Энергоэффективность и «зеленый»  рост  как перспективное направление евразийской  интеграции

_ Лилиана Проскурякова, доцент Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. Москва, 24 декабря 2018 г. *

Текущий этап интеграции в сфере энергетики

Страны-члены ЕАЭС выделяют энергетику как приоритетное направление интеграции. В 2011 году президентами Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан была принята Декларация о евразийской экономической интеграции, в которой отмечены договоренности по созданию евразийских энергетических сетей и формирование согласованной энергетической политики. В XX разделе Договора о Евразийском экономическом союзе, подписанного тремя годами позже, определены основные направления взаимодействия стран-членов в этой сфере (ст. 79), среди которых отмечены:

  • обеспечение рыночного ценообразования на энергетические ресурсы;
  • обеспечение развития конкуренции на общих рынках энергетических ресурсов;
  • отсутствие технических, административных и прочих препятствий торговле энергетическими ресурсами, соответствующим оборудованием, технологиями и связанными с ними услугами;
  • обеспечение развития транспортной инфраструктуры общих рынков энергетических ресурсов;
  • обеспечение недискриминационных условий для хозяйствующих субъектов государств-членов на общих рынках энергетических ресурсов;
  • создание благоприятных условий для привлечения инвестиций в энергетический комплекс государств-членов;
  • гармонизация национальных норм и правил функционирования технологической и коммерческой инфраструктуры общих рынков энергетических ресурсов.

Кроме того, в Договоре о Евразийском экономическом союзе указаны основные этапы формирования общего электроэнергетического рынка (ст. 81) и условия доступа к услугам субъектов естественных монополий в электроэнергетике (ст. 82), формирование общего рынка газа (ст. 83) и общего рынка нефти и нефтепродуктов (ст. 84) а также полномочия Евразийской экономической комиссии (ст. 85), которые сводятся к мониторингу за исполнением данного раздела.

Установлены сроки окончания формирования общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов – до 1 января 2025 года. Первый этап создания общих рынков состоялся в конце 2010 г., когда было подписано 15 соглашений. Благодаря существующим заделам общий рынок электроэнергии планируется создать на пять лет раньше — до середины 2019 года. По итогам совещания представителей уполномоченных органов государств ЕАЭС в сфере энергетики в мае 2018 года было согласовано, что международный договор об общем электроэнергетическом рынке будет оформлен как Приложение № 21 к действующему Договору о ЕАЭС. Также была достигнута договоренность, что «межгосударственная передача электроэнергии (мощности) в целях исполнения обязательств в отношении субъектов электроэнергетики третьих государств будет регулироваться законодательством страны-участницы ЕАЭС, через территорию которой осуществляется такая передача», а все правила
функционирования общего электроэнергетического рынка должны будут вступить в силу одновременно.

Несмотря на ускоренное развитие общего рынка электроэнергии, остается нерешенными ряд вопросов, в т.ч. «возможности обеспечения доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере электроэнергетики через коммерческого агента (уполномоченную организацию), расчетной валюты и единого времени («среднеевропейского» или «московского») при определении сроков совершения действий на централизованных торгах электрической энергии на общем электроэнергетическом рынке ЕАЭС».

В ст. 52 «Договора о Евразийском экономическом союзе» обозначена разработка технических регламентов Союза и стандартов, в т.ч. с целью обеспечения энергетической эффективности и ресурсосбережения, что можно отнести к мерам по переходу к «зеленой» энергетике. Однако цели развития «зелёной» энергетики впрямую не ставится, и прочие ее элементы в договоре не указаны. Вместе с тем, каждая страна имеет свой набор нормативно-правовых актов национального уровня, направленных на повышение энергоэффективности и ресурсосбережение, поддержку возобновляемых источников энергии (ВИЭ). В целом, в ЕАЭС национальное регулирование в энергетике преобладает над наднациональным.

Приоритеты России в энергетической сфере

Энергоёмкость ВВП России существенно превосходит аналогичный показатель развитых стран, в том числе с холодным климатом. Снижение значения этого показателя позволит повысить конкурентоспособность отечественной промышленности, снизить нагрузку на ТЭК и жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ) и улучшить экологическую ситуацию. Для решения этой задачи был принят Федеральный закон от 23.11.2009 № 261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и федеральная государственная программа, а во всех субъектах федерации – региональные программы повышения энергоэффективности. Эти меры способствовали повсеместной модернизации систем теплоснабжения, оснащению приборами учета потребляемых ресурсов, внедрению энергоэффективных технологий в промышленности и др., которые, по оценкам экспертов, позволят снизить энергоемкость российского ВВП на 23% к 2020 г. Это ниже целевого запланированного значения показателя (на 40% [1] по сравнению с 2007 г.), которое не будет достигнуто в этот срок. 

Инвестиции в снижение энергоемкости могут ежегодно обеспечить дополнительный прирост ВВП до двух процентов. Однако модернизация и переоснащение промышленности часто ограничены коротким горизонтом планирования, высокой стоимостью заемных средств, отсутствием экономических стимулов (при монопольном положении на рынке) или сводятся к проведению энергетического аудита. Значительные усилия по снижению энергоемкости необходимы и в ТЭК: эффективность передачи электроэнергии российских предприятий отстаёт от ведущих иностранных компаний на 30–50%, коэффициент полезного действия (КПД) конденсационных газовых электрических станций ниже на 20–30%, индекс сложности нефтепереработки до 200% ниже.

В России, по разным оценкам, ежегодно образуется от 27 до 54 млн тонн твердых (коммунальных) бытовых отходов (ТКБО), которые сегодня преимущественно отправляются на полигоны для захоронения. Эти полигоны не только занимают значительные площади, но и выделяют опасный для здоровья свалочный газ. Из общего объема ТКБО всего около 3% перерабатывается,– около 1% сжигается, около 0.3% компостируется. Полезное использование и безопасная переработка отходов позволит России не только снизить загрязнение окружающей среды, но и использовать более дешевое (по сравнению с ископаемым) топливо во многих отраслях экономики: одна тонна ТКБО позволяет получить до 300 литров горючего. Ежегодно накапливаемые бытовые и сельскохозяйственные отходы (около 300 млн тонн сухой массы) могут служить источником производства 90 млрд м3 газа[2].

Автономная генерация в России сегодня экономически оправдана и имеет большой потенциал для дальнейшего развития на территориях с изолированной энергосистемой. Этот вектор развития потребует развития и наращивания отечественных компетенций в этой сфере и одновременно открывает широкие возможности для выхода на внешние рынки со схожими условиями (экспорта технологий, оборудования и услуг для ВИЭ-генерации). Кроме того, расширение использования ВИЭ будет способствовать выполнению международных обязательств России по ограничению выбросов парниковых газов.

В Основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергии на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2024 года (утв. Распоряжением Правительства РФ от 8 января 2009 г. № 1-р) определены цели развития возобновляемой энергетики в России, к которым относится:

  • повышение энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования ВИЭ, необходимое для надежного, устойчивого и долгосрочного энергообеспечения экономического развития РФ;
  • вовлечение инновационных наукоемких технологий и оборудования в энергетическую сферу;
  • развитие локального производства высокотехнологичного генерирующего и вспомогательного оборудования.

Правительством РФ установлены целевые показатели по локализации производства компонентов оборудования для установок ВИЭ по видам, обязательные для выполнения при получении квалификации на рынке электроэнергии (мощности).

Механизм поддержки ВИЭ на рынке электроэнергии включает:

  • установление целевых показателей развития ВИЭ по видам до 2024 г.;
  • обязательную квалификацию генерирующих объектов ВИЭ для участия на рынке электроэнергии;
  • торговлю мощностью объектов ВИЭ на оптовом рынке в рамках целевых показателей развития ВИЭ по видам при установленных предельных величинах капитальных затрат на возведение 1 кВт установленной мощности объекта ВИЭ по видам;
  • учет в составе предельных капитальных затрат возврата на вложенный капитал и изменение курса валют в России;
  • обязательность для сетевых организаций покупки электроэнергии (мощности) у объектов ВИЭ в размере пяти процентов от потерь;
  • компенсация до 50% стоимости технологического присоединения к электрическим сетям объектов ВИЭ.

Благодаря этим мерам поддержки к 2022 году в России сложится новый высокотехнологичный сегмент ТЭК – возобновляемая энергетика, что будет способствовать повышению экономической эффективности генерации на ВИЭ благодаря эффекту масштаба, а также появлению и развитию научных школ и инжиниринговых центров.

Международный опыт интеграции в сфере энергетики

Основными приоритетами региональных интеграционных объединений в энергетике является создание Комиссии сотрудничества по охране окружающей среды в рамках Северо-Американского соглашения о свободной торговле (НАФТА), общих рынков (нефти, нефтепродуктов, природного газа и электроэнергии) Евразийского экономического союза (ЕАЭС), формирование общей энергетическое политики в Европейском союзе (ЕС). Эти инициативы позволяют решать проблемы надежности и бесперебойности энергообеспечения, расширять экспортные возможности и транзитный потенциал, повышать устойчивость энергетической отрасли как к внешним, так и внутренним воздействиям. Достижение поставленных приоритетов требует не только углубления интеграционного сотрудничества и координации усилий на решении поставленных задач, но и учет интересов всех стран-участниц интеграционных объединений.

Наиболее развитые интеграционные процессы, в т.ч. в сфере «зеленой энергетики», можно отметить в ЕС. Несмотря на многолетнее интеграционное сотрудничество в энергетике, решение о формировании общей энергетической политики, обязательной для исполнения было принято только в 2005 году и закреплено в Лиссабонском соглашении 2007. Для взаимодействия в сфере атомной энергии еще в 1957 году была создана специальная организация – Евроатом, который выпускает директивы, обязательные для исполнения всеми странами-членами.

Пакет документов, получивший название «Чистая энергия для всех европейцев» был принят в 2016 году. Основной целью директив, технических стандартов, кодексов лучших практик и других документов, входящих в этот пакет, является смягчение социальных и экономических рисков перехода к «чистой» энергетике, достижение мирового лидерства в сфере ВИЭ и справедливых цен на энергию для всех категорий потребителей. Среди принятых документов можно отметить третий энергетический пакет ЕС (сентябрь 2009 г.); рамочную политику ЕС в области климата и энергетики до 2030 года (октябрь 2014 г.); рамочную стратегию устойчивого Энергетического союза (февраль 2015 г.); Пакет документов по энергетической безопасности (февраль 2016 г.) и др.

Мощные процессы урбанизации, разворачивающиеся в странах АСЕАН, меняют паттерны производства и потребления энергии, а также имеют значимые последствия для энергетической инфраструктуры. Эксперты прогнозируют, что к 2050 году в городах будет жить 65% населения региона, а темпы роста экономики в ближайшие годы составят 5,2%. Кроме того, последствия изменения климата окажут значительное воздействие на АСЕАН и доминирующее там сельскохозяйственное производство. Именно поэтому, Ассоциация разработала ряд инициатив по предупреждению и минимизации последствий изменения климата, одним из компонентов которых является управление торфяниками. Необходимость снижения выбросов парниковых газов от горящих торфяников привела к подписанию Соглашения АСЕАН о трансграничном дымовом загрязнении (ASEAN Agreement on Transboundary Haze Pollution). Более широкий стратегический документ Ассоциации – Видение 2020 (ASEAN’s Vision 2020) – созвучен Целям устойчивого развития ООН. Шесть стран АСЕАН являются участниками межгосударственного Глобального института зеленого роста (Global Green Growth Institute — GGGI): Камбоджа, Индонезия, Лао, Филиппины, Таиланд и Вьетнам.  Также в деятельности Института принимают участие страны из других регионов мира, которые являются членами (Австралия, Дания, Мексика, Норвегия и др.) и партнерами (КНР, Индия и др.) этой международной организации.

