Наднациональные возможности для поддержки экспорта ЕАЭС на мировой рынок

_ Юрий Кофнер, заведующий Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ. Москва, 27 января 2019 г.

Евразийскому экономическому союзу нужна общая стратегия продвижения экспорта своих товаров на рынки третьих стран. Ключевыми мерами поддержки могли бы стать эффективное информационное сопровождение торговой политики Союза, введение бренда «Сделано в ЕАЭС», акцент на органические и традиционные продукты, экспорт цифровых услуг.

Объединить усилия

В своем недавнем обращении новый премьер-министр Республики Армения и теперь также председатель Высшего Евразийского экономического совета Никол Пашинян назвал одним из приоритетов председательства Армении в органах ЕАЭС в 2019 году «объединение усилий для продвижения товаров ЕАЭС на внешние рынки»[1].

Торговая политика в отношении третьих стран является одной из тех немногих сфер, где у ЕЭК имеются наднациональные полномочия. Но даже здесь интеграционный потенциал реализуется не полностью.

С одной стороны, Комиссия изучает возможности и потенциальные последствия от создания зон свободной торговли и других форматов преференциального торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС с третьими странами, и ведет переговоры по ним. Действуют соглашения о ЗСТ с Вьетнамом и о временной ЗСТ с Ираном. Заседают рабочие группы по реализации положений Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем. Республика Молдова получила статус государства-наблюдателя при Союзе. В 2019 году планируется подписание торговых преференциальных соглашений с Индией, Сербией, Египтом и Сингапуром.

С другой стороны, нет общей стратегии Союза по продвижению своей продукции на внешние рынки. У каждой страны имеется свои национальные программы поддержки экспорта, которые, к тому же, все очень разные по формату, детализации, целевым показателям и срокам.

В Армении в 2011 году принята Стратегия экспортно-ориентированной промышленной политики (The Strategy of Export-Led Industrial Policy of RA). В Республике Беларусь существует Национальная программа поддержки и развития экспорта на 2016–2020 годы. В Казахстане государственная поддержка экспорта с 2010 года осуществлялась на основе Государственной программы «Экспорт 2020», которая в 2012 году была преобразована в Программу «Экспортер 2020». В Кыргызстане в 2015 году был утвержден План Правительства по развитию экспорта на 2015-2017 годы[2]. Сейчас программа по поддержке экспортеров предусмотрена в рамках Национальной стратегии развития Киргизской Республики на 2018-2040 годы[3]. В Российской Федерации вопросы комплексной поддержки экспорта включены во Внешнеэкономическую стратегию до 2020 года[4]. В этих целях с 2015 года также действует группа Российского экспортного центра.

В этих условиях, на фоне растущего протекционизма и с учетом вышеназванного приоритета армянского председательства в ЕАЭС, возникает необходимость подумать о различных союзных мерах поддержки экспорта государств-членов на внешние рынки.

В среднесрочной перспективе, т.е. условно к 2025 году, целесообразно было бы прийти к общей «Стратегии продвижения экспорта товаров, услуги и инвестиций ЕАЭС на рынки третьих стран», которая, среди прочего, поставила бы задачу гармонизировать национальные стратегии/программы/планы поддержки экспорта и развития ВЭД. До этого можно было бы реализовать определенные наднациональные меры не-финансовой поддержки экспорта товаров ЕАЭС, что более реалистично сделать при ограниченном бюджете Союза. Эти меры необходимо рассматривать не как замену государственных программ, а в качестве наднационального дополнения к ним.

Информационное сопровождение

К началу 2019 года, интерес в том или ином формате кооперации с Евразийским экономическим союзом изъявили более 60 стран мира[5]. Однако, на этом положительном фоне пока еще не ведется достаточной информационно-сопроводительной работы по разъяснению бизнесу о преимуществах и возможностях различных форматов торгово-экономического и институционального сотрудничества ЕАЭС с третьими странами. Только по одному из действующих соглашений, о ЗСТ с Вьетнамом, ЕЭК опубликовал доклад[6]. По существующему сотрудничеству с другими странами (например, с Ираном, Китаем, Молдовой) подобных докладов пока нет. Спорадически проводятся круглые столы на эту тему, но этого тоже не достаточно.

В этой связи, предлагается на опыте того, как это делает Европейский союз[7], создать многофункциональные интернет-сайты, каждый из которых будет посвящен одному из преференциальных соглашений ЕАЭС с третьей страной. На этих сайтах в доступной форме могли бы быть опубликованы: текст соглашения с разъяснениями, другие релевантные законодательные акты и стратегические документы, краткие брошюры о возможностях и преимуществах соглашения для нашего бизнеса, руководства по экспорту в данную страну, особенности делового этикета в ней, раздел «FAQ», последние новости и анонсы, ссылки к национальным программам поддержки экспорта государств-членов Союза и т.п.

До 2025 года предлагается на уровне Высшего Евразийского экономического совета рассмотреть возможность учреждения официальных миссий (торговых представительств) Евразийского экономического союза при государствах, официально изъявивших интерес в этом, и прописать данное положение в Договоре о ЕАЭС, а также, в соответствующих международных меморандумах и соглашениях. У Европейского союза такие дипломатические миссии открыты почти во всех странах мира, где они совмещают функции посольств, домов культуры и торгпредств европейского интеграционного объединения за рубежом. Целесообразно открыть торговые представительства ЕАЭС в Китае, Вьетнаме, Иране и Молдове, а затем и в других странах, с которыми планируются подписать преференциальные торговые соглашения.

Далее, на международных деловых выставках, как общих, так и отраслевых, правильно было бы объединить усилия и презентоваться от лица всего интеграционного объединения, создать павильоны не отдельных стран, а от ЕАЭС в целом.

Сделано в ЕАЭС

Одной из наиболее перспективных, интересных и обсуждаемых направлений евразийской интеграции, по мнению служащих ЕЭК и экспертного сообщества, является вопрос о создании флагманских проектов ЕАЭС и союзных товарных брендов на основе межстрановой промышленной кооперации. Образцом здесь конечно выступает знаменитый европейский «Airbus». Параллельно с промышленно-исследовательским сотрудничеством, которое ведется в рамках 15 существующих «Евразийских технологических платформ»[8], в настоящее время обсуждают возможность кооперационного производства союзных тракторов[9], трансформаторов[10] и космических спутников[11].

Содействие налаживанию технологических цепочек производства между государствами-членами объединения, т.е. создание флагманских проектов Союза в сфере промкооперации, видится одним из краеугольных элементов парадигмы развития ЕАЭС. Однако, при этом, не стоит забыть про не менее важное составляющее: необходимо создать и поддерживать спрос на союзные бренды; как на внутреннем рынке, так и за рубежом. В этой связи, важно идентифицировать (не-сырьевые) евразийские товары и услуги, которые имеют экспортный потенциал.

Согласно «Долгосрочному прогнозу экономического развития Евразийского экономического союза до 2030 года», подготовленного ЕЭК в 2015 году, такими отраслями считаются, в части товаров — производство электрических машин и электрооборудования, производство фармацевтической продукции, растениеводство; в части услуг — транспортные услуги и поездки[12].

Важным элементом продвижения союзных брендов на иностранные рынки может стать введение маркировки «Сделано в ЕАЭС». Основной критерий определения такой продукции: определенная часть ее добавленной стоимости должна быть создана на территории трех и более стран Союза в рамках технологических цепочек производства.

Необходимо внести понятие бренда «Сделано в ЕАЭС» в нормативно-правовую базу объединения для того, чтобы распространить на совместно произведенную продукцию эффективные инструменты государственной поддержки: преференциальный доступ к государственным закупкам, разрешенные субсидии, налоговые льготы, пониженные ставки на экспортные кредиты и страхование экспортных поставок, и т.д. Это в итоге даст мощный кооперационный стимул, способствующий  развитию производственных цепочек в приоритетных отраслях промышленности.

Органично и традиционно

Согласно вышеназванному докладу ЕЭК, растениеводство оценивается в качестве одной из отраслей с высоким экспортным потенциалом. А в последние два десятилетия во всем мире существенно вырос спрос на здоровое, экологически чистое и морально ответственное питание. Биопродукты стали значительным сегментом рынка питания на зарубежных рынках.

По экспертным оценкам, по итогам 2017 года международный оборот органических продуктов составил порядка 90 млрд. долл. США и ожидается его ежегодное увеличение на 10-15%: до 130 млрд долл. к 2020 году, а к 2024 году он может достичь 324 млрд долларов[13]. Развитие органического производства отнесено к числу стратегических и приоритетных задач  в государств-членах Союза, работа в этом направлении ведется[14] и ЕАЭС здесь мог бы занимать большую долю рынка.

В этой связи, целесообразно внести у нас то, что уже 10 лет как есть в техническом регулировании и праве интеллектуальной собственности Европейского союза[15]: сертификат «Органический продукт ЕАЭС» и сертификат «Продукт защищенного географического происхождения и традиционного производства ЕАЭС».

Представляется, что сертификатом «Продукт защищенного географического происхождения и традиционного производства ЕАЭС» могут быть наделены такие бренды, как, например: армянский коньяк, киргизский прохладительный напиток максым, адыгейский сыр, и т.п. Введение подобного сертификата в ЕАЭС поможет в защите репутации региональных продуктов питания, содействии развитию сельскохозяйственной деятельности, помощи производителям в получении достойной оплаты за подлинные продукты, устранении недобросовестной конкуренции и исключении обмана потребителей путём продажи поддельной или низкокачественной продукции. В итоге создается дополнительный инструмент для совместной популяризации традиционных продуктов питания государств-членов Союза за рубежом.

Экспорт единиц и ноликов

Цифровая трансформация экономики является не только фундаментальным изменением хозяйственной парадигмы в 21-м веке, в этой связи она также была признана одним из ключевых новых направлений евразийской интеграции. Ее поддержка считается настолько важной, что фактическое отсутствие подобного раздела в Договоре о ЕАЭС не помешало в конце 2016 года учредить в Евразийской комиссии отдельный блок по дигитализации и запустить «Цифровую повестку ЕАЭС до 2025 года»[16].

В 2015 году цифровые услуги составили 34-36% всего экспорта Европейского союза. В том же году в ЕАЭС эта цифра уже достигла 28,3%. Аналитики группы Всемирного банка считают, что при реализации Цифровой повестки ЕАЭС этот показатель к 2025 году может достичь от 51% до 74% всего союзного экспорта[17].

Поэтому не удивительно, что обсуждение перспектив сотрудничества в цифровой сфере стал частью многих переговоров ЕЭК по преференциальным торговым соглашениям. Экспорт цифровых услуг может быть особенно интересным для Армении, не имеющей общих границ с остальной таможенной территории Союза.

Уже сейчас государства-члены объединения занимают неплохие стартовые позиции по уровню развития цифровой экономики. Например, в 2017 году Беларусь занимал 32-е место в Индексе развития ИКТ (коэффициент 7,55) и 1-е место среди стран СНГ по данному показателю. Россия занимала 45-е место (коэффициент 7,07) и 2-е место, соответственно[18]. Поэтому, в отношениях с такими лидерами, как, например Сингапур, Евразийский экономический союз, скорее, пока будет выступать в качестве «ученика» и нетто-импортера цифровых услуг[19].

В то же время, существует и большой потенциал для наращивания экспорта нашего цифрового ноу-хау в другие страны. Например, ведутся официальные исследования и дискуссии сторон о потенциальном соглашении по формату «ЗСТ+» между ЕАЭС и Королевством Камбоджа. В мае 2018 года, было принято решение по созданию экспертной подгруппы по вопросам сотрудничества в области цифровой трансформации экономики. ИТ-сектор Камбоджи находится в развивающимся состоянии и в ближайшие годы ожидает стабильно высокий рост, который, однако, сдерживается нехваткой специалистов. Транснациональные кооперации и другие камбоджийские фирмы разных размеров жалуются на низкий уровень квалификации и «цифровых навыков» местных кадров, особенно в сегменте IT-специалистов и управленцев цифровыми решениями. Данное обстоятельство предоставляет возможность для «экспорта» соответствующих кадров из государств-членов ЕАЭС. Они также могли бы «поставлять» образовательные программы и программы повышения квалификации в цифровой сфере[20].

Примечания:

[1] Пашинян Н.В. Приоритеты председательства Армении в ЕАЭС в 2019 году. Москва. ЕЭК. 25.01.2019. // http://www.primeminister.am/ru/press-release/item/2019/01/25/Nikol-Pashinyan-EEU/

[2] Национальных программ и стратегий поддержки экспорта сельскохозяйственных товаров в постсоветских странах Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций Рим, 2018 80 с. // http://www.fao.org/3/CA0958RU/ca0958ru.pdf

[3] Национальной стратегии развития Киргизской Республики на 2018-2040 годы. Правительство Кыргызской Республики. 2018.

[4] Внешнеэкономической стратегии Российской Федерации до 2020 года. Министерство экономического развития Российской Федерации. 2008. // http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/foreigneconomicactivity/vec2020

[5] Министр ЕЭК – молодым ученым ЕАЭС: «Главное для развития интеграции – взаимное понимание». Евразийские Исследования. Москва. НИУ ВШЭ. 14.12.2018. // http://eurasian-studies.org/archives/10986

[6] Особенности ведения бизнеса в Социалистической Республике Вьетнам. Справочник участника ВЭД. М.: ЕЭК. 2016. — 128 с. // http://eurasian-studies.org/archives/7272

[7] Смотрите, например, страницу Европейской комиссии о возможностях, которые дает соглашение о ЗСТ между ЕС и Японией. // http://ec.europa.eu/trade/policy/in-focus/eu-japan-economic-partnership-agreement/

[8] Технологическая платформа в сфере энергетики создана в ЕАЭС. БЕЛТА. 18.01.2019. // https://www.belta.by/special/economics/view/tehnologicheskaja-platforma-v-sfere-energetiki-sozdana-v-eaes-333240-2019/

[9] Союзный трактор появится в ЕАЭС. ЕЭК. 19.11.2018. // http://eurasian-studies.org/archives/10677

[10] В Союзе запущен проект по производству евразийских энергоэффективных трансформаторов. ЕЭК. 05.12.2018. // http://eurasian-studies.org/archives/10885

[11] Проект космической межгоспрограммы утвержден на заседании Консультативного комитета по промышленности ЕЭК. ЕЭК. 19.07.2018. // http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/19-07-2018-1.aspx

[12] Долгосрочный прогноз экономического развития Евразийского экономического союза до 2030 года. — М.: ЕЭК. 2015 г. — 56 с.

[13] ЕЭК выработает подходы к межгосударственному взаимодействию в сфере органического сельскохозяйственного рынка. ЕЭК. Ереван. 21.10.2018. // http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_agroprom/actions/Pages/single-market-for-organic-products.aspx

[14] Например: Geographical indications in Russia — a new term in the Russian Civil Code. Noerr. 24.09.2018. //  https://www.noerr.com/en/newsroom/News/geographical-indications-in-russia-a-new-term-in-the-russian-civil-code.aspx; а также: Максименко Е. Органику узаконили. Документ, регламентирующий производство органической продукции, вступит в силу с 2020 года. Агроинвестор. 04.10.2018. // https://www.agroinvestor.ru/markets/article/30548-organiku-uzakonili/

[15] В части органической продукции: Council Regulation (EC) No 834/2007; Commission Regulation (EC) No 889/2008; в части защиты географического происхождения и традиционного производства: EU Regulation No 1151/2012

[16] Цифровая повестка Евразийского экономического союза до 2025 года: перспективы и рекомендации. М.: Группа Всемирного банка; ЕЭК. 2018. — 40 с. // http://eurasian-studies.org/archives/9277

[17] Там же.

[18] Measuring the Information Society Report. ITU. 2017. // https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Pages/publications/mis2017.aspx

[19] Кофнер Ю.К. Цифровые проекты Сингапура. Потенциал сотрудничества с Цифровой повесткой ЕАЭС. 06.08.2018. // http://eurasian-studies.org/archives/9617

[20] Кофнер Ю.К. Цифровая заря Камбоджи. Возможности для ЕАЭС. 09.08.2018. // http://eurasian-studies.org/archives/9642

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *