Итоги саммита в Астане: полномочия генсека ОДКБ могут быть расширены

_ Денис Бердаков, член экспертного совета по укреплению национального единства и религиозной политики при президенте Кыргызской Республики. Беседовал Евгений ПогребнякДжалал-Абад.  13 ноября 2018 г. 

В свете усиления угрозы прорыва террористов в страны Центральной Азии все большую значимость для обеспечения безопасности в Евразии приобретает ОДКБ. 8 ноября в Астане состоялся очередной саммит данной организации. На нем обсуждался вопрос назначения нового генерального секретаря, которым, скорее всего, станет представитель Беларуси. Кроме того, были сформулированы приоритетные направления развития ОДКБ в период председательства Кыргызстана в 2019 г. станет председателем ОДКБ. в интервью «Евразия.Эксперт» подвел итоги саммита ОДКБ в Астане и прокомментировал видение будущего организации со стороны Кыргызстана.

— Денис Михайлович, каковы основные итоги астанинского саммита ОДКБ?

— Главное – это, конечно же, расширение правовой базы. Было подписано более десятка протоколов, принято решение по коллективным силам оперативного реагирования (КСОР), проработаны вопросы командно-штабного уровня. Все эти документы нужные, не очень понятно, почему ранее их не приняли сразу пакетом, а вместо этого каждый год вносят дополнения. Здесь уровень интеграции явно недостаточен, даже если говорить о чисто военной составляющей ОДКБ.

Было подписано коллективное решение о правовом оформлении статуса наблюдателей и партнеров организации. ОДКБ явно хочет получить насколько государств в наблюдатели и партнеры, например, Узбекистан.

Возможно, им будут предоставлены скидки на российское вооружение, подготовку военных кадров в России.

Также в очередной раз была поднята проблема формирования единого списка и реестра организаций, признанных экстремистками и террористическими во всех странах ОДКБ. Я думаю, что пока это невозможно, поскольку есть серьезные разногласия по этому списку. Во-первых, сами организации называются по-разному, т.е. юридически это разные организации. Например, в Кыргызстане запрещен Курдских конгресс, а в России нет, соответственно, возникают юридические сложности. Проблема в том, что, если признание в одной стране какой-либо организации террористической автоматически распространять на остальные страны ОДКБ, тогда все будут вносить в этот список тех, кого им удобно. И не факт, что другие страны будут это признавать, это вопрос геополитики.

— Почему страны ОДКБ пока не определились с кандидатурой нового генерального секретаря организации?

— Сейчас исполняющим обязанности главы организации является Валерий Семериков, на самом совещании продолжились закулисные дискуссии, которые шли между первыми лицами стран ОДКБ в последние месяцы. Суть конфликта в том, что Никол Пашинян настаивает на замене Юрия Хачатурова (представителя от Армении) на Вагаршака Арутюняна.

В принципе, у Еревана есть еще полтора года в рамках мандата, и Пашиняну бы хотелось, чтобы человек от Армении, которому он доверяет, пробыл эти полтора года в должности главы ОДКБ. С одной стороны, это срок небольшой и понятно, что, пока новый человек вникнет в курс дела, уже придет время для передачи полномочий Беларуси.

Лидеры Беларуси, Казахстана и России выступили за назначение белоруса новым генсеком и, скорее всего, в декабре он будет утвержден. Но сейчас, пока есть конфликт, который показывает всю внутреннюю проблематичность самого ОДКБ, организация является скорее консультационно-дипломатической, где все важные решения принимаются коллегиально.

Генсек скрепляет организацию, но не имеет рычагов управления войсками в других странах. Все ключевые переговоры идут по линии или военных министерств, или президентов.

Почему тогда в целом у Армении такое сильное желание занять этот пост? Во-первых, это вопрос престижа. Плюс в декабре будут приняты поправки в устав ОДКБ. Скорее всего, речь идет о передаче более широких полномочий генеральному секретарю этой организации и о том, чтобы решения о принятии новых членов или наблюдателей принимались большинством, а не консенсусом. Консенсус губит много инициатив, хотя именно благодаря ему организация существует в нынешнем виде.

— Кыргызстан в 2019 г. примет председательство в ОДКБ. На что следует обратить особое внимание в приоритетах председательства, сформулированных президентом Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым?

— Выступление Жээнбекова на заседании ОДКБ было системным, это было одно из лучших выступлений президента Кыргызстана в рамках этой организации. Хорошо прописаны были тезисы его выступления, они затрагивают многие вопросы, в том числе такие важные, как незаконных оборот наркотиков, нелегальная миграция, преступления, в том числе в киберпространстве.

Экономика ЕАЭС движется в сторону цифровизации, и необходимо сохранить конкурентоспособность в рамках всей Евразии. Поэтому вопросы цифровой безопасности, кибер-безопасности, программных продуктов, социальных сетей выходят на первый план. Если хакеры взломают важные инфраструктурные объекты, то могут произойти техногенные катастрофы и убытки на десятки миллиардов долларов.

Мандат ОДКБ должен расширяться в том числе и в киберпространстве, и это будет сделать крайне непросто, так как у всех разное законодательство.

Также Жээнбеков отметил, что необходимо создавать стратегические запасы на случай экстренных ситуаций. Хотя конфликты в горячей фазе маловероятны, например, на территории Кыргызстана, неплохо было бы иметь здесь какие-нибудь базы, точки подлета, запасы вооружения, которые не всегда можно оперативно доставить. Как показала война в Сирии, пока в течении несколько недель идет переброска военной техники, несколько городов уже могут быть захваченных экстремистами, а без тяжелой техники не всегда возможно оттуда их быстро выбить.

Четко прослеживается интерес Кыргызстана в сфере военно-экономического и военно-технического сотрудничества, в развитии взаимодействия предприятий оборонной промышленности, создании сервисных центров для ремонта и обслуживания вооружений. Техники в Кыргызстане немного, она нуждается в ремонте. Есть надежда получить российские госзаказы для патронного завода в Бишкеке. Но в России был принят закон, по которому производство каких-либо вооружений за пределами РФ не будет осуществляться с точки зрения обеспечения национальной безопасности, чтобы не повторилась история с Украиной, когда были разорваны связи между предприятиями, наиболее болезненным было прекращение поставок двигателей для вертолетов. 

— Как в Кыргызстане видят стратегические перспективы развития ОДКБ?

— ОДКБ, как и ЕАЭС, должен организационно усиливаться. И если ЕАЭС удалось хотя бы запустить Евразийскую экономическую комиссию, которая действительно работает, то ОДКБ, на мой взгляд, не хватает политической воли для интеграции. В настоящее время суверенные страны сотрудничают в сферах обучения военнослужащих, закупки военной техники, согласования планов и проведения антитеррористических и антитеррористических мероприятий ровно настолько, насколько это выгодно национальным элитам в этих странах.

— В начале ноября директор ФСБ Александр Бортников заявил о росте угрозы вооруженного прорыва боевиков из Афганистана в Центральную Азию. Что должны предпринять страны ОДКБ, реагируя на подобные вызовы?

— Во-первых, кто будет прорываться? Это явно будут не коренные жители Афганистана и не представители «Талибана» (организация запрещена в России – прим. «Е.Э»). Если до этого дойдет, это будут группы международных боевиков всех национальностей, выдавленных в Афганистан. У них там есть несколько крупных баз, по разным оценкам численность террористов составляет от несколько сотен до нескольких тысяч.

Теоретически возможно, что они пойдут в атаку через северные провинции Афганистана на Туркменистан или Таджикистан. Но сил российских военных баз в Таджикистане и базы ОДКБ в Канте под Бишкеком хватает, чтобы в целом сделать эту атаку менее массированной.

Понятно, что десятки и даже сотни боевиков могут проникнуть по отдельности, но в целом для безопасности Таджикистана и Кыргызстана сильной угрозы нет, при условии, что экстремистам не будет оказана поддержка изнутри этих стран.

То есть Баткенские события 1999 г. уже не смогут повториться, есть авиация, есть спутниковое наблюдение, их засекут, и крупные отряды быстро ликвидируют, с остальным справится спецназ, который в помощь может быстро в рамках ОДКБ перебросить Россия и, возможно, Казахстан. Это уже не будет затяжной на несколько месяцев военный конфликт, максимум на несколько недель спецопераций.

Вся значимая угроза кроется именно внутри центральноазиатских стран, прежде всего, в Таджикистане и Кыргызстане. Если использовать очередной этно-национальный конфликт или конфликт между элитами стран, только тогда при возникновении серьезной дестабилизации несколько тысяч боевиков из Афганистана могут заварить здесь вторую Сирию, и в результате может запылать вся Ферганская долина.

Если же поддерживать внутренний порядок, то из Афганистана, скорее всего, никто не будет прорываться.

— Одним из вопросов, находившихся на повестке переговоров Кыргызстана и России в сфере безопасности в 2017 г., выступало возможное размещение дополнительной военной базы в республике. Насколько данный вопрос актуален на текущий момент и в долгосрочной перспективе?

— Разговоры об этом давно идут. Насколько я понимаю, в самой России нет единой точки зрения по этому вопросу. Если создавать вторую военную базу, то или в Ошской, или в Баткенской области (юг республики). Это будет не летная база, ресурсов Канта для отражения потенциальных угроз вполне достаточно. База, скорее всего, будет (как планировалось) обучающим центром для пограничников и для размещения наземного контингента.

Однако у идеи нет финального завершения. Различные ведомства и группы влияния в самой России выступают за и против открытия этой базы, так как объект и военнослужащие могут быть заложниками в любом конфликте, и непонятно, что должна делать база, если произойдет межграждаский, межэтнический или внутрирелигиозный конфликт внутри республики. В этом случае она ничем не поможет. Кыргызстан в принципе обозначал возможность того, что база может быть размешена, но пока этот вопрос спорный. Хотя пограничники Кыргызстана и другие силовые ведомства никогда не откажутся от помощи, тем более, если это будет все-таки тренировочный центр.

Источник: http://eurasia.expert/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *