Евразийство от первого лица

_ Андрей Татарчук. Рига, 8 октября 2018 г.

Россия не будет реставрировать СCCР

В Москве открылась международная школа евразийской интеграции «Евразийский экономический союз: формируя контуры будущего». Андрей Татарчук погрузился в «школьный интенсив» с целями понять выгоды от развития ЕАЭС для рынка с населением 180 млн человек и для рынка ЕС, и какие ошибки единой Европы видят наши евразийские соседи.
«Были штампы, что проект Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — «проект Кремля, идея реставрации Советского Союза». Понятно, что такие штампы не имеют ничего общего с действительностью», — заявил председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян.

«На заседании ОБСЕ в Вене со стороны Европейского союза сделано заявление, что в ЕС признают экономическое объединение пяти стран ЕАЭС, но не готовы к объединению. На техническом уровне запускается диалог, приезжали представители ЕС по вопросам технического регулирования. У нас хороший диалог с бизнес-ассоциациями ЕС», — добавил он.

Почему ЕАЭС — не СССР

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), ранее — председатель Банка Армении в 1998-2008 годах и премьер-министр в 2008-2014 годах, открыл в Москве международную школу евразийской интеграции. В Москве — потому что именно Россия сейчас возглавляет экономический блок пяти стран — России, Казахстана, Беларуси, Армении и Киргизстана — а будущие встречи пройдут в Армении.

По словам Саркисяна, транснациональный союз ЕАЭС, созданный на фундаменте открытого в 2010 году единого Таможенного союза, укрепляется, что показывает рост всех показателей. Главное, от укрепления евразийского партнерства в таком формате выигрывают все государства-участники в равной степени. Или почти равной, но без дискриминации.

В международной школе Евразийской интеграции — 30 студентов, включая автора этого материала. Научные работники со степенями докторов и кандидатов, политологи, юристы, российский таможенник, сотрудница посольства РФ в Сербии и молодые предприниматели представляют пять стран-членов ЕАЭС.

На курсах в московской школе мне интереснее всего, в чем модели развития ЕС и ЕАЭС совпадают, а в чем у нас сразу обозначились глубокие и принципиальные расхождения.

В Евразийской экономической комиссии подчеркивают: союз пяти стран не является планом реставрации СССР. Напротив, ЕАЭС во многом является копией союза, родившегося на руинах послевоенной Европы по американскому плану Маршалла.

Тогда Франция и Германия нашли в себе силы забыть разногласия, создав Европейский союз угля и стали, который вырос в огромную централизованную структуру с головными офисами в Брюсселе, Страсбурге и Люксембурге.

Ни одна свеча не горит вечно

Как говорится в сербской поговорке, ни одна свеча не горит до рассвета. Чересчур громоздкий и бюрократизированный ЕС сегодня уязвим для системных внутренних вызовов, как миграционный кризис, осложнивший отношения Еврокомиссии с Венгрией, а он принесет еще много вызовов, включая терроризм.

Это также Брекзит с последствием в 2021 году в виде сокращения размеров субсидирований еврофондов, что особенно болезненно для таких государств, как Латвия. Это усиление внутреннего сепаратизма, как референдум в Каталонии, это растущие правые настроения в Италии, Польше, Германии и т.д. И да, конечно, Европа двух скоростей сегодня — это очевидный факт.

«У нас нет агрессивного маркетинга ЕС и еврозоны, когда туда зазывали страны Центральной и Восточной Европы. Принятие консенсуса достаточно сложно даже для пяти стран. Хотя мы не отвергаем дальнейшее расширение — но это не приоритетная цель», — добавила она.
«Мы постарались избежать этих ошибок Европейского союза, которые закладывались изначально. Часто нам задают вопрос — кто будет следующей страной в составе ЕАЭС? Мы не заинтересованы в том, чтобы огульно расширяться», — сказала министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Татьяна Валовая.

Отметим три различия блоков ЕС/ЕАЭС. 

Первое — система принятия решений. В ЕС изначально укоренилось взвешенное голосование депутатов фракций Европейского парламента. Причем чем больше население и экономика страны, тем громче ее депутатские голоса, больше еврокомиссаров.

Маленькие страны в такой ситуации скорее зависимы, чем суверенны, равноправие в Европе — это всего лишь миф, в который хочется верить. В ЕАЭС — национальный паритет. То есть по два коллегиальных министра с равными правами голоса от каждой страны. Фактически маленькая Армения де-юре имеет права, сопоставимые с правами России. Может наложить и вето на конкретный бизнес, например.

И накладываются. Новолипецкий металлургический завод продавал в Казахстан продукцию по ценам с надбавкой значительно выше, чем в Россию и другие страны ЕАЭС. Благодаря ЕАК неравенство убрали, ценообразование стало прозрачным.

К слову, единое таможенное законодательство изначально поддержала Украина, вложившая в концепцию евразийства много энергии до 2006 года, когда страну начало накрывать концепциями «майданов». А президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, предложивший идею интеграции постсоветских стран еще в 2000 году, остается ее главным инициатором. Так, таможенный кодекс Казахстана гармонизировали с требованиями унификации евразийства досрочно до 1 января 2018 года.

Ничто не идеально

И тут есть серьезные срывы сроков реализации, попытки национального протекционизма, налоговая дискриминация и прочее. Так, белорусы продавали товары стран-партнеров с НДС 20%, а для белорусских предприятий льготная ставка составляла 10%. Все это также в прошлом, сейчас ведется гармонизация национальных законодательств в рамках субсидирования промтоваров и золота.

Правда, интересно — кто из стран-участников ЕАЭС в большем выигрыше? Мой коллега, доцент Ереванского государственного университета Григор Баласанян отметил, что цены в Армении на внутреннем рынке почти на все товары из стандартной потребительской корзины после открытия единого рынка союза увеличились из-за дефицита продукции на домашнем рынке — импорт скачкообразно вырос, сами армяне погорячились все продать оптом.

Пять стран, входящие в экономический союз, решили, что его законы — транснациональные приоритеты, находящиеся выше государственных и регулируемые такими организациями, как Евразийская экономическая комиссия.

Ведется выравнивание товарных рынков, выравниваются экспортные пошлины — практически на все они равны во всех пяти странах, выровнен рынок фармацевтики, выравнивается рынок алкогольной и табачной продукции.

Голоса равны, рынки унифицируются

«Экономика ЕАЭС — российские 80% ВВП и более, и это также большая часть населения из России. Но мы поменяли подходы — у нас все страны равны. Любые решения принимают без учета, скажем, голосов граждан Российской Федерации: мы вынесены над государствами как наднациональный орган. Наверное, мы потому получили доверие от Армении и Киргизии, что там поняли, что они могут при малых размерах экономики влиять на общие решения с участием большой России, создающие выгоду на общем рынке», — сказала коллегиальный министр ЕЭК Татьяна Валовая.

Второе отличие — в ЕАЭС не говорят о едином монетарном блоке и унифицированной транснациональной валюте, как евро — на которое, впрочем, в ЕС перешли также не все страны, однако мейнстрим республик Балтии сделал все возможное для отказа от национальных валют. В случае евразийского проекта основное — сохранение макроэкономической стабильности с целью создания единого финансового рынка в 2025 году. Тогда, условно говоря, банк с юрадресом в Бишкеке или Актау получит право работать по профилю в Москве, Ереване и т.д.

И третье — ЕАЭС ограничивает себя экономикой, избегая превращения в геополитический блок. По словам Татьяны Валовой, для реализации масштабных политических амбиций существуют СНГ и двухсторонние отношения. Далее, у России сейчас есть сложности с западными политиками, представителями ЕС, а у белорусской власти — нет. Хотя, как заметила министр, до 2014 года европейские политики имели претензии и санкции к Минску.

«Мы со стороны ЕАЭС говорим со структурами ЕС… Но пока это недостаточно эффективный диалог, есть соответствующая политическая установка у наших западных партнеров», — отметила коллегиальный министр ЕЭК.

Индикатор отношений Могерини

«В 2012 году Европейская комиссия назвала невозможным сотрудничество с Белоруссией из-за проблем с правами человека. В 2015 году на предложение двухстороннего сотрудничества уже нам говорят, что открытый диалог невозможен после Крыма и Украины.
Подождать ли еще 20 лет? Федерика Могерини (верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности в Комиссии Юнкера — прим. авт.) от нас просто… бегает. Состав Европейской комиссии, впрочем, вскоре должен смениться — и у нас есть надежда на начало конструктивного делового партнерства между ЕАЭС и ЕС».

Как заявил на открытии международной школы Евразийской интеграции председатель ЕЭК Тигран Саркисян, в текущем году более 50% продукции стран ЕАЭС реализуется внутри этого блока. В 2017 году взаимная внешняя торговля стран союза выросла на 25%, доля несырьевых товаров — на 66%. Объем торговли между странами увеличился в среднем на 30%.

Единая сертификация, единый рынок труда, общее пенсионное пространство и миграционная политика, единый рынок дорогих изделий. Так, после введения унифицированной маркировки меховых изделий розничные продажи шуб выросли в 12 раз, то есть серый рынок пушнины был разрушен.

Общая союзная типология

«Для реализации повестки в договоре ЕАЭС к 2025 году должны обеспечить максимально прозрачность перемещения людей и товаров. В 2019 году будет открыт общий рынок электроэнергии, летом следующего года. К 2025 году будет открыт общий рынок нефти, нефтепродуктов и газа, финансовый рынок и рынок транспортных услуг. Дальнейшее зависит от современных мировых трендов», — заявил Тигран Саркисян.

Интересный проект — наверное, столько же энтузиазма было в прототипе Европейского союза в пятидесятых годах ХХ века. Тогда газета «Правда», основной орган идеологической пропаганды СССР, заклеймила ЕС «продажной девкой американского империализма», как вспомнила Татьяна Валовая.

И лишь в 1988 году ЕС и СССР подписали договор о сотрудничестве. Качели сейчас качнулись в другую сторону, где ЕС занимает место громоздкого и проблемного Советского Союза — это, конечно, не зеркальный тренд, и не хотелось бы, чтобы Европейский союз оказался колоссом на глиняных ногах.

Источник: baltnews.lv

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *