Санкции не страшны для ЕАЭС, если мы будем держаться вместе

_ Алексей Дзермант, научный сотрудник Института философии НАН Белоруссии. Беседовала Лия Ходжоян.Ереван, 24 октября 2018 г. 

Евразийский экономический союз состоялся, но для полноценного успеха внешние игроки и население стран-участниц Союза должны понимать, что ЕАЭС выступает единым блоком. Тем более, что санкционная политика Запада будет продолжаться. 

— Как антироссийские санкции Запада повлияли на деятельность Евразийского экономического союза, и на Белоруссию и Армению в частности?

— По-разному можно оценивать негативный эффект от санкций, но поскольку Россия основной локомотив ЕАЭС и санкции были направлены против нее, то несколько процентов ВВП они точно забрали. Есть доказанные научные данные, что если у России падает ВВП на несколько процентов, у Белоруссии тоже автоматически происходит спад, потому что Россия наш основной рынок.

Я встречал комментарии и утверждения, что Белоруссия смогла на санкциях заработать. На самом деле это не совсем так. Если происходят кризисные явления на нашем основном рынке (российском), то рынок для нас сужается, снижается стоимость нашей продукции. Поэтому в Белоруссии особых плюсов от санкционной политики не было. Плюс пошел только тогда, когда Россия занялась импортозамещением и когда мы, как в рамках двусторонних отношений, так и в рамках ЕАЭС, начали договариваться о совместной политике в импортозамещении. И вот тогда этот эффект стал положительным, так как мы стали от санкций защищаться, защищать свой рынок и наполнять его своей продукцией вместе.

Думаю, что та же самая модель будет работать и для Армении. Это та ситуация, когда Армения, зная о санкциях, должна лоббировать свою продукцию и своего производителя, учитывая и общую политику в ЕАЭС, и политику импортозамещения.

— Насколько Армения смогла интегрироваться в Евразийский экономический союз и как оценивается ее присутствие со стороны других стран-участниц блока?

— Поскольку формат Союза экономический, то основной эффект мы видим в экономике — наблюдается рост товарооборота Армении с другими участниками. И хотя на первом месте бесспорно была и остается Россия, тем не менее рост наблюдается и по другим направлениям. Кроме того, положительное влияние наблюдается в росте ВВП. Рынок ЕАЭС достаточно большой, поэтому, когда сняты таможенные и другие барьеры в плане торговли, то, естественно, для Армении очень выгодно быть частью такого Союза. Возможно, ожидалось большее, но международная ситуация и кризис, военно-политическая обстановка повлияли на то, что показатели не такие, как все мы ожидали. Но участие в Союзе, особенно небольшим странам, позволило минимизировать последствия этих кризисов и негативных влияний.

— ЕАЭС в этом году подписал временное соглашение с Ираном о зоне свободной торговли. Армения единственная страна Союза, которая граничит с Исламской Республикой. Но мы также знаем, что США готовят новый, довольно серьезный санкционный пакет против этой страны. Приведет ли это к еще большему давлению на Россию и те страны, которые с ней сотрудничают?

— Думаю да, потому что санкционная политика — это стратегия наших конкурентов, которые будут пытаться ограничить торговлю и с Россией, и с Ираном, и с Китаем. Это на сегодняшний день основные игроки, которые представляют для западных оппонентов некую угрозу. Но это неизбежно и надо сконцентрироваться на том, как мы будем на это отвечать.

Действительно, Армения может получить серьезные выгоды из торгово-экономического сотрудничества с Ираном. У него достаточно мощная экономика, Иран нуждается во многих товарах, и для Армении это естественный торговый партнер. Но чтобы избежать негативного эффекта санкций, которые наверняка коснутся и армянских предприятий, нужна своя опора. Прежде всего — это наш ЕАЭС, так как сдерживать давление санкций лучше вместе, с опорой на евразийский рынок.

Уверен, что санкции не страшны, если мы будем держаться вместе, плюс еще и Китай. Но для этого надо работать, в первую очередь, вырабатывать политику, чтобы эти новые санкции не были чувствительными. Смотреть, какие технологии или продукцию они нам запрещают поставлять и сделать всё, чтобы не зависеть от тех, кто вводит санкции.

Нам надо понять, что Запад будет давить на тех, кто будет сотрудничать с Ираном, и этого не избежать. Не надо лезть на рожон, но продумывать стратегию необходимо.

— ЕАЭС — это, в первую очередь, экономический союз, но от политики никуда не деться и она играет не последнюю роль в нашем интеграционном объединении. Насколько политика каждой отдельно взятой страны влияет на сотрудничество внутри Союза, и как это воспринимается со стороны внешних игроков?

— На мой взгляд, формат внешнеполитической кооперации, выработки единой позиции по внешнеполитической повестке у нас пока отстает. Известна позиция Казахстана, который говорит, что прежде всего — экономика, а политику или внешнюю политику надо оставить за скобками. Например, для Белоруссии политическое и внешнеполитическое сотрудничество не проблема, так как у нас есть формат союзного государства с Россией, где политическая интеграция продвинута гораздо дальше, чем у России с Казахстаном или Арменией. Мне кажется, что к этому надо стремиться пока в двустороннем формате каждой из стран-участниц ЕАЭС, и я думаю, что у Армении здесь могут быть очень серьезные подвижки.

Но для того, чтобы быть устойчивыми, так как санкции неизбежны и они будут продолжать наступать, рано или поздно, мы должны прийти к координации наших внешних политик, чтобы исключить несогласованность в действиях. И внешние игроки и населения наших стран должны понимать, что мы выступаем единым блоком.

В принципе, элементы этого уже есть: мы видим, кто поддерживает Россию в ООН и как каждая из стран ЕАЭС ориентируется на политику Москвы. И хотя она не всегда совпадает из-за национальных интересов, но все равно эта координация есть. Вопрос в том, что ее надо институционализировать, нужно, чтобы были инструменты согласования и координации. Вот именно к этому мы и должны стремиться.

— В последнее время можно услышать о том, что Азербайджан взял курс на ЕАЭС, хотя официального подтверждения нет. Тем не менее, известно, что как Белоруссия, так и Казахстан находятся в очень тесных отношениях с Баку, а в отдельных случаях поддерживают его позицию. Будут ли эти страны лоббировать вступление Азербайджана в ЕАЭС в ближайшей перспективе?

— Думаю, что пока все это лишь зондаж почвы и не вижу реальных перспектив, что это нечто большее, чем просто разговоры. Ну, во-первых, потому, что есть проблема урегулирования карабахского конфликта, а это затянутый узел и без его решения ни о каком участии Азербайджана в ОДКБ или ЕАЭС речи быть не может. И нет никаких предпосылок к тому, что позиция Баку по карабахской тематике изменилась. Поэтому я не рассматриваю это как реалистичную перспективу, потому что Азербайджан опирается на другие страны в вопросах своей геополитики и экономики. И заявления из Баку об этом участии не что иное, как зондаж.

С другой стороны, да, у ряда стран и у той же России существуют особые двусторонние отношения с Азербайджаном, что вкладывается в ту логику, что Москва и некоторые ее союзники — Белоруссия, Казахстан — участвуют в некой «игре» поддержания баланса сил, чтобы ни одна из сторон не могла серьезно угрожать другой. И очень часто мы следуем в фарватере этой политики. Если произойдут какие-то серьезные изменения в регионе Южного Кавказа, то нужно будет что-то менять. Но на сегодняшний день — это единственно возможный подход, который позволяет сохранять мир. А это самое главное.

— Какой у Вас прогноз по ситуации вокруг замены генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова? Пока еще неизвестно, Армения сохранит этот пост за собой или нет. Хотя все чаще можно услышать, что пост перейдет к Белоруссии.

— Понятно, что вся эта ситуация была вызвана внутриполитическими изменениями в Армении и понятны мотивы, которые привели к тому, что мы сейчас имеем. Единственное, что хотелось бы отметить, это то, что если какое-то лицо становится руководителем наднациональной организации, видимо, другие механизмы в отношении него были необходимы. Скорее всего, должно было быть предварительное согласование со странами-участниками ОДКБ, и если Армению данный человек чем-то не устраивал, все нужно было делать несколько иначе.

Трудно представить, что подобное могло произойти с генсеком НАТО — там выстроен немного другой механизм и, быть, может, в чём-то нужно ориентироваться на такой пример, который позволяет найти решения внутри, не вынося сор из избы, так как от этого страдает имидж организации. Надеюсь, что в будущем нам удастся избегать таких ситуаций.

Я, конечно, не берусь прогнозировать развязку этой истории, так как есть вероятность того, что Хачатуров может сохранить пост. Это все зависит от тех договоренностей, которых удастся достичь новому руководству Армении со странами ОДКБ и, в первую очередь, с Россией. Но я могу однозначно сказать, что все страны, в том числе и Белоруссия, не заинтересованы в том, чтобы такие скандалы бросали тень на имидж организации и уверены, что если возникают какие-то вопросы, то они должны решаться в другом формате, можно даже и в кулуарных переговорах.

— И тем не менее — сохранит Армения пост генсека ОДКБ?

— Думаю, что все-таки пост этот будет потерян и руководство перейдет к другой стране.

Источник: EADaily

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *