Потенциальные выгоды и издержки от вступления Республики Таджикистан в ЕАЭС

_ ЕАБР. Москва, 6 февраля 2019 г.

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) является международной организацией региональной экономической интеграции, обладающей международной правосубъектностью и наднациональными органами управления.

На начало 2019 г. в Союз входили Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация как государства-основатели, подписавшие Договор о ЕАЭС 29 мая 2014 г. (вступил в силу 1 января 2015 г.), а также Республика Армения и Кыргызская Республика, присоединившиеся к Союзу в январе и мае 2015 г. соответственно.

В качестве целей евразийской интеграции Договором о ЕАЭС обозначены создание условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения, стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза, а также всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики.

В настоящее время в рамках ЕАЭС уже реализуется так называемый «механизм четырех свобод», обеспечивающий свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

В Договоре о ЕАЭС говорится о том, что Союз открыт для вступления любого государства, которое разделяет его цели и принципы.

На данный момент одним из наиболее вероятных потенциальных участников можно считать Республику Таджикистан.

Причины заключаются в следующем:

  • в экономическом плане РТ тесно связана с российской и казахстанской экономиками;
  •  в институциональном плане РТ активный участник ряда евразийских структур, включая ОДКБ и Евразийский банк развития;
  •  для Таджикистана вступление в ЕАЭС – это возможность наравне с другими членами Союза оказывать влияние на экономическую и торговую политику большого региона, при этом не поступаясь суверенитетом (ЕАЭС – это сугубо экономическое объединение без политической повестки).

В 1998 г. Таджикистан присоединился к Договору об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях.

Таджикистан является государством – участником Евразийского банка развития (ЕАБР), миссией которого в числе прочего определено углубление интеграционных процессов на территории стран-участниц.

С 2015 г. в Таджикистане идет процесс рассмотрения целесообразности вступления в ЕАЭС. Ни со стороны Таджикистана, ни со стороны стран ЕАЭС нет политической задачи вступления ради признания результата присоединения как такового. Опыт мирового интеграционного развития, в частности, в рамках Евросоюза, свидетельствует о том, что процесс искусственного вовлечения стран в интеграционные группировки создает лишь дополнительные проблемы и не способствует поступательному движению союзов. Необходимо четко понимать последствия – плюсы и минусы такого решения, а также детали договоренностей по переходному периоду. Необходима системная подготовка всех институтов управления государства к вхождению в то или иное объединение.

Одна из причин неспешности конкретно Таджикистана – желание оценить практические плюсы и минусы от участия в интеграции на примере недавно присоединившихся Армении и особенно Кыргызстана. После достаточно длительного функционирования рабочей группы при Минэкономики и торговли РТ вопрос осенью 2016 г. был передан на рассмотрение в правительство республики.

Таджикистан – небольшая страна с населением около 8,9 млн человек.

Рисунок 1. Отдельные показатели социально-экономического развития Таджикистана

ris1.PNG

Источник: МВФ

Основу экономики формируют сельское хозяйство, горнодобывающая промышленность и денежные переводы трудовых мигрантов. По классификации ООН Таджикистан входит в число так называемых внутриконтинентальных развивающихся стран – Land Locked Developing Countries (LLDC), которые не имеют выхода к морю или стратегическим транспортным магистралям. География дает в целом невыгодную «точку отсчета» для построения стратегии долгосрочного устойчивого роста: изолированность от сложившейся мировой транспортной инфраструктуры, отсутствие выхода к морю, высокогорный рельеф (коммуникации внутри страны также проблематичны и требуют повышенных инвестиций) и удаленность от основных рынков.

В 2017 г. ВВП достиг уровня в 7,1 млрд долл. США, что составляет около 800 долл. США на душу населения и около 3200 долл. США на душу населения по паритету покупательной способности (ППС).

Потенциальные выгоды и издержки от вступления Таджикистана в ЕАЭС

Просматривается два основных очевидных плюса вступления Таджикистана в ЕАЭС:

  • прирост инвестиций в республику и
  •  рост переводов трудовых мигрантов.

По нашим оценкам, потенциал роста ВВП за счет инвестиций даст дополнительные 1,6 процентного пункта роста валового продукта в год.

Инвестиционный потенциал денежных переводов из-за границы добавит еще 1 процентный пункт роста ВВП в год. Привлечение прямых иностранных инвестиций может повлиять на изменение совокупной производительности в экономике через трансфер технологий и повышение конкуренции, что даст дополнительный ресурс роста на 0,5 процентного пункта. Увеличение капитала будет способствовать росту ВВП на 0,4 процентного пункта благодаря вовлечению новых трудовых ресурсов.

Таким образом, суммарный эффект может составить до 3,5 процентного пункта в год[1].

Однако следует иметь в виду, что данный эффект не имеет автоматического характера – это возможный потенциал, который следует еще реализовать, обеспечив продуманной инвестиционной политикой, основанной и гарантированной транспарентным институциональным базисом.

Одна из основных выгод Таджикистана от вступления в ЕАЭС – вхождение в единый рынок труда.

Переводы трудовых мигрантов составляют существенную долю ВВП страны. В России в настоящее время работают свыше 870 тыс. таджикских граждан.

По данным Банка России, объем трансграничных переводов физических лиц из России в Таджикистан в 2017 г. составил 2,5 млрд долл. США (35,4% ВВП), увеличившись по сравнению с 2016 г. на 31,4%.

Соглашения ЕАЭС в области трудовой миграции (соглашение о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей и соглашение о сотрудничестве по противодействию нелегальной трудовой миграции из третьих государств) направлены на объединение трудовых ресурсов этих стран, создание и эффективное функционирование общего рынка труда. Соглашения определяют правовой статус мигрантов и членов их семей, регулируют трудовые отношения, а также основные вопросы, связанные с социальным страхованием. Результат соглашений – устранение основных барьеров для осуществления трудовой деятельности трудящимися-мигрантами.

Население Республики Таджикистан быстро увеличивается, в то время как количество рабочих мест растет недостаточными темпами. Занятость в неаграрных секторах растет крайне медленно или вовсе стагнирует.

В настоящий момент в аграрном секторе занято до 66% рабочей силы. Для сравнения: в России и Беларуси – 10%.

Почти все барьеры для трудящихся из соседних стран – участниц Союза устранены, а социальные гарантии, предоставляемые гражданам, теперь в значительной степени распространяются и на трудовых мигрантов и членов их семей. Работодатели вправе нанимать трудящихся из других государств-членов без учета ограничений по защите национального рынка труда. Каких-либо обязательств по лицензированию и квотированию не возникает. При этом мигрантам не требуется получать разрешение на работу в государстве трудоустройства. Официальное трудоустройство подразумевает, что их дети идут в детские сады и школы, все члены семьи получают обязательное медицинское страхование.

Процесс внедрения этих норм не обходится без проблем, но в целом общий рынок труда уже работает.

В числе крупных нерешенных проблем – технически исключительно сложный вопрос мобильности пенсий (пенсионные системы во всех странах разные). По этому вопросу готовится отдельное соглашение.

То, что единый евразийский рынок труда заработал, подтвердилось уже статистикой 2015 г.: количество кыргызских трудовых мигрантов в России выросло на 1,6%, а таджикских – упало на 13,7%. Это прямое следствие того, что Кыргызстан с 2015 г. является полноправным членом ЕАЭС, а Таджикистан – нет.

Вступление Таджикистана в ЕАЭС изменило бы данную ситуацию. Таджикские трудовые мигранты вольются в общий рынок труда, а объем денежных переводов снова возрастет. Для республики это главное преимущество от вступления в Союз, и сработает оно буквально в течение года. Заработная плата мигрантов частично подтянется к заработной плате граждан РФ и РК.

Оценки роста заработной платы мигрантов после вступления Республики Таджикистан в ЕАЭС находятся в диапазоне от 9 до 28%. Соответственно рост денежных переводов может составить 15–25%.

Снятие барьеров рынка труда также приведет к увеличению степени легализации занятости.    По экспертным оценкам, вступление Таджикистана в ЕАЭС может привести к увеличению объемов миграции на 10–15%.

Оценки роста денежных переводов при вступлении РТ в Союз находятся в интервале 15–25%, что означает в денежном исчислении 3,4–3,7 млрд долл. США, а доли переводов – до 49–53% ВВП (при предположении роста ВВП на 7% в год).

Следует, правда, оговориться, что все расчеты базируются на предположении сохранения позитивных тенденций экономической конъюнктуры в странах-реципиентах (прежде всего в России), которые по факту имеют направленность к замедлению.

Денежные переводы, используемые в настоящий момент прежде всего на потребление (что имеет определяющее значение для поддержания и повышения уровня жизни и преодоления бедности), представляют огромный потенциал для роста сбережений, а значит, и для финансирования частных инвестиций. Потенциал роста финансирования инвестиций из частных сбережений населения составляет уже сегодня около 300 млн долл. США. Вступление в ЕАЭС, повышая ожидаемые денежные переводы на 15–25%, увеличивает потенциал роста до 375 млн долл. США, или около 5% ВВП.

Насколько этот потенциал будет использован для финансирования инвестиций, зависит от способности банковской системы предоставить инструменты, которые приведут сбережения населения в банковско-финансовую систему, что позволит аккумулировать средства для инвестиций.

В Таджикистане миграция в последние годы играет ключевую роль в снижении уровня бедности, а соответственно в достижении социальной безопасности и обеспечении устойчивого развития. В то же время миграция квалифицированных кадров ведет к их оттоку и, тем самым, к потерям потенциала страны, что может негативно сказаться на темпах экономического роста, а в долгосрочной перспективе приведет к негативным последствиям развития. Сбалансированная политика требует сочетания выгод от миграции (через рост доходов населения от денежных переводов из-за рубежа, приобретение новых навыков и квалификаций во время работы за рубежом) с активной политикой по созданию новых рабочих мест внутри страны, которые позволили бы удержать квалифицированных работников и обеспечить основу устойчивого экономического роста. Формирование благоприятных условий ведения бизнеса и привлечение инвестиций в национальную экономику будут способствовать созданию новых рабочих мест, в том числе в инновационных отраслях, и повысят конкуренцию с рабочими местами за границей. Государственная политика экспорта трудовых ресурсов должна быть реализована для поддержки временной трудовой миграции. Для поддержки и защиты трудовых мигрантов важно задействовать возможности, которые предоставляют соглашения в рамках ЕАЭС, и вести переговоры о расширении существующих соглашений в сторону обеспечения полноценного социального страхования, взаимного признания дипломов об образовании, возможности получения начального профессионального образования на территории принимающей страны.

Все вышеперечисленное позволяет сделать вывод, что в области миграционной политики в рамках ЕАЭС – Республика Таджикистан несомненно будет иметь положительный эффект.

Второй возможный эффект – инвестиционный. Выгоды от вступления в ЕАЭС увеличатся, если Таджикистану удастся воспользоваться открывшимися инвестиционными возможностями и обеспечить рост производительности факторов производства. Так, рост общей факторной производительности способен обеспечить основной вклад в рост ВВП и развитие внешней торговли.

Если вступление в ЕАЭС создаст более комфортную среду для российских и казахстанских инвестиций (именно РФ и РК – крупнейшие инвесторы в регионе СНГ), следствием станут рост поступлений в госбюджет и дополнительные рабочие места.

Также не стоит забывать и про торговые эффекты, связанные с беспошлинным доступом таджикских товаров на крупный рынок ЕАЭС и интенсификацией взаимной торговли.

Таблица 1. Объемы взаимной торговли Таджикистана с государствами – членами ЕАЭС

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Армения

Экспорт

0,1

0,4

0,2

0

0

0

Импорт

0,6

1,8

0,9

0,5

0,9

1,3

Беларусь

Экспорт

15,2

9,3

8,9

7,6

5,4

7,1

Импорт

56,5

35,3

36,6

25,0

21,2

47,5

Казахстан

Экспорт

18,4

15,1

13,7

11,2

13,7

20,0

Импорт

367,5

406,7

507,6

355,3

468,0

577,5

Кыргызстан

Экспорт

8,8

8,4

8,3

8,0

8,0

8,5

Импорт

27,7

32,9

42,4

30,1

29,1

24,0

Россия

Экспорт

118,8

103,8

187,7

263,7

133,7

127,9

Импорт

1142,3

1272,8

1498,8

1286,4

1117,3

1179,0

Источник: МВФ

Статические единовременные эффекты торгового характера при вступлении в ЕАЭС будут в целом невелики. Оценки единовременных эффектов по наиболее значимым отраслям для Таджикистана: добыча полезных ископаемых – 0,8–0,9%, пищевая промышленность – 0,8–1,15%, сельское хозяйство – 0,4–0,5%, производство электроэнергии – 0,7–0,84%, сфера услуг – 0,5–0,6%. В то же время оценки динамических (долговременных) эффектов могут оказаться значительно выше и в абсолютном значении, и с точки зрения долгосрочного развития.

С 2013 г. Таджикистан – член ВТО, что с точки зрения государств – членов ЕАЭС является плюсом для эффективного выстраивания сети зон свободной торговли, а в долгосрочной перспективе – для выстраивания отношений Союза с КНР и Евросоюзом.

Во внешней торговле понадобится переходный период по сближению со ставками Единого таможенного тарифа (ЕТТ) ЕАЭС. Около трети тарифного расписания Республики Таджикистан совпадает с ЕТТ, для трети тарифных линий ставки ЕТТ выше ставок РТ, еще для трети ставки ЕТТ ниже. Также будут необходимы специальные меры помощи Республике Таджикистан в области таможенного контроля и администрирования. Возможно, потребуется целевая поддержка системы санитарного и фитосанитарного контроля (одна лаборатория обходится примерно в 400 тыс. долл. США, а таких лабораторий понадобится не менее 20). В рамках ЕАЭС подобные меры содействия уже отработаны применительно к Кыргызстану.

Позитивен и тот факт, что население Таджикистана поддерживает идею вступления республики в ЕАЭС. Это стабильно подтверждается в рамках проекта «Интеграционный барометр ЕАБР» с 2012 г. По самым свежим данным за 2016 г., 68% населения выступают за вхождение в ЕАЭС; отрицательное мнение высказывают только 4%; безразличны к этой теме 20%. Такой фон общественных настроений достаточно комфортен для принятия принципиальных политических решений. Собственно, вступление Таджикистана в ЕАЭС рассматривалось в качестве закономерного этапа расширения Союза еще при его создании.

Рассмотрев существенные плюсы объединения, необходимо выделить и минусы интеграции Таджикской республики и ЕАЭС, которые тормозят вступление, а они, безусловно, имеют место.

Таджикистан является членом Всемирной торговой организации (ВТО), в связи с чем могут возникнуть трудности объединения, так как на стране лежит ряд обязательств, которые могут противоречить нормам ЕАЭС.

Проблемы, которые возникнут в случае вступления Таджикистана в ЕАЭС, связаны с вопросами согласования тарифных ставок. В Таджикистане тарифные ставки более однородные, чем в ЕАЭС. Тарифное расписание в Таджикистане содержит всего шесть различных уровней, тогда как в зоне ЕАЭС таких уровней более двадцати.

Средний тариф в Таджикистане с учетом обязательств перед ВТО равен около 8%, что немного ниже среднего тарифа ЕАЭС, равного 9,45%. Различия тарифного регулирования отрицательно проявятся во внешнеторговой деятельности республики. Вынужденное повышение таможенных сборов на товары из стран, не входящих в ЕАЭС, может привести к росту инфляции в стране. В результате могут пострадать таджикские потребители, которые после объединения потеряют доступ к дешевым товарам из Азии.

Что касается мер нетарифного регулирования, следует отметить, что в ЕАЭС применяются антидемпинговые пошлины, квотирование при ввозе и вывозе товаров, чего не осуществляет Таджикистан. В РТ нетарифное регулирование соответствует мировым стандартам и направлено на соблюдение технических и санитарных мер. Гармонизация тарифов в соответствии со стандартами ЕАЭС может негативно повлиять на товарооборот со странами, не входящими в ЕАЭС, а именно – подорожает импорт из Китая, Ирана, Турции. Это может привести к банкротству владельцев малого и среднего бизнеса, которые занимаются импортом из вышеуказанных стран и осуществляют реализацию на территории республики, что, в свою очередь, приведет к снижению доходной части государственного бюджета Таджикистана и трудностям выполнения социальных обязательств государства.

К прочим возможным минусам интеграции можно отнести также и то, что при стимулировании увеличения трудовой миграции Таджикистан рискует потерять значительное количество трудовых ресурсов и вызвать тем самым застой своей экономики, которая недополучит ресурсов для развития. При присоединении число выезжающих на трудоустройство жителей Таджикской республики может увеличиться на значимый процент. Кроме того, следует ожидать и увеличения длительности срока пребывания мигрантов за рубежом.

Главным препятствием перед вступлением Таджикистана в ЕАЭС можно считать неподготовленность правовой базы и серьезные экономические проблемы в стране. Сложность заключается в том, что Таджикистан не участвовал в подготовке договорно-правовой базы ЕАЭС, и работу тут придется проводить «с нуля». Серьезный внешний долг вместе со слабой налоговой системой, с одной стороны, и полное отсутствие анализа правовой базы ЕАЭС для адаптации собственного законодательства – с другой могут серьезно затормозить вступление Таджикистана в Союз.

Существует еще один негатив присоединения, связанный с наличием криминальных рисков и требующий привлечения дополнительных ресурсов, – через Таджикистан проходит крупный транзит наркотрафика, а объединение упростит ввоз наркотиков на территорию стран – участниц ЕАЭС.

Подытоживая вышеизложенное, можно с достаточной долей уверенности констатировать, что для Таджикистана баланс выгод и издержек при вступлении в ЕАЭС будет положительным.

Для России и Казахстана также открывается ряд возможностей

Во-первых, это перспективы инвестиционной деятельности. Они присутствуют в четырех секторах: горнодобывающем, гидроэнергетике, агропроме и легкой промышленности. Объем инвестиционных ресурсов, которые вполне способна абсорбировать таджикская экономика, в настоящее время превышает 2,5 млрд долл. США в год. Вхождение Таджикистана в общий евразийский рынок может повлечь и новые перспективы, особенно в агропроме и легкой промышленности. Низкая стоимость трудовых ресурсов создает возможности для более высокой доходности инвестиций.

Во-вторых, преференциальный торговый режим, закрепляющий комфортные условия для российского экспорта – продукции машиностроительного и иных секторов.

В-третьих, для долгосрочного устойчивого роста российской экономики необходим прирост трудовых ресурсов, который представляется затруднительным в силу демографической ситуации в России. Более организованный режим использования трудовых ресурсов в российской экономике будет работать на российский ВВП.

В-четвертых, и это самое существенное, вступление Таджикистана в ЕАЭС благотворно повлияет на политическую стабильность в стране и регионе в целом. Альтернатива – дестабилизация в стране и регионе, особенно с учетом соседства с Афганистаном, – может оказаться чрезвычайно дорогостоящей для ЕАЭС, особенно для Кыргызстана, Казахстана и России.

Пакет необходимых мер при вступлении Таджикистана в ЕАЭС

Для плавного и максимально безболезненного вступления Таджикистана в ЕАЭС понадобится задействовать ряд мер и механизмов. Оценка эффектов от вступления в ЕАЭС Таджикистана показала, что статические торговые эффекты положительны, но меньше по абсолютному значению, чем возможные динамические эффекты, связанные в первую очередь с инвестициями и повышением производительности, которые обеспечивают повышение потенциального роста ВВП до 3,5% в средне- и долгосрочной перспективе.

Необходимо понимать, что пакет мер является целостным, и реализация только части мер, безусловно, приведет к положительным результатам, но их эффект будет более кратковременным и далеко не таким значимым по абсолютному значению. Например, если сконцентрироваться на преференциях во внешней торговле, то, как показали расчеты, статический (единовременный) эффект будет не столь значительным; вместе с тем, если не реализовать инвестиционный потенциал соглашений и не ориентировать экономику на экспорт, то совершенно не использованными окажутся возможности, предоставляемые единым рынком ЕАЭС. Если сконцентрироваться только на соглашениях по трудовой миграции и не улучшать инвестиционный климат, а также потенциал банковской системы, то дополнительные потоки денежных переводов от трудящихся за рубежом будут «проедаться», что безусловно окажет кратковременный положительный эффект на рост ВВП и снижение бедности, однако не повысит потенциальный рост в долгосрочной перспективе.

Внешняя торговля

Потребуется незначительный переходный период по сближению со ставками таможенного тарифа ЕАЭС. Как показало исследование, простое среднее адвалорных частей ставок импортных пошлин тарифного расписания Республики Таджикистан несколько ниже этого показателя для Единого таможенного тарифа ЕАЭС. Приоритеты отраслевой защиты для РТ и ЕАЭС схожи. Гармонизация импортных пошлин для приоритетных отраслей не должна принести значительных изменений для РТ. Повышение тарифов скажется положительно на доходах бюджета, однако приведет к незначительному росту цен, что может потребовать дополнительной защиты бедных слоев населения. С целью адаптации экономики посредством мер бюджетной поддержки, с одной стороны, и получения эффектов по каналу денежных переводов, которые компенсируют повышение цен, связанное с изменением таможенного расписания, с другой, и потребуется введение адаптационного периода до трех лет.

Со стороны ЕАЭС необходимы специальные меры помощи Республике Таджикистан в области таможенного контроля и администрирования. Единый таможенный тариф (ЕТТ) ЕАЭС значительно менее однороден по сравнению с таможенным тарифом РТ. Снижение однородности ЕТТ РТ при присоединении к ЕАЭС может негативно сказаться на администрировании внешнеэкономической деятельности, с другой стороны, введение новых и более совершенных процедур таможенного администрирования будет способствовать пресечению нелегальных потоков товаров и улучшит состояние государственного бюджета.

Потребуется сближение практик применения мер нетарифного регулирования внешней торговли, поскольку некоторое расхождение мер нетарифного регулирования Таджикистана и ЕАЭС наблюдается в части технических торговых барьеров и, прежде всего, регулирования в целях защиты окружающей среды.

Инвестиции

Основой стратегии Таджикистана, безусловно, должна стать ориентированность экономического роста на экспорт. РТ имеет потенциальные возможности по включению в экспортную корзину новых групп товаров, которые позволят повысить выгоды страны от внешней торговли. Возможность эффективного производства и экспорта этих товаров обусловлена совокупностью институциональных, технологических и человеческих ресурсов, имеющихся у республики. Добиться этого будет значительно проще, используя внешние инвестиционные ресурсы.

Инвестиционный потенциал Таджикистана достаточно высок, анализ факторов роста показывает, что инвестиции могут дать дополнительные 2–2,5% роста в год с учетом улучшения эффективности производства. Наличие большого количества незадействованных трудовых ресурсов будет способствовать большей эффективности использования нового капитала.

Вступление в ЕАЭС во многом упростит и сделает прозрачными для бизнеса «правила игры», что, безусловно, увеличит поток прямых инвестиций со стороны резидентов ЕАЭС. Однако со стороны правительства необходим ряд мер, направленных на формирование соответствующей инфраструктуры, которая способствовала бы реализации следующих задач:

  • содействию развития услуг консолидации грузов, чтобы воспользоваться преимуществами расширения транспортной инфраструктуры;
  •  пересмотру правил для вовлечения сопутствующих бизнесу услуг (распространение, транспортная логистика, телекоммуникации, финансы) для облегчения вхождения в бизнес и повышения производительности;
  •  созданию необходимой транспортной (автомобильные и железные дороги) и рыночной (складские помещения, логистические хабы и многопрофильные рынки) инфраструктуры.

Ключевыми отраслями экономики для инвестиций являются:

  • цветная металлургия (представленная, прежде всего, алюминиевым производством);
  •  гидроэнергетика;
  •  сельское хозяйство;
  •  пищевая промышленность;
  •  легкая промышленность (в основном текстильная).

Помимо этих секторов, необходимы инвестиционные ресурсы на цели развития инфраструктуры и в человеческий капитал.

Объем инвестиционных ресурсов, которые способна абсорбировать экономика в настоящее время, превышает 2,5 млрд долл. США в год. Правильным был бы подход, при котором часть инвестиционного спроса удовлетворялась бы за счет внутренних сбережений (в настоящее время потенциал роста оценивается в 370 млн долл. США, что составляет 5% ВВП страны), часть осуществлялась за счет привлечения внутренних коммерческих и государственных ресурсов, часть – за счет привлечения внешних инвестиций, и оставшаяся часть финансировалась бы международными институтами развития.

Наиболее привлекательными с точки зрения долгосрочных эффектов являются инвестиции в энергетический сектор для удовлетворения внутреннего спроса на электроэнергию в период снижения мощностей гидроэлектростанций и увеличения экспорта гидроэлектроэнергии в сезонные периоды ее переизбытка. Экспорт сезонных излишков электроэнергии делает инвестиции в гидроэнергетику экономически привлекательными для инвесторов. Для удовлетворения дефицита энергии в зимний период необходимо развивать тепловую электроэнергию, что приобретает решающее значение для стимулирования частных инвестиций и способствует экономическому росту.

С целью аккумулирования денежных средств населения и укрепления доверия к банковскому сектору возможны инвестиции со стороны крупнейших российских банков в банковский сектор Таджикистана. С одной стороны, это решит проблему трансграничных переводов, снизив транзакционные издержки и став условием вхождения на рынок, с другой – позволит аккумулировать денежные средства населения и эффективно их инвестировать в национальную экономику.

Поддержка госбюджета

Государственный бюджет Таджикистана сводится с профицитом. Вместе с тем такой результат достигается исключительно при помощи международных институтов в рамках программ содействия развитию. Без этого бюджет страны сводится с дефицитом.

На этапе включения в ЕАЭС Таджикистану, возможно, понадобится некоторый объем трансфертов для поддержания макроэкономической стабильности и удовлетворения критериям по трем фундаментальным макропоказателям: инфляции, дефициту госбюджета и государственному долгу. Данная помощь должна быть четко обусловлена проведением реформ в бюджетной сфере, связанных в первую очередь с сокращением налоговых льгот и субсидий.

Трудовая миграция

Открытие рынка труда ЕАЭС для граждан Таджикистана окажет существенный положительный эффект на экономику. Однако необходим перечень мер, направленных на улучшение качества трудовых ресурсов:

  • Укрепление существующей системы профессиональной подготовки для повышения квалификации мигрантов, увеличивающей их производительность и доходы.
  •  Активная политика на рынке труда с целью повышения привлекательности занятости в национальной экономике, и прежде всего квалифицированных кадров. Основной инструмент такой политики – стимулирование создания новых высокопроизводительных рабочих мест, в том числе за счет привлечения прямых иностранных инвестиций.
  •  Государственная политика экспорта трудовых ресурсов должна быть реализована для поддержки временной трудовой миграции. Для поддержки и защиты трудовых мигрантов важно задействовать те возможности, которые предоставляют соглашения в рамках ЕАЭС, и вести переговоры о расширении существующих соглашений в сторону обеспечения полноценного социального страхования, взаимного признания дипломов об образовании, возможности получения начального профессионального образования на территории принимающей страны.
  •  Необходимо создать комфортные условия для возвращения мигрантов на родину. Это сложная задача, учитывая разрыв в уровнях заработной платы в Таджикистане и России – основной стране назначения миграции. В частности, необходимо создавать условия для того, чтобы образование и профессиональные навыки, полученные за рубежом, стали востребованы в рамках национального рынка труда.
  •  Формирование благоприятных условий ведения бизнеса и привлечение инвестиций в национальную экономику будут способствовать созданию новых инновационных рабочих мест и повысят конкуренцию с рабочими местами за границей. Для предотвращения оттока специалистов с высоким уровнем образования возможно субсидирование рабочих мест в качестве временной меры политики трудовой миграции. Однако надо иметь в виду, что осуществление такой политики капиталоемко. Необходимо осуществление всесторонних мероприятий, призванных облегчить приток денежных переводов на более высоком уровне.

Таджикистан является одной из самых зависимых от денежных переводов экономик в мире. В среднесрочной перспективе экспорт трудовых ресурсов будет оставаться ключевым движителем экономики Таджикистана. Правительство должно всячески стимулировать и облегчать приток денежных средств по этому каналу, стимулируя банки аккумулировать ресурсы, а также внедрять новые технологии и продукты для трансграничных денежных переводов, таких как банковские платежные карты или мобильные переводы, что позволит еще больше снизить стоимость трансфертов.

Вывод. Для Таджикистана потенциальное вступление в ЕАЭС является логичным шагом. Это повлечет за собой ряд выгод для страны, которые реализуются через каналы инвестиций и единого рынка труда. По нашим оценкам, суммарный потенциал роста ВВП может составить до 3,5 процентного пункта в год. Однако следует иметь в виду, что это лишь возможный потенциал, который может быть реализован при определенных мерах в сфере улучшения институциональной среды, торговой политики и при дополнительной поддержке госбюджета.

Источник: https://eabr.org/