Переговоры о формировании энергетического союза в рамках НАФТА шли еще в 1980х годах до подписания Канадско-американского соглашения о свободной торговле в 1988 году. Однако в итоговом соглашении вопросы энергетики не были отражены. В 1993 году было подписано Северо-Американское соглашение о сотрудничестве по охране окружающей среды (North-American Agreement on Environmental Cooperation). После вступления в силу годом позже, для реализации Соглашения была создана межгосударственная организация — Комиссия сотрудничества по охране окружающей среды (Commission for Environmental Cooperation). Мандат комиссии охватывает проблематику изменения климата, формирования «зеленой» экономики, загрязнения окружающей среды и др. В рамках мероприятий по формированию «зеленой» экономики Комиссия реализует инициативы в сфере стандартизации, переработки отходов, сокращения выбросов на транспорте, строительства и сертификации «зеленых» зданий и сооружений и др. При содействии Комиссии была организована грантовая программа поддержки местных проектов по охране окружающей среды (North American Partnership for Environmental Community Action).

В 2017 году переговоры стран НАФТА по сотрудничеству в энергетике были возобновлены. С учетом политики Администрации Президента США Д. Трампа обсуждаются исключительно вопросы торговли углеводородами. Новые приоритетные условия для нефти и газа могут ограничить развитие ВИЭ, даже с учетом их растущей экономической эффективности и конкурентоспособности  по сравнению с ископаемыми видами топлива. Уже сегодня себестоимость электроэнергии, произведенной на солнечных электростанциях в Мексике и некоторых районах США (например, в Калифорнии) ниже, чем на ископаемых видах топлива.

Перспективы интеграции в энергетической сфере

Скоординированные действия по переходу к «зеленому» росту и «чистой» энергетике предпринимаются интеграционными объединениями и странами по всему миру. К ним можно отнести меры по снижению энергоемкости экономики, снижение негативного воздействия энергетики на окружающую среду и климат, развитие возобновляемых источников энергии, стимулирование технологий «замкнутого цикла» в промышленности (включая комплексное управление отходами).

Все эти вопросы актуальны для России, в связи с высокой энергоёмкостью ВВП страны, потребностью в улучшении экологической ситуации (особенно в крупных промышленных центрах) и политическим курсом на модернизацию и инновационное развитие. Страны-члены ЕАЭС также выделяют энергетику как приоритетное направление интеграции, однако в «Договоре о Евразийском экономическом союзе» сотрудничество в энергетике, в основном, ограничено созданием общих рынков электроэнергии, нефти и нефтепродуктов, газа. Кроме того, полномочия Евразийской экономической комиссии в этой сфере весьма ограничены, что затрудняет своевременное согласование новых перспективных инициатив.

Сегодня необходимо согласовать изменения в «Договор о Евразийском экономическом союзе» с целью включения в него вопросов повышения энергоэффективности, сотрудничества в возобновляемой и атомной энергетике. Во всех государствах-членах имеются национальные программы по повышению энергоэффективности и развитию ВИЭ и положительный опыт их внедрения, что делает возможным обмен технологиями и оборудованием, поддержку производителей и обучение кадров на уровне ЕАЭС.

Примечания:

[1] Указ Президента Российской Федерации от 4 июня 2008 г. № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики».

[2] Проскурякова Л.Н., Ермоленко Г.В. Возобновляемая энергетика 2030: глобальные вызовы и долгосрочные тенденции инновационного развития. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017.

* Первопубликация в: Перспективы Евразии. Ежеквартальное приложение к «Евразийской Панораме». Ноябрь 2018. М.: НИУ ВШЭ. №2. Ноябрь 2018. — 30 с.

Статья написана в рамках комплексного исследовательского проекта НИУ ВШЭ для Правительства России «Анализ перспективных направлений развития евразийской интеграции с учетом стратегических задач социально-экономического развития Российской Федерации и задач российского председательства в ЕАЭС в 2018 году».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *