Пятилетие войны на Донбассе — перспективы мирного урегулирования

_ Елена Цедилина, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН. Москва, 12 апреля 2019 г.

Об отношении российских политических элит к ситуации на востоке Украины, перспективе выполнения сторонами Минских соглашений, роли Евросоюза и США в урегулировании украинского кризиса, влиянии выборов на ситуацию на Донбассе.

— Каково сегодня отношение российских политических элит к ситуации на востоке Украины? Какие цели ставит перед собой Россия в этом регионе?

— Основной задачей своих дипломатических усилий на востоке Украины Москва видит прекращение вооруженной борьбы и благополучие русскоязычного населения Донбасса. При этом Россия исходит из необходимости предоставления региону самой широкой автономии в составе украинского государства. Собственно, на достижение этих целей и были ориентированы Минские соглашения.

Москва стремилась передать республики на баланс Киева при сохранении на них своего военного и политического влияния в расчете на то, что они превратятся в «реперные точки» для переформатирования «всей Украины». Кроме того, целью было предотвращение превращения «Незалежной» в «Антироссию» и вовлечения ее в североатлантические военные структуры, учитывая, что Украина в ее нынешнем виде представляет серьезную угрозу стратегическим интересам и интересам безопасности нашей страны. Но этого не произошло.

Киев пошел на подписание Минских соглашений вынужденно, потерпев военное поражение; и выполнять их в заданном объеме и последовательности никогда не собирался. Получив необходимую передышку, Украина смогла значительно повысить боеспособность ВСУ, а выполнение достигнутых договоренностей стала откровенно саботировать, что, собственно, и продолжается до сих пор. Надежды Москвы на то, что Украина распадется или в ней сменится власть, не оправдались и не могли оправдаться, поскольку коллективный Запад, руководствуясь собственными интересами, не допустит ни того, ни другого.

Соответственно, не оправдался и расчет на то, что объединенная Европа, будучи заинтересованной в прекращении вооруженного конфликта вблизи своих границ, заставит киевский режим выполнять Минские соглашения в полном объеме. Как видим, Брюссель оказывает давление не на Киев, а на Москву, регулярно продлевая санкции, введенные в связи с «невыполнением Россией Минских соглашений», хотя Россия не является участницей данного конфликта.

Кроме того, главным «патроном» Киева является Вашингтон, заинтересованный как раз в поддержании постоянного очага напряженности на границе с РФ. Поэтому даже наличие вооруженного конфликта на территории Украины, вопреки формальным установкам Североатлантического договора, не помешает Украине вступить в Альянс, если это будет отвечать интересам США. К тому же присутствие американских и натовских войск в Украине — пусть и на основе ротации — уже стало реальностью.

Пока, пожалуй, единственным, хотя и весьма существенным, результатом Минских договоренностей является прекращение горячей фазы конфликта и предотвращение масштабного кровопролития на Донбассе. Все остальное пункты соглашения невыполнимы в заданной последовательности по причине их неприемлемости как для киевской власти, так и для ее западных кураторов.

Предоставление Донбассу широкой автономии могло бы положить начало федерализации украинского государства с перспективой его последующего распада, учитывая цивилизационную и национальную неоднородность Украины в отсутствие сильной централизованной власти в Киеве. И в Украине это понимают.

К тому же Украина является страной, подконтрольной западным, и прежде всего, американским патронам. В Вашингтоне ее рассматривают исключительно как инструмент «сдерживания» России — она всего лишь пешка в большой российско-американской геополитической игре. Поэтому основным местом принятия решений является не Киев, а Вашингтон, одержимый стремлением добиться максимального ослабления России.

Реализация Минских соглашений в полном объеме была бы возможна при условии смены политического вектора в Киеве, что в обозримом будущем представляется нереальным, в том числе и с учетом внешнего фактора.

Правда, Москва могла бы задействовать и собственные рычаги влияния на Киев (преимущественно экономического характера), однако этого не происходит. Более того, экономические связи РФ с Украиной неплохо развиваются в интересах ряда представителей российского бизнеса, идущих вразрез с национальными интересами России. Фактически речь идет о поддержании на плаву националистического режима, враждебно настроенного по отношению к РФ, в то время как Москве нужна дружественная, нерусофобская и нейтральная в военном отношении Украина, развивающая взаимовыгодные контакты и с Россией, и с Западом.

— Насколько жизнеспособны Минские соглашения?

— Основным камнем преткновения в мирном урегулировании на Донбассе, на первый взгляд, стала последовательность выполнения политических и военно-политических пунктов Минских соглашений. Украина считает первоочередными условиями прекращение огня, разоружение незаконных воинских формирований и восстановление контроля над российско-украинской границей, и только затем, возможно, проведение выборов и предоставление Донбассу особого статуса.

В то время как Россия настаивает на безусловном выполнении всех договоренностей, Украина (при попустительстве Запада) юлит и пытается под разными предлогами избавиться от взятых на себя обязательств в отношении Донбасса. Москва требует соблюдения очередности, прописанной в Минских соглашениях, потому что понимает, что единственной целью Киева является реинтеграция Донбасса силовыми методами с последующим отказом от всех политических договоренностей. Сдать Донбасс на милость воинствующим националистам Москва не может.

В последнее время основной «фишкой» украинского руководства стала попытка задействовать в зоне конфликта международную миротворческую миссию. Москва не возражает против такого шага, но справедливо полагает, что миротворческие контингенты должны располагаться исключительно на линии разграничения. Украина настаивает на введение миротворцев на всю неподконтрольную территорию, поскольку основной целью Киева является не разведение противоборствующих сторон, а установление полного контроля над мятежными территориями с их последующей «зачисткой».

В Киеве разрабатываются различные варианты обхода существующих договоренностей посредством изменения условий их выполнения (подключение международной миротворческой миссии без согласования ее формата и состава с самопровозглашенными республиками) или разработки альтернативных планов; таким планом стал, например, анонсированный министром внутренних дел Украины А.Аваковым 12 июня 2018 г. «Механизм малых шагов». По сути это программа ползучей реинтеграции Донбасса, предполагающая поэтапное освобождение «оккупированных территорий» с последующим введением на них международных миротворческих контингентов, украинских пограничников, полиции и Национальной гвардии. Предоставление республикам автономного статуса вообще не предусмотрено.

О бесперспективности Минских соглашений свидетельствует и ряд недавних законодательных инициатив Украины, делающих возвращение ДЛНР под юрисдикцию Киева на согласованных в Минске условиях невозможным. В частности, принятый Киевом 18 января 2018 г. закон о реинтеграции Донбасса, по признанию министра иностранных дел России С.Лаврова, фактически перечеркивает все ранее достигнутые договоренности.

И Москва, и Киев заинтересованы в урегулировании конфликта, но только каждый на своих условиях. Стратегической целью Киева и его «партнеров» является возвращение Донбасса в правовое поле Украины без предоставления республикам каких-либо преференций и безусловное вытеснение России из региона. В то время как Москва хотела бы вернуть Донбасс под юрисдикцию Киева в формате пророссийски ориентированных территорий, обладающих широкой автономией. Это противоречие в рамках нынешних Минских соглашений в принципе неразрешимо.

В сложившейся ситуации у Москвы остается не слишком большой выбор возможностей: или постараться заморозить конфликт до «лучших времен». или признать независимость республик Донбасса и обозначить их как сферу своего влияния.

Пока Россия проявляет в этом вопросе нерешительность, опасаясь ужесточения западных санкций. Не исключено, что Москва выберет вариант «лайт» — де-факто признание ДЛНР посредством интеграции республик в свое правовое, социальное, гуманитарное и экономическое пространство. Некоторые шаги в этом направлении можно наблюдать уже сейчас.

В случае размораживания конфликта киевскими властями — перехода к широкомасштабным наступательным действиям на Юго-Востоке — Москва может пойти на официальное признание республик Донбасса и включение их в свою сферу влияния. Данная перспектива играет пока роль сдерживающего фактора для милитаристских устремлений Киева. Также можно предположить, что окончательное решение по Донбассу будет принято российскими властями после определения победителя в президентской гонке в Украине.

Несмотря на то, что Минские соглашения фактически нежизнеспособны, ни Москва, ни Киев не намерены от них отказываться. Для России эти договоренности являются, прежде всего, возможностью поддержания конфликта в замороженном состоянии; для Киева — способом сохранения антироссийских санкций и продолжения западного давления на Кремль.

Кроме того, ни одна из сторон не хочет оказаться виновной в нарушении минского плана урегулирования, опасаясь контрпродуктивных последствий. К тому же Минские соглашения остаются, по сути, единственным переговорным форматом по Юго-Востоку, хотя и абсолютно неэффективным.

— Есть ли вероятность, что недавно опубликованный «План Сайдика» станет реальным планом разрешения ситуации на Донбассе?

— Очередной вариацией на тему Минских соглашений стал план, предложенный спецпредставителем ОБСЕ по Украине М.Сайдиком. Текст документа был представлен в декабре      2018 г. в Милане на встрече Совета министров иностранных дел ОБСЕ. Он, в частности, предусматривает введение в зону конфликта миротворческих сил, создание в регионе переходной администрации ООН для проведения местных выборов, а также формирование Евросоюзом агентства по восстановлению Донбасса.

Примечательно, что инициатива М.Сайдика была скептически воспринята не только в России и в ДЛНР, но и в Киеве. В республиках считают, что данный план противоречит соглашениям, достигнутым в Минске, и играет на руку киевскому режиму. В Киеве же, напротив, полагают, что этот документ продвигает интересы РФ. Что касается Москвы, то она принципиально не поддерживает любые альтернативы Минску, усматривая в них попытку обеспечить односторонние преимущества Украине в ущерб республикам Донбасса.

«Любые разговоры о “дополнении и развитии Минска-2” выглядят как манипуляции и попытки создать условия для украинской стороны не выполнять взятые на себя обязательства. Сейчас лучше не фонтанировать идеями, а приложить максимум усилий для того, чтобы выполнять написанное в Минских соглашениях. В противном случае можно сделать два вывода. Во-первых, представитель ОБСЕ ставит под сомнение эффективность собственной организации.          Во-вторых, главный ответственный от ОБСЕ за выполнение Минских соглашений пытается их дезавуировать» — считаетдиректор Центра политической конъюнктуры А.Чеснаков.

Поскольку реализация плана М.Сайдика предполагает согласие с ним всех заинтересованных сторон, можно предположить, что он, как и другие инициативы Запада, останется на бумаге.

— Каковы перспективы мирного урегулирования на Донбассе по итогам президентских выборов?

— 31 марта 2019 г. на Украине состоялись президентские выборы, в ходе которых ни один из кандидатов не набрал необходимого для победы количества голосов. Во второй тур вышли лидер президентской гонки В.Зеленский (30,24%) и действующий президент П.Порошенко (15,95%).

Им предстоит сразиться во втором туре голосования, который состоится 21 апреля 2019 г. Но уже сейчас очевидно, что независимо от того, кто из них станет президентом, политика Киева по отношению к урегулированию конфликта на Юго-Востоке принципиально не изменится.

И П.Порошенко, и В.Зеленский заявляют о необходимости возвращения мятежных республик в состав украинского государства. Правда, оба выступают за сохранение Минских соглашений, но рассматривают их преимущественно в качестве гарантии сохранения антироссийских санкций и продолжения давления на Москву со стороны Запада. При этом ни один из кандидатов не намерен вступать в прямые переговоры с представителями самопровозглашенных республик.

Обнародованные В.Зеленским предложения по мирному урегулированию на Донбассе являются отражением его политического непрофессионализма. Он, в частности, заявил о своей готовности вступить в переговоры с президентом В.Путиным, но только в присутствии представителей США и ЕС. При этом расчет делается на достижение некого компромисса с Россией за спиной ДЛНР; возможны такие уступки, как возобновление пенсионных выплат, учет культурно-языковых особенностей региона, а также предоставление жителям Донбасса «больше прав и свобод, чем в России». В.Зеленский убежден в необходимости «начать серьезную информационную войну и победить в ней», убедить жителей, что их «обманывала российская пропаганда».

По сути, как и П.Порошенко, В.Зеленский видит Россию стороной конфликта, и его предложения фактически направлены на незамысловатую подмену Минских договоренностей. Следует отметить непоследовательность позиции В.Зеленского, что свидетельствует об отсутствии у него четко сформулированной политической линии. Как известно, не так давно он заявлял о необходимости вернуть «временно оккупированные территории» и заставить «агрессора» возместить нанесенный ущерб.

Некоторые эксперты считают, что лидер президентской гонки на Украине «находится в параллельной реальности и ведет себя как П.Порошенко в 2014 г.» — хочет понравиться всем, но обещаний выполнять не станет. Он будет предлагать региону какой-то статус в составе Украины, и опять начнутся долгие переговоры с Москвой, ОБСЕ и т. п. Но широкую автономию Донбассу Киев не предоставит. Напомним, что П.Порошенко перед своим избранием на пост президента в 2014 г. тоже обещал в самое короткое время положить конец столкновениям на Донбассе.

Конечно, озвученная В.Зеленским установка на необходимость скорейшего прекращения военных действий дает некоторые надежды — как минимум, на изменение акцентов в политике Киева. Однако уже сейчас очевидно, что у главного кандидата на должность президента отсутствует какой-либо проработанный план по Донбассу; что пока ему и его команде в этом вопросе не хватает профессионализма и что на практике далеко не все будет зависеть от его собственных представлений и пожеланий.

Что касается П.Порошенко, то за пять лет конфликта он продемонстрировал свою полную недоговороспособность, склонность к силовым решениям и готовность к разного рода провокациям. В случае победы действующего президента перспективы мирного урегулирования на Донбассе в формате Минских соглашений вообще не просматриваются. Стратегический курс Киева на максимальное противодействие России, проложенный Западом, сохранится при любом исходе выборов.

Источник: РСМД