ираном. Кроме того в активной фазе находятся переговоры по соглашениям о свободной торговле с Сингапуром, Израилем и Египтом. Комиссия получает большое количество предложений от иностранных стран — партнеров Союза начать такие переговоры.

В то же время сегодня в международной торговле прослеживается факт роста протекционизма и даже в некоторых странах – новый расцвет меркантилизма. Мы становимся свидетелями современных и полноценных торговых войн. Одним из таких событий в международной торговле стала пошлинная война Европейского союза и Соединенных Штатов, которая нанесла значительный урон американо-европейским отношениям. В марте 2018 г. Соединенные Штаты по инициативе президента Дональда Трампа ввели таможенные пошлины на импорт алюминия, которые вступили в силу 1 июня. Эти действия привели к ответным мерам со стороны европейцев – к введению 22 июня пропорциональных американским пошлин размером на ряд американских товаров. Однако эта пошлинная война закончилась «мирным договором» – стороны подписали новую торговую сделку, включающую следующие четыре аспекта: снижение тарифов и нетарифных торговых барьеров, а также субсидий на промышленные товары, не относящиеся к продукции автомобильного производства до нуля; закупку ЕС американского сжиженного природного газа; стандартизацию цен и бюрократических процедур; объединению американских и европейских усилий для защиты своих производителей. Представляется, что ставка американского лидера Дональда Трампа на агрессивный протекционизм в сфере внешней торговли себя оправдала: в результате торговой войны Соединенным Штатам удалось навязать европейцам масштабную сделку на менее выгодных, чем ранее, условиях.

Таким образом, эпицентр развязывания торговых войн на сегодняшний день находится в США. Поднятие импортных пошлин на сталь и алюминий, откровенная торговая война с Китаем, – все это яркий пример агрессивной протекционистской политики и следствие того, что США пересматривают результаты глобализации и расценивают ее последствия не во всем выгодными для себя. Занятая Д. Трампом с первых дней правления жесткая националистическая и протекционистская позиция проводится, прежде всего, в интересах крупной американской промышленности, она также отдаляет возможности компромисса и обостряет нерешенные вопросы не только в двусторонних отношениях США с другими государственными акторами на мировой арене, но и в целом обостряет существующие или латентные проблемы в экономических процессах на глобальном уровне, большая часть которых коренится в сфере экономических отношений и внешней торговли и, в свою очередь, может негативно сказаться на политическом ландшафте международных отношений, приведя страны к новым политическим противоречиям.

В текущих условиях действия одного весомого игрока мирового сообщества вынуждают все больше стран в той или иной степени переключаться на ответные шаги. Ответные шаги в свою очередь вызывают ультимативные угрозы в случае введения зеркальных мер, следует отказ от переговоров по торговым разногласиям и т.д. Таким образом, можно говорить об эффекте домино.

При этом страны ЕАЭС сами занимают достаточно протекционистские позиции – многие чувствительные товары остались в изъятиях зоны свободной торговли с Вьетнамом.

Важно заметить, что тренд на дальнейшую либерализацию торговли присутствует в политике ряда государств несмотря на то, что США как один из экономических лидеров мира реализуют направленный в противоположную сторону вектор торговой политики. Так, в настоящее время культивируется стремление к мегарегионализму и заключению более либеральных, чем когда-либо многосторонних торговых соглашений.

В этой связи очевидной становится необходимость максимального учёта указанных тенденций при формировании и реализации внешнеторговой политики Евразийского экономического союза. Необходимо, как минимум, определить вектор её дальнейшего развития: следование тренду протекционизма, сохранение умеренно-либерального подхода, либо переход к выверенному либерализму. Однако не следует забывать, что при этом каждый из выбранных подходов требует жесткой увязки с экономическими процессами, как внутри ЕАЭС, так и в каждом государстве – члене и, прежде всего в России, как центрообразующей силе Евразийского экономического союза.